я эту жизнь передам ему а он пускай передаст другому текст

Конечно не верится, но у Сергея Чигракова в 2021 г. был юбилей! Легендарному российскому музыканту исполнилось 60 лет. К такой знаменательной дате у «Чиж и Ко» вышла необычная работа. Это совместное творчество с Павлом Пиковским. Заглавную песню альбома мы сегодня разберем.

5383

Общая информация по исполнению

Чтобы сыграть трек, нужно знать следующие базовые сведения:

«Передай другому» бой

Бой похож на упрощенное кантри. Рассмотрим его первую часть:

Далее следует отрывок со сменой направлений ударов.

Целиком строка будет выглядеть так.

Последний куплет «Тихо-тихо идут часы…» сыграем следующим образом:

Аккорды и текст песни «Передай другому»

Жизнь колоды крапленых карт

Не подменишь ее, не сдвинешь

Начинаясь, кричит она старт

Но придет все равно на финиш

Вот такие дела, мой друг

То ли спим, то ли впали в кому

Если ты пробежал свой круг

То не жмись, передай другому

Неба лестницы этажи

Мораторий, табу и вето

А в итоге вся эта жизнь

Лишь спортивная эстафета

Труд с опасностью сопряжен

Чтобы счастье не приедалось

Всенародный любимец Джон

В этот раз не покинет Даллас

Джаз умолкнет, затихнет блюз

Ты рехнуться, я тоже двинусь

Но в итоге июльский блюз

Превратится в январский минус

Вдохновленный трудом Петра

И прозрев, как апостол Павел

Я подумал, что жизнь игра

Только в ней не бывает правил

Тихо-тихо идут часы

Осень балует нас не редко

А на весах подрастает сын

И он вот-вот перевесит предка

Он пока еще любит скул

И подобен ночному грому

Я эту жизнь передам ему

А он ее передаст другому

Я эту жизнь передам ему

А он пускай передаст другому

Я эту жизнь передам ему

А он пускай передаст другому

Надеемся, что вам понравился разбор композиции «Передай другому» группы «Чиж и Ко». Будем рады вашим комментариям, распространению статьи в социальных сетях. Добавляйте страницу в закладки!

Также предлагаем посмотреть видеоразбор на гитаре композиции «Передай другому».

С разбором игры на гитаре других композиций группы «Чиж и Ко» можно ознакомиться у нас на сайте:

Источник

Сплин – Передайте это Гарри Поттеру, если вдруг его встретите

Слушать Сплин – Передайте это Гарри Поттеру, если вдруг его встретите

Текст Сплин – Передайте это Гарри Поттеру, если вдруг его встретите

Передайте это Гарри Поттеру
Если вдруг его встретите

Гарри, привет, как дела, приятель
Надеюсь, что ты там ещё не спятил
Низкий поклон от всей нашей братии
С этих глухих болот

Нас окружают сплошные маглы
И рожи у них такие злые и наглые
А ты, как всегда торчишь в своей Англии
На остальное задвинув болт

Гарри, скорей прилетай, ты нужен
А то нерушимый совсем разрушен
Из всех проплешин, из всех проушин
Они выкачивают нефть и газ

По воле Бога и согласно плану
Скоро нас всех поведут на плаху
Ты захвати волшебную палку
Чтобы двинуть им между глаз

Гарри, всё это не очень нормально
Жизнь, как качели — то вира, то майна
Так что дружище, биткоины майня —
Не забывай про нас

Не забывай, почувствуй, волшебник
То, как на шею давит ошейник
Не забывай нас — ты слышишь, отшельник
Иногда покидай Парнас

Гарри, я знаю, что ты услышишь
В наши края навостряя лыжи
Как мы зовём тебя здесь, ведь ты же
Возьмёшь в Duty Free Single Malt

Хоть на метле или там, трамваем
Дуй к нам сюда, мы тут ходим краем
Под тем, чьё имя мы даже не называем
Хотя, это — Voldemort

Гарри, трибуны пусты, как видишь
Фанаты уже не поднимут кипиш
Никто теперь не играет в Quidditch
Мы тут выперли все почти

Маглы совсем охренели, Гарри
Мир почернел от дыма и гари
Если б ты видел все эти хари
Ты бы разбил очки

Гарри, всё это не очень нормально
Жизнь, как качели — то вира, то майна
Так что дружище, биткоины майня —
Не забывай про нас

Не забывай, почувствуй, волшебник
То, как на шею давит ошейник
Не забывай нас — ты слышишь, отшельник
Иногда покидай Парнас

Гарри, прощаюсь с тобой на этом
Как же сказать, как поэт с поэтом
Позволь мне закончить одним куплетом
Перед тем, как сказать «Adieu»

Вчера шёл король весь крутой и гордый
И мальчик сказал: «Король, ты голый»
Мальчику тут же с ноги проломили голову
И пришили ему статью

Теперь он не пьёт лимонад из бутылки
Теперь он сидит: то в крестах, то в Бутырке
То морщит свой лоб, то чешет в затылке
Но не понимает за что

За что нам всё это — скажи, Поттер Гарри
Сотри с филосовского камня все грани
Попивая пивко, поедая карри
И взирая на мир из-за штор

Гарри, всё это не очень нормально
Жизнь, как качели — то вира, то майна
Так что дружище, биткоины майня —
Не забывай про нас

Не забывай, почувствуй, волшебник
То, как на шею давит ошейник
Не забывай нас — ты слышишь, отшельник
Иногда покидай Парнас

Гарри, всё это не очень нормально
Жизнь, как качели — то вира, то майна
Так что дружище, биткоины майня —
Не забывай про нас

Не забывай, прочувствуй, волшебник
То, как на шею давит ошейник
Не забывай нас — ты слышишь, отшельник
Иногда покидай Парнас

У-у, у-у, у-у
За что нам всё это — скажи, Гарри Поттер
У-у, у-у, у-у
За что нам всё это — скажи, Гарри Поттер

У-у, у-у, у-у
За что нам всё это — скажи, Гарри Поттер
У-у, у-у, у-у
За что нам всё это — скажи, Гарри Поттер

У-у, у-у, у-у
За что нам всё это — скажи, Гарри Поттер

Источник

19 октября

Роняет лес багряный свой убор,
Сребрит мороз увянувшее поле,
Проглянет день как будто поневоле
И скроется за край окружных гор.
Пылай, камин, в моей пустынной келье;
А ты, вино, осенней стужи друг,
Пролей мне в грудь отрадное похмелье,
Минутное забвенье горьких мук.

Печален я: со мною друга нет,
С кем долгую запил бы я разлуку,
Кому бы мог пожать от сердца руку
И пожелать веселых много лет.
Я пью один; вотще воображенье
Вокруг меня товарищей зовет;
Знакомое не слышно приближенье,
И милого душа моя не ждет.

Я пью один, и на брегах Невы
Меня друзья сегодня именуют…
Но многие ль и там из вас пируют?
Еще кого не досчитались вы?
Кто изменил пленительной привычке?
Кого от вас увлек холодный свет?
Чей глас умолк на братской перекличке?
Кто не пришел? Кого меж вами нет?

Он не пришел, кудрявый наш певец,
С огнем в очах, с гитарой сладкогласной:
Под миртами Италии прекрасной
Он тихо спит, и дружеский резец
Не начертал над русскою могилой
Слов несколько на языке родном,
Чтоб некогда нашел привет унылый
Сын севера, бродя в краю чужом.

Сидишь ли ты в кругу своих друзей,
Чужих небес любовник беспокойный?
Иль снова ты проходишь тропик знойный
И вечный лед полунощных морей?
Счастливый путь. С лицейского порога
Ты на корабль перешагнул шутя,
И с той поры в морях твоя дорога,
О волн и бурь любимое дитя!

Ты сохранил в блуждающей судьбе
Прекрасных лет первоначальны нравы:
Лицейский шум, лицейские забавы
Средь бурных волн мечталися тебе;
Ты простирал из-за моря нам руку,
Ты нас одних в младой душе носил
И повторял: «На долгую разлуку
Нас тайный рок, быть может, осудил!»

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он как душа неразделим и вечен —
Неколебим, свободен и беспечен
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина,
И счастие куда б ни повело,
Все те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.

Из края в край преследуем грозой,
Запутанный в сетях судьбы суровой,
Я с трепетом на лоно дружбы новой,
Устав, приник ласкающей главой…
С мольбой моей печальной и мятежной,
С доверчивой надеждой первых лет,
Друзьям иным душой предался нежной;
Но горек был небратский их привет.

И ныне здесь, в забытой сей глуши,
В обители пустынных вьюг и хлада,
Мне сладкая готовилась отрада:
Троих из вас, друзей моей души,
Здесь обнял я. Поэта дом опальный,
О Пущин мой, ты первый посетил;
Ты усладил изгнанья день печальный,
Ты в день его лицея превратил.

Ты, Горчаков, счастливец с первых дней,
Хвала тебе — фортуны блеск холодный
Не изменил души твоей свободной:
Все тот же ты для чести и друзей.
Нам разный путь судьбой назначен строгой;
Ступая в жизнь, мы быстро разошлись:
Но невзначай проселочной дорогой
Мы встретились и братски обнялись.

Когда постиг меня судьбины гнев,
Для всех чужой, как сирота бездомный,
Под бурею главой поник я томной
И ждал тебя, вещун пермесских дев,
И ты пришел, сын лени вдохновенный,
О Дельвиг мой: твой голос пробудил
Сердечный жар, так долго усыпленный,
И бодро я судьбу благословил.

С младенчества дух песен в нас горел,
И дивное волненье мы познали;
С младенчества две музы к нам летали,
И сладок был их лаской наш удел:
Но я любил уже рукоплесканья,
Ты, гордый, пел для муз и для души;
Свой дар как жизнь я тратил без вниманья,
Ты гений свой воспитывал в тиши.

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво:
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты…
Опомнимся — но поздно! и уныло
Глядим назад, следов не видя там.
Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было,
Мой брат родной по музе, по судьбам?

Пора, пора! душевных наших мук
Не стоит мир; оставим заблужденья!
Сокроем жизнь под сень уединенья!
Я жду тебя, мой запоздалый друг —
Приди; огнем волшебного рассказа
Сердечные преданья оживи;
Поговорим о бурных днях Кавказа,
О Шиллере, о славе, о любви.

Пора и мне… пируйте, о друзья!
Предчувствую отрадное свиданье;
Запомните ж поэта предсказанье:
Промчится год, и с вами снова я,
Исполнится завет моих мечтаний;
Промчится год, и я явлюся к вам!
О сколько слез и сколько восклицаний,
И сколько чаш, подъятых к небесам!

И первую полней, друзья, полней!
И всю до дна в честь нашего союза!
Благослови, ликующая муза,
Благослови: да здравствует лицей!
Наставникам, хранившим юность нашу,
Всем честию, и мертвым и живым,
К устам подъяв признательную чашу,
Не помня зла, за благо воздадим.

Полней, полней! и, сердцем возгоря,
Опять до дна, до капли выпивайте!
Но за кого? о други, угадайте…
Ура, наш царь! так! выпьем за царя.
Он человек! им властвует мгновенье.
Он раб молвы, сомнений и страстей;
Простим ему неправое гоненье:
Он взял Париж, он основал лицей.

Пируйте же, пока еще мы тут!
Увы, наш круг час от часу редеет;
Кто в гробе спит, кто, дальный, сиротеет;
Судьба глядит, мы вянем; дни бегут;
Невидимо склоняясь и хладея,
Мы близимся к началу своему…
Кому ж из нас под старость день лицея
Торжествовать придется одному?

Несчастный друг! средь новых поколений
Докучный гость и лишний, и чужой,
Он вспомнит нас и дни соединений,
Закрыв глаза дрожащею рукой…
Пускай же он с отрадой хоть печальной
Тогда сей день за чашей проведет,
Как ныне я, затворник ваш опальный,
Его провел без горя и забот.

Источник

Любовь

Гуляю с ветром под руку,
Вспоминаю былую жизнь.
Внемлю патефонному звуку,
И вновь сумасшедшая мысль.

Всё вроде можно изменить,
Хотя бы попытаться.
И снова страстно полюбить,
И без страха в этом признаться.

Ветер глаза мои нежно целует
И спешит мне на помощь придти.
Природа-мать меня балует,
Счастье для меня пытается найти.

Я молча в парке посижу,
Не буду думать ни о чём.
Тихонько осень разбужу,
И мы уйдём вдвоём.

Как сравнить несравнимое,
Но нужно ж, как-то сказать.
Как объяснить необъяснимое,
Эх, попытаться бы начать.

Ты летишь в подсознанье,
Но боишься упасть.
Ты глядишь в мирозданье,
А оно, как напасть.

С перелётными птицами нам не сравниться,
Чувство страха превыше всего.
Взлетев высоко можно сильно разбиться,
Неуспев осознать ничего.

Вот в этом и есть суть объяснения,
И стоило только начать.
И нет этой сути другого сравнения,
Большего нет смысла желать.

Я виновата за все свои слова,
За все слова, которыми обидела.
Возможно где то пронеслась молва,
О том, что люди вообще то не видели.

Я устраиваю свою жизнь,
Как могу, как хочу, как умею.
Иногда, улетаю в высь,
Иногда, даже думать не смею.

Не шутя, не всерьёз, просто так,
Просто сил ни каких не осталось,
Зажимаю до боли кулак,
И чувствую что за спиной усталость.

Видно люди не могут иначе,
Им всё время есть о чём говорить.
Но меня не волнует тем паче,
Ни мне их попросту судить.

Вот и время от меня убежало,
Не гнала и не сторонилась.
Так хотела но не удержала,
И не заметно к годам прислонилась.

Вроде ещё всё впереди,
Но уже не хватает терпения.
Многое осталось позади,
Там остались лучшие мгновения.

Будущая жизнь стучится в дом,
Неудержимая, серьёзная.
И заглядывая в жизненный проём,
Меня охватывает дрожь морозная.

Не в шутку, даже не всерьёз,
Так больно, сильно зазнобило.
Прошёл по кожице мороз,
Тревогу сердце вновь забило.

Что делать, как остановиться?
Разлуку не сравнить ни с чем.
Возможно ль было оступиться?
Кому я плачусь и зачем?

Иду по тротуарам мокрым,
Конца не видно впереди.
Подуло ветерком холодным,
Но нужно мне конец найти.

Мысли все заблудились
И не знают дорог.
Кому бы вы не молились,
Всегда вас пустят на порог.

Мы часто верим в чудеса,
Обманывая себя сами.
Жизнь неожиданностей полна,
Беспечны птицы лишь над нами.

Мы точно знаем что когда-то,
Судьба расставит сети нам.
Но надо ль думать что тогда-то,
Начнем мы жить по чудесам.

Ведь чудес не бывает вечных,
Оглянись, посмотри вокруг.
Даже слова у песни,
Кончаются милый мой друг.

Как пушинка пролетаю над судьбою,
Словно над счастьем ангелочек.
Это ведь нормально, быть с тобою,
Мой счастливый, нежный островочек.

Ты в птицу крылатую меня превращаешь,
Мне даришь надежду и тепло.
Ты нежно целуешь меня, обнимаешь,
На сердце приятно, легко.

И у крыльев моих скорость ветра,
Меня не остановит ничто.
Я лечу к тебе, как комета,
Ты подставляешь мне свое плечо.

Я над домом нашим тихим пролетаю,
Жмурюсь от тепла и света.
Как снежинка от любви я таю,
И прекрасней счастья нету.

Чтоб не оставалось сомнений,
Не боюсь и не слушаю.
Чтоб не огорчаться от мнений,
Сплю хорошо и кушаю.

Не хочу ни на кого сердиться,
Только думать и мечтать.
Не могу как рыба об лед биться,
Хочу все книги прочитать.

Не прячусь и не теряюсь в догадках,
Просто думаю и молчу.
Никогда не таюсь в загадках,
Не могу да и не хочу.

Но не в этом вся суть и дело,
Просто хочется что-то сказать.
Исписать этот лист белый,
А затем его вам прочитать.

Фейерверки звезд затмили высоту,
В воздухе клубится свежесть.
Карнавал любви, достигнув доброту,
Превратился в неземную нежность.

Проливные зимние дожди,
Кружатся над землею танцуя.
Ты меня на танец пригласи,
Страстно и безудержно целуя.

И симфонией звездной,
Дирижирует луна.
Только ночью поздней,
Правит всем она.

Фейерверки звезд, карнавал любви,
С ливнем и грозой общаюсь.
Я с луной и звездами говорю на «ты»,
И в безоблачное небо превращаюсь.

Дождь мой сон убаюкал,
Я только веки прекрыла.
Меня он нежностью укутал
И я вчерашний день забыла.

Я влюблена в твои приходы,
Не частые, но сильные.
Важнейшая ты часть природы,
Эмоции твои обильные.

Не устаю я удивляться,
Ни в шум, ни в блеск, ни в суету.
С тобой не стыдно обниматься,
Пока желаю и могу.

Ты откровеньем меня утешаешь,
Любишь и ждешь.
Милый дождь, ты меня понимаешь,
Мне веришь и никогда не лжешь.

Если я под тобой засыпаю,
Это узы любви.
Что со мной ты сделал, я не знаю,
Только ты эту связь не рви.

А в окно настойчиво стучит,
Дождь серебряный и грустный.
Сердце ноет и молчит,
На душе печально, пусто.

Сквозь стены прохожу,
Навстречу злобе дня.
Тебя в печали нахожу
И за собой зову тебя.

Хочу себя спасти от тревоги
И прочь убежать, в никуда.
Но отказывают напрочь ноги,
Крепко держит их беда.

В одиночку не умею справляться,
Ни с тобой, ни с судьбой, ни с дождем.
Вот и учусь, потихоньку смирятся,
С тем, что жизнью мы часто зовем.

* * *
На осеннем листе
Твоё изображение рисую.
Оно мне кажется везде,
Нарисовать его спешу я.

Не помню цвета глаз твоих,
Но улыбку вижу, как сейчас.
Коснусь лица, взмахом кисточек моих,
Вдруг воспылающий огонь погас.

Ты смотришь на меня печально,
И линии лица так исказились.
Мне стало больно, и нечаянно,
Моя палитра вдруг взбесилась.

Не хочу писать твою грусть,
Не к лицу тебе эта печаль,
Не закончила портрет, ну и пусть,
Мне такой ерунды не жаль.

Вот и славненько поговорили,
Безболезненно всё сказали друг другу.
Все проблемы житейские обсудили,
А затем протянули друг другу руку.
Вроде не над чем не горевали,
Обсуждали всё на чистоту,
Ни каких других проблем не знали,
Если знали, обходили за версту.
Абсолютно всё нормально,
Мы уже давно расстались,
Но почему-то слышатся банально,
Те слова, что несказанными остались.
Ты груз разговора легонько снимаешь
И с трепетом в памяти всё ворошишь.
О чём же ты думаешь и размышляешь
И постоянно, о чём-то молчишь?
Я не умею мыслей твоих читать,
Но боль твою вижу на сквозь.
Я выход хочу тебе подсказать,
Но ты не воспримешь меня всерьёз.
Не надо сейчас серьёзных фраз,
Мы не придем к серьёзному решению.
Я не могу забыть твоих влюблённых глаз,
Но не в меня, а в мои рассуждения.

Затаила шумное дыхание,
Погасила возбужденный пыл.
Умерила пылкое желание,
День такой прекрасный был.

Саксофонная игра манила
И хотелось слушать до утра.
Холодом отчаянья пробило,
Поманила зимняя пора.

Убаюкала мелодия лирическая,
К звёздам за собою позвала.
Встретила любовь меня комическая,
Паутинной сетью обняла.

Не пытаюсь вырваться на волю,
Принимаю всё, как на духу.
Позабавилась неизлечимой болью
И покаялась ушедшему греху.

Думаешь, что эгоистка,
Ни о ком не думаю, лишь о себе.
Смотришь на меня, как на артистку
И не спросишь, что в моей судьбе.

Я не притворяюсь, я играю,
Ничего не пытаюсь усложнять.
И только, когда тебя я обнимаю,
Я верить начинаю и желать.

И если бы я многое умела,
Я изменила б абсолютно всё.
Да, я не спорю, что хотела,
Сердце чуткое украсть твоё.

А теперь уж всё равно
И не важно, что меня ждёт.
Эгоисткой быть мне не дано,
Только вряд ли это кто-то поймёт.

Смотрю в пространство, в пустоту,
На время уходящее вдаль.
Иду и озираюсь в темноту,
На глупую разлуку и печаль.

Тянусь на цыпочках, чтобы достать,
Волшебную, заветную мечту.
Прижмусь всем телом, чтоб не отпускать,
Её, когда её найду.

Словно одинокая сосна,
В степной прохладе необъятной,
Стою, как нежданная весна,
Ни кем не тронутой и не понятной.

Мне хочется пространство заглушить,
Поборов ночную тишину.
Про грусти и печали все забыть
И растаять в пустоту.

Никому не приходиться лгать,
Объясняться ни с кем не надо.
Ничего не нужно начинать,
Если улетаешь безоглядно.

И порывы все в охапку соберя,
По ветру пускаешь, как пушинки.
Отпуская в небо снегиря,
Тают на ладонях нежные снежинки.

Вобщем улетаешь, так лети,
Быстрее ветра, времени быстрее.
И забудь о том, что позади,
Впереди любовь тебя согреет.

Падает дождь соблазнов,
Ты не ищи напрасно,
В мире дождя откровения нет.

То ли судьба ненастна,
То ли любовь опасна,
В этом мой друг таится секрет.

Ветер холодный,
Воздух свободный,
Ноябрь ссорится с дождём.

Окна нараспашку,
Жизнь вверх тармашкой,
Давай немного подождём.

Дождь так же танцует,
Меня он волнует,
И я зову его в дом.

И вот мы втроём,
О чём-то толкуем,
Забыв о делах на потом.

Я потерпела поражение,
И один на один с судьбой.
Я решаю формулу сближения,
В которой найду свой покой.

Нет варианта более печального,
Один лишь миг, всего лишь раз.
Нет наказания более отчаянного
И нужно подписать приказ.

А если всё случайно нарушить
И забыть о клятве данной.
Всё можно в миг один разрушить
И чувствовать себя желанной.

Я знаю ты меня поймёшь
И нужные слова найдёшь.
Всё за меня решишь,
Лишь потому что я » Малыш».

Огонь пылает очень жарко
И язычки огня так обжигают.
Я не огонь и мне так жалко,
Что не всегда любовью согревают.

И ветерком дымок разносит,
Меня ты вновь боготворишь.
Печаль по свету в даль уносит,
И снова улыбается » Малыш».

Как душащий дым и как пламя,
Придамся я вечной любви.
Меня не вылечило время,
Осталась только вера я и ты.

Я о своём, о жизне своей,
Всё с ошибками разбираюсь.
Ты рядом сядь, вина налей,
Пока я дурью маюсь.

Как бы правильно истолковать,
Мне кажется, что всё не так.
И если заново перелистать,
Я вряд ли разберусь, где, что и как.

Ты думаешь, махнуть рукой?
И перестать терзаться?
Со мной остался разум мой,
Откуда здесь покою взяться?

Вот так и сердце изболелось,
Ошибка так и не нашлась.
Мне так хорошей быть хотелось,
И зря я видно родилась.

* * *
Скрежет телефонного гудка,
Мой слух терзает.
Я жду желанного звонка
И сердце замирает.

Так тот звонок и не раздался
И я устало опустилась.
Наш разговор с тобою обломался,
С тревогой сердце вновь забилось.

Ты не звонишь и я молчу,
Как будто вдруг земля разъеденилась.
Я слышать так тебя хочу,
И доброта и боль в душе объеденились.

Ну вспомни, то, что ждут тебя,
Да, сделай над собой усилие.
И раны снова теребя,
Волнуюсь я в своём бессилии.

Видет Бог, не по моей вине,
Случилось то, что всё случилось.
Я утоплю любовь в вине,
И прокричу : «Так получилось».

На память столько снимков вместе,
Порвать их просто невозможно.
Осталась я наедине и с честью,
Всё остальное к чёрту осторожно.

Да я грущу, совсем бессильна,
Ну как-то нужно дальше быть.
А то, что я люблю так сильно,
Не помешает мне творить.

Я знаю, что в моих руках так много,
И всё ж не всё в моей-то власти.
Наверно попрошу совет у Бога,
Куда мне спрятать свои страсти.

На вершине блаженства,
В подземелье тепла.
Я ищу совершенства,
Только б не было зла.

В круговерти печали,
В повседневном дыму,
Я хочу чтоб все знали,
Как я нежно люблю.

У меня ураганное настроение,
Я как снежный вихрь несусь.
Моё желанное стремление,
Я от тебя сегодня откажусь.

Над самой пропастью стою и размышляю,
Кого нибудь тревожит моя боль?
Лечу я в пропасть и с тревогой ощущаю,
Что все мои мечты громадный ноль.

Я измучена и устала,
Нет, не буду сегодня писать.
Даже думать я перестала,
Мне хочется ужасно спать.

Положу я роман на колени,
Сделаю тише романс.
Вспомню, как мы с тобой долго пели,
Да и просто вспомню о нас.

Закрываю глаза и тону,
Сон и явь перемешались.
Я во сне превращусь в волну,
И омою скалы печалью.

Так не хочется просыпаться,
Прочь гоню пробуждение.
Нам когда-то придётся расстаться,
Моё прекрасное ведение.

Я не верую, я верю
И умом, и сердцем, и душой.
Я шагами нервными квартиру мерю,
Ту в которой были мы с тобой.

Ничего не умерло, всё живо,
Твоя улыбка, взгляд, любовь.
А помнишь, как мы пили пиво?
Нам не к чему терзаться вновь.

Сад замело осенним листопадом,
Мы стали старше и мудрей.
Мне хочется вернуться, мне так надо,
А ты пока пивка попей.

И через много, много лет,
Мы снова встретимся с тобой.
Тогда я новый напишу сонет,
Я знаю, ты гордишься мной.

С детства помню, ветку вишни,
Свисающую и манящую.
И птицы пели еле слышно
И солнышко со мной играющие.

Всё так в памяти чётко рисуется,
Наш этаж и балкон и двор на земле.
Мысль о прошлом так сильно волнуется,
Мне даже вдруг не по себе.

Всё же было много веселее
И даже, когда мы ссорились и дрались.
Дружили мы, ни как сейчас, сильнее
И до сих пор друзьями верными остались.

Пусть даже мы сейчас живём не вместе,
Но в памяти мы часто вспоминаем,
О том счастливом детском месте,
Где в жизнь мы взрослую играли.

Эх, игры у нас сегодня другие,
Семья, любовь и дети тоже.
И появились проблемы большие,
Совсем на детские не похожи.

Всё верно, время не удержишь
И нам пора взрослеть.
Всё правильно, ты жизнью вертишь,
А она нас заставляет попотеть.

Мы часто верим в чудеса,
Обманывая себя сами.
Жизнь неожиданностей полна,
Беспечны птицы лишь над нами.

Мы точно знаем что когда-то,
Судьба расставит сети нам.
Но надо ль думать что тогда-то,
Начнем мы жить по чудесам.

Ведь чудес не бывает вечных,
Оглянись, посмотри вокруг.
Даже слова у песни,
Кончаются милый мой друг.

* * *
Все пережитые воспоминания,
Запрячу я в копилку дня.
Несбыточные все свои желания,
Надёжно в памяти храня.

Я перестану мучиться и думать,
Корить себя за сложную судьбу.
И если научусь себя я слушать,
Воспоминанья превращу в мольбу.

Я не достойна жалости никчёмной,
Хочу я твёрдо верить или знать.
Что у конца моей дороги тёмной,
Не разучусь я души понимать.

И если я раскрою ту копилку,
И в памяти начну всё ворошить.
Возможно жизнь свою я превращу в парилку,
Ведь можно, просто, неоглядно жить.

Ночь. Голубая волна. Прохлада.
Вокруг простор и тишина.
День. Солнечный луч. Ничего ненадо.
Только бы я покой свой нашла.

Вечный стресс. Тоска. Головокружение.
Постоянства нет ни в чём.
Боль и грусть. Сплошное поражение.
И любовь совсем здесь ни причём.

Бестия. Тревога. На всю жизнь клеймо.
Руки опускаются и ноют.
Всё вокруг пропахло, как дерьмо.
И вокруг него шакалы воют.

Миндальная луна. Типичный лунный свет.
На горизонте бабочки летают.
Нет ничего дороже этих лет.
Когда они из молодости в мудрость вырастают.

Я думаю, что жизнь прекрасна,
Ещё прекрасней её миг.
И если осень днём ненастна,
Значит и у зимы холодный лик.

Приятно дышится и вольно,
Жизнь иногда подносит нам сюрприз.
Но иногда и сердце бьётся больно,
Как-будто чей-то маленький каприз.

Не надо разводить руками,
И клясться в верности к судьбе.
Бить по себе не надо кулаками,
» Остановиться!» Надо приказать себе.

Приятны о жизни воспоминания,
А главное жизнь нам многое дала.
И исполнимы бы были все желания,
Только бы сила воли была.

Ах, цыганка, погадай по моей руке,
Расскажи, что ждать от судьбы.
Только хитрости твои не нужны мне,
Никуда мне не деться от твоей ворожбы.

Не надо, не щади мои догадки,
Выкладывай всё, как видишь.
Разгадай цыганка все свои загадки,
Вряд ли слёзы в глазах ты моих отыщешь.

Не беда, если ты меня растрогаешь,
К правде мне не привыкать.
Да, сегодня ты глаза мне раскроешь,
И возможно мне на всё плевать.

Извини, цыганка за пошлости,
Просто знаю я сама о своей судьбе.
Мне надоели все твои колкости,
Мой совет: » Позаботься сама о себе».

Дай мне время, чтобы всё вернуть,
Позабыть о том, что нас тревожит.
Не пытайся просто, от меня ульнуть,
Хуже чем сейчас уж быть не может.

Ну что же ты надулся и поник?
Ты, как детя, которого забыли.
А в душу мне надежды луч проник,
И мысли чёрные, как облака уплыли.

И даже если сердце полно печали,
И полны слёз глаза твои.
Дождись, когда корабль любви причалит,
И жаждущих страстью напои.

Мир создан красотою
И не постигнутый роман.
Кругом окутан простотою,
Возможно это и обман.

Когда смотрю я на бродвеи,
Они полны людских сердец.
Есть среди них возможно феи,
И среди них гуляет льстец.

Несколько капель чистоты,
Добавить в краски разные.
Достичь картинной красоты,
Поможет кисть отважная.

Перед глазами серый вздор,
Но лишь в душе покой.
И чей-то милый, нежный взор,
Лица коснулся, как рукой.

Моё тело в напряжении,
Мелодия любви меня ласкает.
Я вся в былом изнеможении,
Лишь страсть меня и понимает.

Я всё-же сброшу паранджу,
И научусь в глаза смотреть.
Не стану я жалеть ханжу,
Который смог меня согреть.

У голубого холодного моря,
Замок стоит заколдованный.
Не живут там ни тоска, ни горе,
А лишь желанием околдованные.

Море омывает разбитые скалы,
Грозы проникнуть не могут туда.
Если где-то есть засохшие причалы,
Там чудом появляется речная вода.

Там, хрустальной красоты ведения,
Из снов построенные корабли.
Не гуляют в том замке привидения,
Да, они бы там жить не смогли.

Потому что там царит обаяние,
Нежность, теплота, любовь.
Там живёт сплошное понимание,
И попасть туда стремятся вновь.

Мне так знакомо чувство верности,
Оно соседствует с чувством доброты.
И так нестерпимо чувство вредности,
Живущая в подъезде тошноты.

Дыхание учащенное и громкое,
Зрачки расширены, слепы.
Пронзила тело боль, такая ломкая,
Нет сил бороться, страх немоготы.

С чувством презрения я не знакома,
К ненависти имела вопрос.
Чувство бесстыдства, как большая кома
И на нее сегодня вырос спрос.

Да, мне так знакомо чувство боли,
Я с ней прошла немало долгих лет.
И по дороге я лишалась воли,
Лишь потому, что в мыслях чувства нет!

Судьба тебя не баловала,
Подножки ставила всегда.
Но шанс она всегда давала,
Его не упускал ты никогда.

Мой милый брат, твоя судьба,
В твоих руках всегда робела.
И ты смирялся с ней тогда,
Когда она тобой вертела.

А помнишь старый наш домишко,
И озорную нашу детвору?
Моего любимого, плюшевого мишку,
И не желанье просыпаться поутру?

Мы с тобой повзрослели,
Сами строим жизнь свою.
И родители давно поседели,
А я о детстве о нашем пою.

Мой милый брат, чудесный друг,
Ты дней минувших не забывай.
И если, что-то нужно будет вдруг,
Твоя сестренка рядом, так и знай.

Отчаиваться не стоит,
Вся жизнь еще впереди.
Давай поговорим о погоде,
И просто посидим в тени.

Листья шуршат за окнами
И нет почему-то дождя.
Мне очень хочется, чтобы было холодно,
Но падать духом сегодня нельзя!

Вечер сегодня прекрасный,
Мы оживаем в тиши.
Ты отчего-то так жадно,
Плечи целуешь мои.

И в ожидании страстном,
Шепчу я слова о любви.
Все у нас будет как надо,
Только ты, милый, терпи.

Мы перерастем эти хлопоты,
Нежность нас создала.
Ты у меня такой заботливый,
Что кружится голова.

Верю я в наше счастье,
Думаю лишь о тебе.
Пусть не угаснут страсти,
Хочу тебе снится во сне.

Два года мы с тобой женаты,
Всего лишь года два.
Оставим в сторону дебаты,
Кругом раскинулась листва.

Мы радуемся, все прекрасно,
Давай отпустим в высь шары.
И птицы поют сегодня ладно
И даже распустились все цветы.

Допей шампанского до дна
И громкий крикни тост.
За то, чтоб жизнь нам дала,
Дороги светлый мост.

Собери из звезд цветы,
Обними меня покрепче.
Года два женаты мы,
Ну а дальше будет легче.

Я пленница твоя, печаль,
Ты заточила меня в свои объятия.
Но рассуди сама, печаль,
К чему мне все твои несчастья.

Над нами лунный свет и тьма
И бесконечное пространство.
Печаль, я буду долго гнать тебя,
Напрасны все твои мытарства.

Ты непреклонно смотришь в след,
Не оставляя мне надежду.
В дали мерцает тусклый свет,
В ночи снимаю я одежду.

А помнишь, как все начиналось?
Мы вместе гуляли с тобой
И все нам красивым казалось,
И ночь и морской прибой.

Январь нас с тобой познакомил
И наши с тобою глаза,
Сплелись, как осенние волны,
Мы знали, что скоро весна.

И вот наступило мгновенье,
Сердца наши забились в такт.
Нас посетило божественное влечение,
Мы верный нашли контакт.

Вы подарите много тепла,
Тем, кто в этом нуждается.
Ведь откровенность верой нам дана,
Ее тепло нам всем полагается.

Посмотрите, как солнце слепит глаза,
Пусть не пугают вас откровения.
Не нужно скрываться никогда,
Сокрытие подобно унижению.

Подари мне утро светлое, как сон,
День сегодня необычно нежный.
Этой ночью мы с тобой вдвоем,
Превратились в праздник вечный.

Этот день безоблачный такой,
В дали разговорились ручьи.
Ты поседи немножечко со мной
И расскажи мне что-то, только не молчи.

Не молчи, ты слышишь?
Даль белым бела.
Ты так трудно дышишь,
Говоришь: «Дела!».

Мир нам бесконечность дарит,
Мы не спешим друг другом овладеть.
Горизонт любви так часто манит,
Что невозможно разом все хотеть.

Память меня возвращает
К тому, что забыть уж пора.
Мне никогда не хватает,
Сил, чтоб забыть про тебя.

Да я и не пытаюсь,
Отогнать подальше мысль о тебе,
Я не за что не ручаюсь,
Когда говорю о себе.

Мне не хватает терпенья,
Спорить с самой собой.
Память моя, дай опровержение,
Всему, что творится со мной.

Слезы и грезы сейчас наполняют,
Мои воспаленные глаза.
Все меня чаще всего забавляют,
Больше, чем злюсь на кого нибудь я.

Ты не простишь мне мое поражение,
А если простишь тот час уйду.
Мне не нужны твои возражения,
Я на край света с тобою пойду.

Мне не поможет твое участие,
Если ты думаешь, что я слаба.
Я посчитаю за великое счастье,
Если во всем разберусь сама.

Ты не прав, когда меня убеждаешь,
В том, что я человек большого ума.
Этим меня ты даже обижаешь,
И здесь я хочу разобраться сама.

Нет, не уходи, не считай себя лишним,
Давай выясним все сейчас.
Даже если ты сейчас много выше,
Я не приму никакой отказ.

* * *
Хочу дотронуться до счастья,
Подойди ко мне, как можно ближе.
Давай отгоним прочь несчастья,
Когда ты рядом, счастье много выше.

Хочу взлететь с тобой на самолете,
Ты рядом, мне с тобою хорошо.
Мне ничего не будет страшно в том полете,
Любовь моя, ты высока еще.

Ах, если бы дотронуться до счастья,
Мне хочется так многое узнать.
Да разве можно когда-то отказаться,
Просторы голубые вас обнять?

Непременно разбуди меня,
Если счастье будет очень близко.
Побудь со мною рядом, как всегда,
Слышишь ты меня, мой милый Ниска?

Нет, не беда, что с нами происходит,
Я не хочу расстраивать себя.
Судьба нечаянно приходит,
И будет, так, как я бужу тебя.

И все же, кто-то нами движет,
Пока мы рассуждаем о судьбе.
И чей-то нежный голос ищет,
Как я тебя ищу в толпе.

Учащенно бьется сердце,
Разум спит, покой в близи.
Ни на что нельзя надеяться,
Только на свои стихи.

Лишь они меня и понимают,
А все, что с нами здесь творится,
Стихи меня переполняют
И сердце тверже стало биться.

Знаешь, не в деньгах счастье,
Да и не в них беда.
Просто они причастие,
К тому, что творится всегда.

Да и не самое главное,
Думаешь ты, или нет,
Если есть в карманах шуршание,
В этом во всем творится секрет.

Не сердись на злобу дня,
Не печаль свое терпение,
Жизнь ведь слишком коротка,
Трать с умом свои владения.

Не смотри ты с высока,
На людей, кто ростом ниже.
Нет у них в карманах ни гроша,
Но а жизнь их много выше.

Я жду твоего приезда,
Как утром жду дождя.
Не покидай меня надежда,
Ведь без терпения нельзя.

У нас так много новостей,
Ты приготовила мне праздник.
Я позову домой гостей
И заварю большой я чайник.

И будим пить мы до утра,
Пусть смех перебивает слезы.
Подруга, ты со мной всегда,
И между нами лишь вопросы.

Теперь мы вместе, как всегда,
Беседуем до поздней ночи.
Не разлучат нас никогда,
Ни холода, ни снег, ни тучи.

Непременно позвони мне,
Где б ты небыл и когда.
Непременно позвони мне,
Потому что жду всегда.

Я сижу у телефона
И молю лишь, позвони.
Звуки старого мафона,
Заглушают все звонки.

Непременно дозвонись,
Пусть я сразу не отвечу.
До меня ты докричись,
Я к тебе бегу на встречу.

Умоляю, позвони,
Ведь сама я не смогу.
Если сможешь позови,
Нету сил, но я приду.

Тянутся к надежде руки,
Я им этого не запрещаю.
Тянутся они к науке,
Я им этого желаю.

Есть в этом нечто озорное,
Что руки тянутся к любви.
Они нам дарят лишь земное,
И часто их не понимаем мы.

Как жаль, что это происходит,
Всего лишь раз, всего лишь миг.
Надежда нас с тобой находит,
А из души протяжный крик.

Ах если бы задуматься случайно,
Над тем, что сотворили ты и я.
Судьба не била б нас отчаянно
И не винили б мы себя.

Евреи милые мои,
Какой вам предназначен рок?
Евреи милые мои,
Не переступайте мой порог.

Если б вы знали, какая печаль,
Слушать ваши бредни.
И не становится вам жаль,
Ни дней, ни времени, ни плетни.

Есть ощущение, что Бог,
Вас наградил пустыми головами.
Урок мой вам пошел бы в прок,
Но нет желания, стоять над вами.

Вы выше всех, умнее всех,
А толку почему-то мало.
Смеяться? Или это грех?
Но кто-то подарил вам жало.

Сто поколений, сто веков,
Какие все мы разные.
Но есть евреи без голов,
Их языки опасные.
Все самое лучшее, самое верное,
Тебе подарю я, когда ты придешь.
Все самое худшее, самое скверное,
Опять ты во мне сегодня найдешь.

Да, я устала и снова ворчу,
Ты ерундой занимаешься.
И вовсе на тебя я не кричу,
Меня понять ты не пытаешься.

Не долго будет продолжаться,
Вся эта суета сует.
Нам нужно вместе попытаться,
Преграды все преодолеть.

Не смотри на меня отрешенно,
Не ищи ты обиды в душе.
Да, я гордо держусь, непреклонно,
Это все надоело и мне.

Все мои желания, словно ветки,
На огромной, зеленой сосне.
Я занесу в тетрадь свою заметки,
О звездах, счастье и луне.

Хочу я побывать на море,
На вездесущем корабле.
Я ненавижу слово «горе»,
От этого я счастлива вдвойне.

На каждой птице будет стих
И просыпаясь на рассвете.
Пускай они наполнят миг,
О том, что счастье есть на свете.

Нежный запах цветов,
Окутал мою квартиру.
Серый вид небесных облаков,
Разместил художник на картину.

Все бы нечего, да только лето,
Прощаться с нами вздумало сейчас.
И остался запах детства где-то,
Лишь картины родились для нас.

Природа благосклонна, словно небо,
То солнце дарит нам, то дождь.
Остались только грезы ветра,
И то навряд ли их найдешь.

Все самое красивое на холст,
Художник кистью возвеличил.
Не знал, он этакий прохвост,—
Искусство сделало его великим.

Что мне ваши слова и утешения,
Я все-равно не в силах передать.
Головокружительную силу поражения,
И чувства нежные предать.

Я не смогу проснуться утром рано,
Знав, что виновата в чем-то я.
И не уверена, что мне не надо,
Задуматься над темой бытия.

Как все ж необъяснимо трудно,
Все сразу мигом захотеть.
Еще труднее верить смутно
В то, что душа не хочет петь.

Да, я слаба, и я не спорю,
Но не устану думать я.
О книге той, которую открою
И посвящу ее я для тебя.

Я так скучаю по Ташкенту,
По зеленым улицам, домам.
По старому, доброму соседу
И по большим-большим домам.

Ужасно хочется пройтись по листопаду
И заглядеться на весеннюю грозу.
И покружиться бы под снегопадом,
Но вырваться в Ташкент я не могу.

О боже, как же я скучаю
И помню вас, любимые друзья.
И вновь души я в вас не чаю,
Но помните ли вы меня?

Какие ж были времена,
Когда мы вместе собирались.
Дней тех забыть никак нельзя,
Да я и вовсе не пытаюсь.

Все чаще звуки старого рояля,
Слышны сегодня в доме том.
И если клавиши бы неустали,
Еще и музыка звучала в нем.

И только и осталось лишь название,
От белого рояля и игры.
Настигло нас разочарование,
Услышать музыку мечтали мы.

Какой-то смелый музыкант,
Зажег свечу и скрипнув крышкой,
Поймал души приятный такт
И музыка полилась еле слышно.

Окутало тот старый дом,
Минутой радостной капели.
И клавиши в рояле том,
Под свечи вальс нам вдруг запели.

Мама, милая мама,
Слова обращаю к тебе.
Скоро твой праздник мама,
Учителя день в октябре.

Вспомни ты школу, мама,
Исписанную мелом доску.
И шалунов своих вспомни, мама,
Испытываешь ты сейчас тоску.

Не надо, не печалься,
Для нас учитель ты всегда.
Не надо мама, зря не майся,
Ученики всегда помнят тебя.

Первый звонок и последний звонок.
Все в памяти моей осталось.
Я не забуду твой первый урок,
На котором мне от тебя досталось.

О чем ты пишешь, мой поэт?
О чем твои признания?
Мне кажется, что темы больше нет,
Заслуживающей твоего внимания.

Ты стал мудрее, старше стал,
А время все же беспощадно.
Все то, что ты веками создавал,
В твоих стихах так складно.

Ты перестал ночами спать
И не исчерпаны слова.
Хотел ты песню новую создать
И с ней прославил ты себя.

Порой мы пишем для души
И наши мысли сокровенные,
Нам кажется, что это миражи,
Но мы их превращаем в откровения.

Она стройна, красива и горда
И белый цвет ее, волнует глаз.
Да, превосходство белого цветка,
Нас восхищало много раз.

Цветок беспечный над водой
И нет в округе ветерка.
Ты потанцуй пока со мной,
Отложим все до четверга.

Пусть время скажет нам свое
И после дождечка в четверг,
Мы справим день рождения мой
И ты подаришь лилий мне букет.

Твердо ручку я держу в руке
И боюсь не успеть все написать.
И бывает мне не по-себе,
Когда слова начинают ускользать.

Мне нужно срочно ручку поменять,
А-то закончится вдруг паста.
Мне нехотелось бы и рифму потерять,
Не выдержу такого я контраста.

Слова запрятались в уме
И не выходят просто так.
Что происходит вдруг во мне?
Мне не в домек никак!

Пришла весна на помощь вдруг
И подсказала тему.
Полилось вновь тепло из рук,
Теперь я напишу поэму.

Часы идут, они не умолимы,
А люди многого не успевают.
И только стрелки лишь летят,
Людей они не замечают.

Договориться с временем нельзя,
Оно для всех едино.
И если что-то взял ты на себя,
В твоих руках лишь сотворимо.

С минутой вечно есть проблема,
Про нее мы забываем.
И все серьезные дела,
На ту минуту оставляем.

Неумолимо наше время,
Должны мы научиться успевать.
Ложится нам на плечи бремя,
Жизнь не привыкнет время догонять.

Все то, во что мы твердо верим
И все, что смело говорим,
Мы почему-то редко ценим
И принципы свои не чтим.

Всегда доказывая что-то,
Не верим мы в свои слова.
И даже если рядом кто-то,
Не верим мы в самих себя.

И тяжело бывает нам,
Принять весь бой лишь на себя.
Корабль наш пристанет к берегам,
Где только ложь, и только клевета.

Не легко слушать правду такую
И обвиняем во всем только других.
Все-равно, что нести ношу большую
И свалить ее просто, на стих.

Как вдруг рождается мелодия?
Как солнца свет и как луна?
Вдруг возрождается прелюдия
И происходят чудеса.

Творение композитора извечно,
Его игра пронзает душу нам.
Мы любим слушать музыку конечно
И слушая ее мы представляем БАЛ.

Ах, если б закружиться в танце,
Войти в мелодию всем телом.
И долго до рассвета обниматься,
Под звуки танго, или в танце белом.

И вот расстаяла мелодия,
Рожденная, как солнца свет.
И не дописана прелюдия,
Остался незаконченным куплет.

Почему если дождь, обязательно слезы?
Почему дождь не может у нас вызывать,
Просто хохот, забвения, слезы,
Почему начинаем мы грусть вспоминать?

Есть поверье в народе такое,
Что вода нам приносит свет.
А в глазах, как всегда, унынье большое,
Словно нам не подали на стол обед.

Дождь спускается медленно, плавно,
Он не хочет тревожить наш сон.
Люди не устают верить упрямо,
Что шум и вред приносит он.

Попробуйте просто в него влюбиться,
Поговорить с ним о чем-нибудь своем.
Он непременно поможет вам забыться
И споет вам о чем-то легком, простом.

Дождь поседит с вами до рассвета,
Колыбельную песню споет.
А во сне вы получите все ответы,
О дожде, что ваш сон бережет.
Вечер гасит фонари,
Утро прячется за солнце.
Стремятся в небо журавли,
И туман стучит в оконце.

День сегодня очень славный,
Вроде воскресенье.
И звонок какой-то плавный,
Будит настроение.

Что мы ищем целый день,
Нужно просто выпить кофе.
Мною овладела лень,
Страшно выгляжу я в профиль.

Под глазами синяки,
А в глазах одно волнение.
Жду весь день я лишь звонки
И конечно поздравления.

По-моему все это бред,
Когда отказываемся мы от наслаждения.
Порою мы приносим себе вред,
Когда друг другу дарим одолжения.

И белый лист в себя впитал,
Всю боль и всю обиду нашу.
А стих написанный отнял,
Любовь и жажду мести страшной.

Не нужно думать, что метель,
Не посетит очаг наш теплый.
И даже мягкая постель,
Нам вдруг покажется никчемной.

И все же, что не говори,
Нас наслажденья поджидают.
Ты мне объятья раствори
И пусть душа, как лед растает.

Кружится диск телефона,
Номер какой-то случайный.
Я стою на балконе
И каюсь от ошибки нечаянной.

Ты поднимаешь трубку медленно
И я тебя совсем не знаю.
Есть в этом, что-то заколдованное,
Об этом я еще не знаю.

Пытаюсь набраться смелости,
Чтоб извиниться за ошибку,
Но в голосе твоем столько нежности,
Что молчанье мое, превратилось в пытку.

Вот уже много времени ни разу,
Не могу тебе признаться,
Что хочу услышать фразу,
«Я не могу с тобой расстаться».

Так и звоню тебе ночами
И ты читаешь мне стихи.
Я прочь гоню свои печали
И при свечи молю грехи.

Да, это я тогда звонила
И молча говорила тебе о любви.
И долго услышать себя молила,
Но ты не услышал страданья мои.

Словно заколдованный круг,
Тот диск телефона.
Ты мне приснишься вдруг,
Стоящий у моего балкона.

А может это действительно сон
И никуда я вовсе не звонила.
Я выключила свой телефон
И перед сном обо всем забыла.

Листая желтые страницы,
Я вспоминаю тот роман.
Где улетая, возвращались птицы
И «он» «ее» так крепко обнимал.

И вдруг раздался возглас мой:
«Здесь не хватает двух страниц».
Придется догадаться мне смой,
Конец романа тот каков.

Я не хочу их разлучать,
«Они» ведь только полюбили.
«Он» не устанет обнимать,
И «их» любовь достойна были.

Увы, но только в книгах так,
Любовью дорожить умеют.
Сегодня ни один чудак,
Признаться на коленях не сумеет.

Накину теплое пальто
И в стужу зимнюю я выйду.
Не догадается никто,
Что я в душе таю обиду.

И с гостями говорить не хочется,
Вышла и ловлю такси.
Пусть одежда вся моя намочится,
От дождя, от снега, от тоски.

Улыбается мне ночь холодная,
А мне и вовсе не до смеха.
В такси играет музыка не модная,
Я тереблю в руках свой шарф из меха.

Зачем вся эта боль и драма,
Я с ночью говорю на «ты».
И словно пиковая дама,
Колдую я вокруг любви.

Нет лекарства от расстройства,
Нет микстуры от вранья.
Есть коварное притворство,
Даже лживые друзья.

От аферы нет спасения,
Все пытаются украсть.
Не хватает нам терпения,
Что за чертова напасть.

Безусловно все мы ищем,
Как друг друга надурить.
Пятаки бросаем нищим,
Сто пытаемся нажить.

По израильски колдуем,
Учимся грубить у них.
Думаем кого надуем,
Неудачно сложен стих.

Не улетай любовь, прошу не надо,
Не оставляй меня и белый лист.
В моей душе играет серенада
И взгляд мой нежен, светл и чист.

Еще хочу тебя просить,
Если ты, конечно, мне позволишь.
Постарайся любовь меня простить,
Я думаю, ты это сделать сможешь.

Ну вот любовь, мой белый лист и я,
Готовы в каждой строчке повторять.
Не улетай любовь ты от меня,
Тебя я не устану обнимать.

Я боюсь ночами спать,
Мне кажется, что что-то я забыла.
Люблю ночами я мечтать
И вспоминать о том, что было.

Что такое, я боюсь,
С одеялом расставаться?
И кому же я молюсь,
Чтобы с ночью не остаться?

То ли это тьма пугливая,
Помешала мне уснуть.
Толи ночь пытливая,
Хочет сон мой отпугнуть.

Я перестаю с тобой общаться,
Моя счастливая звезда.
Чтоб ночью больше не пугаться,
Ни тьмы, ни ветра, ни дождя.

И вновь за роялем я ноты пишу,
О том, что весна вдруг придет.
Возле окна, на иголках, сижу,
А вдруг меня она не найдет.

Какое прекрасное влечение,
Вдруг позовет меня к себе.
Забуду я про все мучения
И про тоску свою вдвойне.

Так ровно льется свет,
В мое открытое окно.
Я знаю повторенья нет,
Но почему ж я жду ее?

Соскучилась я по грозе,
Ударь же гром сильнее.
О. молния, во всей своей красе,
Ты стала ближе и милее.

Сума схожу я по раскатам,
По проливному, холодному дождю.
Стекает краска по плакатам,
Милая осень, я тебя жду.

Ты самое прекрасное время года,
Я даже родилась в твоем сентябре.
Меня не страшит твоя погода,
Купаюсь в дожде твоем, как в серебре.

Любимые шумные грозы,
Осенний дождливый зиг—заг.
Вы превратили мою жизнь в обломы,
Навстречу к вам собираю рюкзак.

Я думаю, что жизнь прекрасна,
Еще прекрасней ее миг.
И если осень днем ненастна,
Значит и у зимы холодный лик.

Приятно дышится и вольно,
Жизнь иногда подносит нам сюрприз.
Но иногда и сердце бьется больно,
Как-будто чей-то маленький каприз.

Не надо разводить руками
И клясться в верности к судьбе.
Бить по себе не надо кулаками,
«Остановиться!» Надо приказать себе.

Приятны о жизни воспоминания,
А главное, жизнь нам многое дала.
И исполнимы были б все желания,
Только бы сила воли была.

Все пережитые переживания,
Запрячу я в копилку дня.
Несбыточные все свои желания.
Надежно в памяти храня.

Я перестану мучиться и думать,
Корить себя за сложную судьбу.
И если научусь себя я слушать,
Воспоминанья превращу в мольбу.

Я не достойна жалобы никчемной,
Хочу я твердо верить или знать.
Что у конца моей дороги темной,
Не разучусь я души понимать.

И если я раскрою ту копилку
И в памяти начну все ворошить,
Возможно жизнь свою я превращу в парилку,
Ведь можно просто, неоглядно жить.

Дай мне время, чтобы все вернуть,
Позабыть о том, что нас тревожит.
Не пытайся просто от меня ульнуть,
Хуже чем, сейчас уж быть не может

Ну что же ты надулся и поник,
Ты, как детя, которого забыли.
А в душу мне надежды луч проник
И мысли черные, как облака уплыли.

И даже если сердце полно печали
И полны слез глаза твои,
Дождись когда корабль любви причалит
И жаждущих страстью напоит.

Я чувствую себя желанной,
Ведь где-то, кто-то ждет меня.
Пусть буду гостьей я нежданной,
Как-будто музыка дождя.

И если вдруг меня найдет,
Твой взгляд задумчивый и нежный.
Меня с собой он позовет,
Пусть даже будет он холодный.

А все же ты меня нашел
И крепко взял мои ты руки.
И снова сильный дождь пошел,
Вновь позади остались муки.

Смотрю я в свое отражение,
Как-будто не осталось и следа.
Ищу я в душе сожаления,
Возможно вся жизнь ерунда.

Я вновь стою на коленях,
Замаливаю все свои грехи.
И пламя на черных поленьях,
Я превращаю в добрые стихи.

Теплый ветер греет кожу,
Дождь гуляет по траве.
Осень людям строит рожу,
Дом приснился мне во сне.

Этот дом большой и теплый,
Листопадом все покрыто.
И асфальт у дома мокрый,
Двери в дом всегда открыты.

И осенним теплым утром,
Очень рано я проснусь.
День сегодня будет мудрым,
Я его рукой коснусь.

Птицы улетают в даль,
Оставляя дом тот нежный.
Там осталась и печаль,
И любовь, и взгляд твой снежный.

Осень вновь навеяла грусть,
Да, очень больно душе.
Словно пустыня вокруг, ну и пусть,
Все опустело уже.

Ты вроде та же и те же глаза,
Только немного печальней.
Словно осенняя в небе гроза,
Жизнь твоя, словно отчаянье.

Мне очень больно смотреть на тебя,
В памяти дни уходящие.
То ли забвенье коснулось меня,
То ли глаза твои, правды просящие.

Я не хочу просить о мгновении,
Мне не хватает тепла.
Словно желание просить о прощении,
Вдруг муза настигла меня.

Мир создан красотою
И не постигнутый роман,
Кругом окутан простотою,
Возможно это и обман.

Когда смотрю я на бродвеи,
Они полны людских сердец.
Есть среди них, возможно феи
И среди них возможно льстец.

Несколько капель чистоты,
Добавить в краски разные.
Достичь картинной красоты,
Поможет кисть отважная.

Не ценим мы все, что имеем
И всем, что есть не дорожим.
Навряд ли мир сберечь сумеем,
Мы от себя самих бежим.

Сегодня славная пора,
Печальная, как день.
И словно черная дыра,
Накинулась на плечи лень.

Давай пройдемся по аллее,
Держись покрепче за меня.
Осенних листьев нить длиннее,
И по щекам слезы струя.

И этот день мне вновь напомнит,
Об осени, и листьев хруст.
И вряд ли дождь меня наполнит,
Мой разум, почему-то пуст.

Я думаю, а мыслей свет,
Меня покинул в даль стремясь.
И словно стих мой новый спет,
Я на тебя смотрю молясь.

Сюжет для музыки однажды,
Я подберу на струнах лет.
Подумаю сначала дважды,
Какой мне выбрать к ней сюжет.

Как паутина и как мука,
Погода дышит черной мглой.
А в сердце стонет громко скука,
Как-будто ветер над волной.

И уезжая на прощанье,
Я музыку сыграю в такт.
Мое заветное желание,
Тобой исписан весь плакат.

Волнение прячет настроение,
Я не рассталась с той мечтой.
Где ты, огромное терпение,
Что сделало ты вдруг со мной.

Рука моя опять дрожит,
Я в ожидании прекрасного.
Передо мною лист лежит,
На нем душа залита краской.

И если б смелости набраться,
Преодолеть свое терпение.
И о любви своей сказать бы,
Набравшись страсти и стремления.

Все так смертельно тяжело,
Как-будто лист вдруг оборвался.
И словно пламя слов легло
И в небо серый дым поднялся.

Дыханье реже и слышнее,
Коснись меня своей рукой.
Твой голос тише и нежнее,
Я знаю, этот вечер мой.

Я напишу тебе письмо из нескольких страниц,
В нем напишу все, что со мной творится.
Пошлю к тебе со стаей зимних птиц,
Те самые листы, в которых чувства будут литься.

Мне нужно много тайн тебе раскрыть,
Но только сердце будет больно биться.
Придется книгу старую закрыть,
Лишь для того, чтоб обо всем забыться.

Ты ищешь что-то между строк
И думаешь, что что-то я скрываю.
Да, я гляжу устало в потолок,
Лишь от того, что ничего не понимаю.

Ведь ты же лучшее, что в жизни моей есть
И ты не можешь мне не верить.
И если ты готовишь для меня дурную весть,
Придется мне тебя покинуть.

Словно черная тень, словно птица,
Я ищу тебя в мире большом.
Перед дорогой мне нужно напиться,
Чтоб найти тебя в сумасшествии том.

Ощущаю за спиной: два крыла,
Два огня, две надежды, две веры.
Карта мира настолько мала,
Я разыщу тебя без особенной меры.

Я все равно разыщу тебя, слышишь?
Мне необходимо видеть тебя.
Я с трепетом вспоминаю, как ты дышишь
И как ты с нежностью смотришь на меня.

Первое и последнее, страстное,
Чувство ведет меня в даль.
Нежное и прекрасное, властное,
Ты не вернешься, как жаль

Тот первый дождь и запах пыли
И ощущенья близких тел.
О как же счастливы мы были,
И пусть душа, как лед растает.

Кружится диск телефона,
Номер какой-то случайный.
Я стою на балконе
И каюсь от ошибки нечаянной.

Ты поднимаешь трубку медленно
И я тебя совсем не знаю.
Есть в этом, что-то заколдованное,
Об этом я еще не знаю.

Пытаюсь набраться смелости,
Чтоб извиниться за ошибку,
Но в голосе твоем столько нежности,
Что молчанье мое, превратилось в пытку.

Вот уже много времени ни разу,
Не могу тебе признаться,
Что хочу услышать фразу,
«Я не могу с тобой расстаться».

Так и звоню тебе ночами
И ты читаешь мне стихи.
Я прочь гоню свои печали
И при свечи молю грехи.

Да, это я тогда звонила
И молча говорила тебе о любви.
И долго услышать себя молила,
Но ты не услышал страданья мои.

Словно заколдованный круг,
Тот диск телефона.
Ты мне приснишься вдруг,
Стоящий у моего балкона.

А может это действительно сон
И никуда я вовсе не звонила.
Я выключила свой телефон
И перед сном обо всем забыла.

Листая желтые страницы,
Я вспоминаю тот роман.
Где улетая, возвращались птицы
И «он» «ее» так крепко обнимал.

И вдруг раздался возглас мой:
«Здесь не хватает двух страниц».
Придется догадаться мне смой,
Конец романа тот каков.

Я не хочу их разлучать,
«Они» ведь только полюбили.
«Он» не устанет обнимать,
И «их» любовь достойна были.

Увы, но только в книгах так,
Любовью дорожить умеют.
Сегодня ни один чудак,
Признаться на коленях не сумеет.

Накину теплое пальто
И в стужу зимнюю я выйду.
Не догадается никто,
Что я в душе таю обиду.

И с гостями говорить не хочется,
Вышла и ловлю такси.
Пусть одежда вся моя намочится,
От дождя, от снега, от тоски.

Улыбается мне ночь холодная,
А мне и вовсе не до смеха.
В такси играет музыка не модная,
Я тереблю в руках свой шарф из меха.

Зачем вся эта боль и драма,
Я с ночью говорю на «ты».
И словно пиковая дама,
Колдую я вокруг любви.

Нет лекарства от расстройства,
Нет микстуры от вранья.
Есть коварное притворство,
Даже лживые друзья.

От аферы нет спасения,
Все пытаются украсть.
Не хватает нам терпения,
Что за чертова напасть.

Безусловно все мы ищем,
Как друг друга надурить.
Пятаки бросаем нищим,
Сто пытаемся нажить.

По израильски колдуем,
Учимся грубить у них.
Думаем кого надуем,
Неудачно сложен стих.

Не улетай любовь, прошу не надо,
Не оставляй меня и белый лист.
В моей душе играет серенада
И взгляд мой нежен, светл и чист.

Еще хочу тебя просить,
Если ты, конечно, мне позволишь.
Постарайся любовь меня простить,
Я думаю, ты это сделать сможешь.

Ну вот любовь, мой белый лист и я,
Готовы в каждой строчке повторять.
Не улетай любовь ты от меня,
Тебя я не устану обнимать.

Дай мне время, чтобы все вернуть,
Позабыть о том, что нас тревожит.
Не пытайся просто от меня ульнуть,
Хуже чем, сейчас уж быть не может

Ну что же ты надулся и поник,
Ты, как детя, которого забыли.
А в душу мне надежды луч проник
И мысли черные, как облака уплыли.

И даже если сердце полно печали
И полны слез глаза твои,
Дождись когда корабль любви причалит
И жаждующих страстью напоит.

Я чувствую себя желанной,
Ведь где-то, кто-то ждет меня.
Пусть буду гостьей я нежданной,
Как-будто музыка дождя.

И если вдруг меня найдет,
Твой взгляд задумчивый и нежный.
Меня с собой он позовет,
Пусть даже будет он холодный.

А все же ты меня нашел
И крепко взял мои ты руки.
И сново сильный дождь пошел,
Вновь позади остались муки.

Смотрю я в свое отражение,
Как-будто не осталось и следа.
Ищу я в душе сожаления,
Возможно вся жизнь ерунда.

Я вновь стою на коленях,
Замаливаю все свои грехи.
И пламя на черных поленьях,
Я превращаю в добрые стихи.

Теплый ветер греет кожу,
Дождь гуляет по траве.
Осень людям строит рожу,
Дом приснился мне во сне.

Этот дом большой и теплый,
Листопадом все покрыто.
И асфальт у дома мокрый,
Двери в дом всегда открыты.

И осенним теплым утром,
Очень рано я проснусь.
День сегодня будет мудрым,
Я его рукой коснусь.

Птицы улетают в даль,
Оставляя дом тот нежный.
Там осталась и печаль,
И любовь, и взгляд твой снежный.

Осень вновь навеяла грусть,
Да, очень больно душе.
Словно пустыня вокруг, ну и пусть,
Все опустело уже.

Ты вроде та же и те же глаза,
Только немного печальней.
Словно осенняя в небе гроза,
Жизнь твоя, словно отчаянье.

Мне очень больно смотреть на тебя,
В памяти дни уходящие.
То ли забвенье коснулось меня,
То ли глаза твои, правды просящие.

Ваше Величество, Вам не в домек,
О том, что сердце мое разбито.
И это не просто дешевый намек,
На то, что еще не забыто.

Как попытаться забыть мне те дни?
В которых мы часто встречались.
Ваше Величество мы не одни,
Дни нашей жизни, как вечность промчались.

* * *
И в жизни нашей, как в кино,
Мы горько плачем и смеемся.
Нам словно роль играть дано,
Как хрупкое стекло мы бьемся.

Все черно-белое цветным становится,
Не важно кто в кого влюбился.
Пусть даже чье-то сердце остановится,
Герой цветного фильма своего добился.

В одном из маленьких сюжетов,
Какой-то дубль дважды повторится.
Так же и в жизни, один из сонетов,
Как-будто печальная сцена приснится.

Автор фильма трудно дышит,
Тяжела его стезя.
Для фильма он конец счастливый ищет,
Отдаться слабости нельзя.

И кто влюбился в фильме том,
Уже к концу не расстается.
Да, трудно будет им потом,
Но выбора у них не остается.

Белый, кристальный, нежный снег,
Я так по тебе скучаю.
Вот и уходит двадцатый век,
А я о тебе ничего не знаю.

Лишь вспоминаю твою красоту,
Не мало прошло уже лет.
Я не забуду твою простоту,
Не станешь чужим ты, нет!

Ты где-то кружишься, в далекой стране
И таешь в теплых руках.
Ты часто снишься в глубоком сне,
Тебя коснуться не могу никак.

Вновь спустились над землей дожди,
Ливень, град, гроза, смятенье.
Ничего ты в этот день не жди,
Ничего плохого лишь сближения.

Ты тихонько сядь у теплого камина,
Голову мне на колени положи.
Возможно грусть сейчас промчится мимо
И дождь размоет даже миражи.

И если моросящий дождь шумит,
Никому не дав покоя.
Мое сознанье тихо спит,
Не зная не борьбы, не чувства боя.

Я разум свой на помощь призову,
Ошибок не хочу, непоправимых.
И ношу долгую, как плен я разорву,
Я не хочу остатка слов необъяснимых.

И все как-будто снова закипает
И отдается болью в глубине души.
Меня остаток сил последних покидает
И правду душит сила лжи.

Я никогда не буду плакать и жалеть,
О том, что люди обо мне судачат.
И никогда не буду тихо, пеплом тлеть,
Меня их суд не может озадачить.

Пускай идут года своею чередой
И мне не раз еще вас удивить придется.
Да, вы еще заглянете на праздник мой
И каждый из судьи от зависти напьется.

* * *
Подайте срочно мне карету,
Да, именно карету, мне не нужен мерседес.
Взамен я брошу вам монету,
Тон ваш, сударь не уместен здесь.

Я не жила до нашей эры,
Не чужды мне порывы власти.
Я знаю цену высшей меры,
Я дама знаменитой масти.

И тройка лучших лошадей,
Меня несет на крыльях страсти.
Я не страшусь чужих людей
И не боюсь людских напастей.

Карету срочно мне подайте
И мчите кони меня вдаль.
Уйти из жизни мне не дайте,
Моя любовь, моя печаль.

Я чувствую, и это чувство,
Переполняет грудь мою.
И все же, гдето в сердце, пусто,
Об этом с грустью я пою.

По сердцу пробегает дрожь
И память мучает сознанье.
В моей крови уснула ложь,
Измучило меня воспоминанье.

Я перестану памятью тревожиться,
По новому на мир вокруг взгляну.
Саму себя устала я бояться,
Хочу быть сильной, знаю, что могу.

На чувства свои наброшу вуаль,
Слезам не дам я воли.
Я снова сяду за рояль
И буду снова петь о боли.

Остров тысячи подозрений,
Холодит меня дрожью печали.
Остров тысячи подозрений,
Не об этом с тобой мы мечтали.

Видимо так и суждено,
Скрываться от тысячи мнений.
Быть рядом с тобой мне не дано,
Остров тысячи подозрений.

Я здесь совсем одинока,
Все время бегу от себя.
Мое не дремлящее око,
Мне так не хватает тебя.

Смотрю в пространство, далеко,
Ищу спасенья в ожиданье.
На острове мне будет нелегко,
Здесь все же лучше, чем в изгнанье.

Ты ведь не сможешь меня упрекнуть,
В том, что встречи с тобой я ищу.
И не смогу от тебя ускользнуть,
Даже если себя я не прощу.

Я буду упрямо в глаза тебе смотреть,
Боясь от страха и сомнения,
Чего то очень сильно захотеть
И гнать из сердца факторы волнения.

Разреши мне вновь тебя дождаться,
Знаю, не легко меня понять,
На моем месте и ты мог оказаться
И ты бы захотел меня обнять.

Медленно падает с неба звезда,
Спешу загадать желание заветное.
Пусть жизнь с тобой нас свяжет навсегда,
Пусть на земле любовь не будет безответная.

Но главное, хочу тебе я пожелать,
Расчетливее быть в своих решениях.
Еще, ты должен многое понять,
Не путать похвалу и унижения.

Ты прав, на небе очень много звезд,
Но всех желаний не возможно загадать.
Ведь в мире еще мало свитых гнезд
И где нам будет лучше, нельзя предугадать.

И если мы с тобою будем вместе,
Идти по жизненному, трудному пути,
Мы будем соченять друг другу песни,
Удачу в жизни сможем мы найти.

Я ни о чем не зарекаюсь
И не в чем я больше не клянусь.
Но точно знаю, постараюсь,
Другою стать не побоюсь.

Душе так хочется покоя
И сердцу хочется тепла.
Попробую я спрятаться от зноя,
Пока не затянулась мгла.

Словно в омут войду с головой
И протяну тебе нежные руки.
Счастлива я, возвращаясь домой,
Только любовь заглушает все муки.

Шевцовой Э.Г.
Ты учитель всей моей жизни,
Я колени пред тобой приклоняю.
Я к тебе обращаю все мысли,
Такую, как есть, тебя принемаю.

Ты вдохновляла меня на победы,
Гордо стоять на жизненном пути.
С честью обходить любые беды,
С поднятою головою в даль идти.

Помню, как дыханье замерало,
Когда ты входила бесшумно в класс.
Моя душа всегда взлетала,
От взгляда твоего смотрящего на нас.

Никогда не смогу объяснить это чувство,
Заставляющее меня рыдать.
Только в сердце почему то пусто,
Не судьба тебя найти видать.

Шевцовой Э.Г.
Если на письмо ты мне ответила,
Значит меня не забыла ты.
Как я волнуюсь Ты видно заметила,
Я вспоминаю школьные дни.

В письме не рассказать, всего, что прожито
И не прижаться к родному плечу.
Возможно столько боли нажито,
Лишь потому о многом я молчу.

Из дней тех, что с тобой я не общалась,
Я много извлекла уроков сложных.
И не найти тебя я так боялась,
Мне слов так не хватает нужных.

Шевцовой Э.Г.
Ты не думай, что я одинока,
Просто мне не хватает тебя.
Ты права, людей на свете много,
Но всем им безразлично до меня.

Не буду больше думать о плохом,
Теперь я знаю, что с тобою все в порядке.
Возможно посмеемся мы потом,
Над тем, что мы играли долго в прядки.
Травит мне душу пронзящий смех,
Он преследует меня по пятам.
Я взяла на себя мучительный грех,
Но под суд себя я не отдам.

Нет, я не сломалась под хохотом громким
И не завязали мне руки слова.
Пусть я отвечу вам гоготом робким,
Я твердо уверена, что я права.

И словно на скамье подсудимых,
Стою я, не зная покоя.
Цепочка доказательств мнимых,
Я не задамся без ответного боя.

Меня заковали в цепи сомнений
И даже защитника рядом нет.
Пусть рядом со мною тысячи мнений,
Я не отдамся на растерзания бед.

Я думаю о тебе всерьез
И лишь тобой живу.
Пускай по телу только дрожь,
Тобою лишь дышу.

Я пытаюсь до тебя дозвониться
И скороговоркой рассказать о себе.
Мне хочется с тобою объясниться,
О нелегкой, прожитой судьбе.

Да, между нами континенты,
Не легче на душе от расстояния.
И вот такие-то моменты,
Не оглушат воспоминания.

Ни компьютерная графика, ни интернет,
Не помогут мне с тобой связаться.
И заветнее желанья просто нет,
Как встретиться с тобою и обняться.

Это не колдовство и не черная магия
И не запретная зона систем.
Все, что я думаю, изложу на бумаге я,
Не побоюсь я расстаться ни с чем.

Привела меня к тебе только вера,
Я не задумывалась не на миг.
Меня не останавливала ни какая мера,
Лишь только из души просящий крик.

Да, я в помоще твоей нуждаюсь
И как Богу тебе молюсь.
Я не о чем в этой жизни не каюсь,
Только вечно с собою борюсь.

Я даже не знаю, как тебя благодарить,
Лишь бы только меня ты спасла.
Свой стих хочу тебе я подарить,
За то, что ты мне очень помогла.

Ларисе Верцнер
Тянусь к тебе в своем сознанье
И греюсь от свечи твоей.
Здесь дремлет счастье в пониманьи,
Уставшей памяти моей.

То, чем ты владеешь,
Тебе наградой отзовется.
Ты никогда не постареешь,
Опекой Бога то зовется.

Вы заодно с Всевышним вместе,
Творите оба чудеса.
Любой прохожий в этом месте,
Бросает взор на небеса.

Избавила меня от острой боли,
Легкая рука твоя.
Вернула к чувству силы воли,
Кружится голова моя.

Благодарить тебя не смею,
Ты делаешь все от души.
В тебя я верю и лелею,
Прошу тебя, всегда живи.
Ларисе Верцнер
Ты стала близкой и родной,
Бегу к тебе на исцеленье.
Я доверяю, лишь тебе одной,
Свою судьбу, свое стремление.

Из тела вынимаешь душу мне,
Дрожать меня ты заставляешь.
Какая боль живет во мне,
Лишь только ты и понимаешь.

Беседуя с тобой о жизни,
Не перестаю я удивляться.
Ты привела в порядок мысли,
Теперь мне хочется смеяться.

И даже то, что я пишу,
Мне исцеляет взгляд.
Я нежно и тепло дышу,
Как много лет назад.

Только черной, холодной ночью,
Хочется солнца, немного тепла.
Закрываю уставшие очи
И молю, чтобы осень пришла.

То ли время изменилось, то ли мы,
Но уходят года без оглядки.
Даже снежные где-то холмы,
Играют с нами в вечные прядки.

У природы так прелестей много
И неизбежно ощущение любви.
Никогда не испытаешь такого,
При виде чистой красоты.

И все же шуршанье листопада,
Не заменить лавиной снежной.
Равнять грозу с дождем не надо,
Ливневый дождь бывает нежный.

Я этот мир спасу и никто другой,
Подниму я его с головы на ноги.
Пусть толпы идиотов стоят за мной,
Но над моею головой только Боги.

Знаю я, что всесильна,
Не сравнится со мной меч.
Чернота предо мной бессильна,
Свет смогу из нее извлечь.

Звезды превращу в фонтан проточный,
Над землею будет только яркий свет.
Превратила б лес я в луг цветочный,
Невозможных чудес на свете нет.

Мы не ценим наш Божий мирок
И не радуемся солнечному мигу.
Выбросит всех нас на островок,
Вот тогда мы наткнемся на фигу.

Только в состоянии высшей власти,
Вдруг просыпается людская страсть.
Ты, как дама козырной масти,
Людскую слабость стремишься понять.

Не понять нам властные души,
Вроде бы и их сердца кричат.
Только вянут от них наши уши
И наши сердца к ним равнодушно молчат.

Со счастливым концом кончаются сказки,
Но а в жизни так, увы не всегда.
Время есть господа! Снимайте-ка маски!
А не-то вас настигнет большая беда.

Черная, грязная, серая пыль,
С тобою нас разделяет.
Нет, не случайно, что прошлая боль,
Во сне нас с тобой посещает.

Вокруг, только сырость,
Я слезы свои берегу.
Внутри, только гордость,
Но вряд ли покой себе я найду.

Ты веришь в судьбу,
А я в ней опять сомневаюсь.
Не слыша мольбу,
Я в сердце твое с волненьем врываюсь.

Ах, что же придумать,
Чтобы снова в покое зажить.
О грустном не думать
И вечно, до смерти, любить.

Я наверно никогда не разберусь,
Со своими чувствами и волей.
Как стекло о землю разобьюсь
И обрежусь до смертельной боли.

Слезы так и рвутся напоказ
И сердце не дает покоя.
Я прячу от людей слезливых глаз
И все же я не сдамся так, без боя.

Да, мною овладела грубость и тоска,
Мне хочется тепла и ласки.
И постоянный стук у лобного виска,
Напоминает мне конец у доброй сказки.

Я ухожу в своих слезах,
В своих мечтах я растворюсь.
Ты не ищи любви в моих глазах,
Я думать о любви боюсь.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Биографии известных людей
Adblock
detector