я хочу изведать тайны жизни мудрой и простой

Я хочу изведать тайны жизни мудрой и простой

AeMbme2qEURjNXh6HbHEFlxZLducQiPU

Работа
Здравствуй, тяжкая работа,
Плуг, лопата и кирка!
Освежают капли пота,
Ноет сладостно рука!

Прочь венки, дары царевны,
Упадай порфира с плеч!
Здравствуй, жизни повседневной
Грубо кованная речь!

Я хочу изведать тайны
Жизни мудрой и простой.
Все пути необычайны,
Путь труда, как путь иной.

В час, когда устанет тело
И ночлегом будет хлев,—
Мне под кровлей закоптелой
Что приснится за напев?

Что восстанут за вопросы,
Опьянят что за слова,
В час, когда под наши косы
Ляжет влажная трава?

А когда и в дождь и в холод,
Зазвенит кирка моя,
Буду ль верить, что я молод,
Буду ль знать, что силен я?

AeMbme2qEURjNXh6HbHEFlxZLducQiPU

AeMbme2qEURjNXh6HbHEFlxZLducQiPU

Сложное стихотворение, много противоречивого навернуто.

AeMbme2qEURjNXh6HbHEFlxZLducQiPU

voupkr7PpgY cVwRekWDFHBTjLVH4h8aL8pR 6baylWTKNXMTYYi56CqZCrrWunl0QQRsEo9JFoSQvz66qLi7LKa

Я хочу изведать тайны
Жизни мудрой и простой.
Все пути необычайны,
Путь труда, как путь иной.

Освежают капли пота,
Ноет сладостно рука!

в этой обыденности существования труженника он пытается увидеть силу и правду жизни :))

Источник

ИНВЕРСИЯ — это… Примеры из литературы

Одним из средств выра­зи­тель­но­сти худо­же­ствен­ной речи явля­ет­ся сти­ли­сти­че­ская фигу­ра — инвер­сия, суть кото­рой состо­ит в рас­по­ло­же­нии слов в обрат­ном поряд­ке.

Латинское сло­во «inversio» зна­чит «пере­ста­нов­ка, пере­во­ра­чи­ва­ние».

Инверсия — одна из самых рас­про­стра­нен­ных сти­ли­сти­че­ских фигур. Этот обо­рот поэ­ти­че­ской речи заклю­ча­ет­ся в свое­об­раз­ной рас­ста­нов­ке слов, нару­ша­ю­щей обыч­ный поря­док:

ОпределениеИнверсия — это пере­ста­нов­ка обыч­но­го (ней­траль­но­го) поряд­ка слов в пред­ло­же­нии с целью под­чер­ки­ва­ния смыс­ло­вой зна­чи­мо­сти, поэ­ти­че­ской выра­зи­тель­но­сти отдель­ных слов или при­да­ния всей фра­зе осо­бой инто­на­ции, сти­ли­сти­че­ской окрас­ки, тор­же­ствен­но­сти и воз­вы­шен­но­сти.

be5ddd485cbd84c41847242a576bf126

Дополнительный мате­ри­алА вот какое опре­де­ле­ние инвер­сии в лите­ра­ту­ре дает Википедия.

Перестановка слов выде­ля­ет, под­чёр­ки­ва­ет их, при­да­ет худо­же­ствен­ной речи боль­шую выра­зи­тель­ность. С помо­щью инвер­сии писа­те­ли акцен­ти­ру­ют вни­ма­ние на том сло­ве, кото­рое несет основ­ную смыс­ло­вую нагруз­ку в выска­зы­ва­нии, чем доби­ва­ют­ся наи­боль­ше­го воз­дей­ствия на чита­те­ля.

Когда б вы зна­ли, из како­го сора
Растут сти­хи, не ведая сты­да,
Как жёл­тый оду­ван­чик у забо­ра,
Как лопу­хи и лебе­да.

Примеры инверсии в художественной литературе

Сегодня у бере­га наше­го бро­сил свой якорь досель неиз­вест­ный корабль . Н. Гумилёв

Скоро полу­чишь ответ ты — весточ­ку в несколь­ко строк. В.Высоцкий

Постпозитивное рас­по­ло­же­ние опре­де­ле­ний харак­тер­ны для сти­ля твор­че­ства писа­те­лей XIX века. При такой инвер­сии уси­ли­ва­ет­ся смыс­ло­вая нагруз­ка на опре­де­ле­ние, так как зача­стую его атри­бу­тив­ное зна­че­ние ослож­ня­ет­ся оттен­ком пре­ди­ка­тив­но­сти, как у М.Лермонтова:

Участие и любовь непри­твор­ные вид­ны были на лице Анны. Л.Н. Толстой

Сильным сред­ством смыс­ло­во­го выде­ле­ния опре­де­ле­ния явля­ет­ся его «отрыв» от опре­де­ля­е­мо­го сло­ва, при­чем оно может нахо­дит­ся как в нача­ле, так и в кон­це пред­ло­же­ния. Этот при­ем инвер­сии мастер­ски исполь­зо­вал И.С. Тургенев:

Где глаз людей обры­ва­ет­ся куцый … В. Маяковский

Расположение допол­не­ния перед ска­зу­е­мым носит инвер­си­он­ный харак­тер, напри­мер, у С.Есенина:

Там, где капуст­ные гряд­ки
Красной водой поли­ва­ет вос­ход,
Клененочек малень­кий мат­ке
Зеленое вымя сосёт.

Отметим так­же, что в сти­хо­твор­ных текстах инвер­сия выпол­ня­ет рит­мо­об­ра­зу­ю­щую функ­цию.

В поле чистом,
Луны при све­те сереб­ри­стом,
В свои меч­ты погру­же­на,
Татьяна дол­го шла одна.

Видеоурок

Источник

ЧИТАТЬ КНИГУ ОНЛАЙН: Русская поэзия начала ХХ века (Дооктябрьский период)

НАСТРОЙКИ.

sel back

sel font

font decrease

font increase

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

2

РУССКАЯ ПОЭЗИЯ НАЧАЛА XX ВЕКА

Вступительная статья и составление: Евг. Осетрова.

Примечания: В. Куприянов, Е. Плотникова (к иллюстрациям).

Е. Осетров. НА РУБЕЖЕ ВЕКОВ

В последние годы явственно обозначился повышенный читательский интерес к русской классической поэзии, а также к поэзии начала двадцатого века. Проявлению напряженного внимания способствовали серьезные причины, в числе их не последнее место занимает желание нового, обогащенного современностью, прочтения Пушкина, Лермонтова, Жуковского, Баратынского, Тютчева, Фета, а также Блока, Маяковского, Бунина, Есенина, Брюсова… Выросли и новые поколения читателей, жаждущие составить собственное представление о таких неоднозначных поэтических фигурах, как Иннокентий Анненский, Андрей Белый, Велимир Хлебников, Марина Цветаева, Федор Сологуб, Максимилиан Волошин, Константин Бальмонт… Надо отметить, что наука сделала в последнюю пору немало, чтобы разобраться в сложном литературном мире начала столетия, отбросить мифы и наслоения, полемические гиперболы, произносившиеся в пылу споров, перекочевавшие позднее на страницы учебных пособий. Дурную услугу оказали зарубежные издания, где наряду с серьезными и глубокими работами знатоков-русистов (интерес к нашей культуре огромен и растет во всем мире!) появлялись всевозможные исторические сенсации, отдающие пресловутой «развесистой клюквой», а иногда и откровенным политиканством.

Конец девятнадцатого века и первые семнадцать лет — до Октября — пролетарский этап освободительной борьбы, становление ленинской партии — время трех революций. Октябрь потряс мир. Произошла смена всемирно-исторических формаций. В борьбе и муках рождалась новая социальная система, еще никогда не виданная в истории человечества. Поэзия, всегда бывшая в России чутким эхом действительности, не могла не испытать глубину и силу социальных катаклизмов, расколовших планету, ощутимых едва ли не во всех краях света. Можно сказать, что век двадцатый — «поистине железный век» — вступил в права под звуки пламенного революционного призыва, прозвучавшего на всю страну: «Пусть сильнее грянет буря!» Свидетели и участники незабываемых событий, вдохновенно певшие «Интернационал» и «Варшавянку», отмечали, что тогда стихи с революционным содержанием становились прокламациями, а прокламации писались, как стихи. Литература запечатлела на своих страницах такой важнейший исторический этап, как перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую, перегруппировку сил на мировой арене, когда Россия стала центром мирового революционного движения.

Под воздействием большевистской печати вызревал и формировался отмеченный народностью талант Демьяна Бедного, принимавшего активное участие в работе редакции «Звезды», а затем и «Правды». Популярность получили его басни, в создании которых он опирался на основательно забытые к началу века в литературе традиции Ивана Крылова. Эзопов язык притч-сатир Демьяна Бедного пришелся по душе демократическому, скорее даже революционному читателю, ибо обращался к его ироническому складу ума, умеющего уловить политический намек, понять соль шутки, когда вместо обещанной «сотенной свечи» предлагался «копеечный огарок». Ненавистью к «господину Купону» были отмечены ранние стихи Маяковского.

Несмотря на песенную громогласность, распространение пролетарской поэзии, олицетворяемой именами Шкулева, Нечаева, Благова, Тарасова, Гастева, множеством других, было сильно затруднено, связано с многими цензурными и иными мытарствами, что и приводило к частой анонимности ее бытования. Многие книги не каждому попадали в руки, и подпольные стихи были укрыты от власть имущих, как шубой, — по образному выражению Николая Асеева, — сочувствием масс. Высоким примером для молодых пролетарских поэтов служили гордые образы Максима Горького. В целом же поэзия трепетно ощущала «подземные толчки» истории, приближение времени, когда произойдут «неслыханные перемены, невиданные мятежи».

Ивана Бунина, преемника реалистических традиций русской классической литературы, читающая публика ценила как блистательного стилиста, возведшего прозу в степень поэзии. В его творчестве стихи, выделявшиеся чистотой и точностью чеканки, соседствовали с прозой на протяжении всего жизненного пути. Долгое время бытовало представление о Бунине-поэте как холодноватом пейзажисте, интересующемся скорее красками и пластической гармонией, нежели живой жизнью. Автор «Листопада», чей талант Горький сравнивал с матовым серебром, решительно опровергал умозрительный подход к его стихам, утверждая: «Нет, не пейзаж влечет меня, // Не краски жадный взор подметит, // А то, что в этих красках светит: // Любовь и радость бытия».

Источник

Мне, видно, нет другой дороги. Былинка

Все долгие годы редакторства я ждал, когда в газете появится человек, способный меня заменить, — я бы расслабился. Да и мысль о преемнике все больше овладевала мной. Но когда такой человек появлялся, и я отпускал бразды правления, газета становилась чужой и теряла свое лицо. Это замечали читатели. Все попытки отыскать опору кончались ничем; приходилось тянуть груз самому. Одно время я тужил об отсутствии «наследника», пока кто-то из близких не спросил меня: «Да откуда ты знаешь, сколько лет должна просуществовать газета? Все в руках Господа». И я смирился… «Вот Я повелеваю тебе: будь тверд и мужест-вен, не страшись и не ужасайся; ибо с тобой Господь, Бог твой, везде, куда ни пойдешь»(Иис. Нав.1,9).

Мне, видно, нет другой дороги —
Одна лежит… иди вперед,
Тащись, покуда служат ноги,
А впереди — что Бог пошлет.

Все грязь да грязь… Господь помилуй!
Устанешь, дух переведешь,
Опять вперед! Хоть не под силу,
Хоть плакать впору, — все идешь!

Нужда, печаль, тоска и скука,
Нет воли сердцу и уму…
Из-за чего вся эта мука —
Известно Богу одному.

Уж пусть бы радость пропадала
Для блага хоть чьего-нибудь.
Была бы цель — душа б молчала,
Имел бы смысл тяжелый путь;

Так нет! Какой-то враг незримый
Из жизни пытку создает
И, как палач неутомимый,
Над жертвой хохот издает…
Иван Никитин †1861

И вообще, жизнь показала, что в мире больше ведомых, чем ведущих. Наверное, это зависит от воспитания самостоятельности, наличия воли на принятие решения. Американцы, несмотря на свою кичливость, это качество укореняют в детей с пеленок. Правильно «поставленное» Православие с правильно усвоенным понятием послушания отнюдь не лишают христианина, как думают некоторые, свободы воли, умения приказывать и нести ответственность за себя и других. Сейчас этого качества нам мучительно не хватает.

… Подходит ко мне сотрудник и говорит: «Будешь платить 75 процентов своей зарплаты, стану твоим заместителем». Я рад-радешенек и на все условия согласен, только первый же день по-казал полную неспособность сотрудника «соответствовать»: «И слепая лошадь везет, коли зрячий на возу сидит». А жаль…

Только недавно — и то из родной газеты во славу Святителя Николая «Правило веры» — просветился, что раньше на Руси справляли память Святителя не только весной и в декабре, но и летом, 11 августа, — в Рождество Святителя Николая. Удивительно то, что венчались мы с женой Валерией именно в этот день в Печорах по благословению архимандрита Пантелеимона(Борисенко †1995) в церкви 40 Севастийских мучеников в 1995 году. Еще удивительнее для меня тот факт, что за год до события, зимой, я побывал на острове у старца Николая, и он на все мои вопросы одно отвечал: «Венчаться надо». Я тогда по неразумию думал: не то что-то говорит мне ветхий старичок… Еще раньше, до Крещения, Святитель Николай явился мне во сне, и только потом я узнал лик Чудотворца на храмовой иконе. Теперь-то я уверен, что Святитель сопровождает мою православную жизнь — и помощь подает, и вразумляет по-всякому. Тяжелая, однако, у святого десница… Но об этом как-нибудь в другой раз…

ТАИНСТВО ВЕНЧАНИЯ
Свеча венчальная горела
Дрожащим пламенем в руках.
И мое сердце улетело,
И затерялось в облаках.
И полотенце под ногами
Белее белых облаков.
Сам Бог Господь стоит пред нами!
И озаряет нас любовь!
Церковный хор прилежно славит
В любви рожденную семью
И дом, в котором муж мой правит,
Дом, где счастливо проживу!
И звон малиновый, венчальный
В дверях церковных встретил нас.
И уж, конечно, не случайно
Слезинки радости из глаз…
Ольга Смирнова, п.Янтарный

И еще один эпизод, связанный с отцом Николаем Гурьяновым. Когда мама лежала в больнице Боткина со смертельным диагнозом «инфекционный менингит», а это было в январе 2001 года, я обратился за помощью к лечащему врачу старца. Он тут же позвонил на остров и передал мне такой совет о.Николая: положить под мамину подушку большой магнит. Времени удивляться не было, и совет старца я выполнил скоро. Но ни магнит, ни дорогие снадобья не помогли — мама умерла 24 января 2001 года. Потом, когда я пришел в себя, странным мне показался совет старца. Более того, я совершенно уверен, что старец подобного совета и дать не мог. Теперь, зная обстановку в его келье последние три года, я понял, что рекомендация исходила от одной из его келейниц. Не зря старец жаловался, что на три года попадет в тюрь-му. Мало кто понимал тогда значение его слов. Только теперь стали понимать, с каким смирением нес он свои последние дни. А магнит, конечно, глупость…

РУССКИЙ СВЯТОЙ
Ты никогда в России не был,
Святой Угодник Николай,
Не ел ее ржаного хлеба,
Не пил из крынки через край.
Не шел с сохой, не мерз под снегом,
Не восставал с мечом на бой.
Ты никогда в России не был,
Но был всегда нам под рукой.
Во все века помощник первый
К тебе взывающих, и ты,
О, Николай, по нашей вере
Не оставлял нас в час беды!
Ты стал своим под русским небом,
Всем нам — убогим и больным.
Ты никогда в России не был,
Но самым Русским стал святым!
р.Б. Аркадий Мокеев, пожизненно заключенный,
Мордовия

ВЫСШАЯ МЕРА
Мой Ангел расправит крылья
над месивом бездорожья,
над страхом и над безсильем,
над ужасом и над дрожью.

Я выше не знаю веры,
я тоньше не слышал пенья,
готовился к «высшей мере»,
а получил прощенье.

Мой Ангел споет безмолвно
о ветре родном попутном.
Глаза я открою, словно
ребенок весенним утром.
Инок Всеволод, США

Журналистика — это навсегда. С кем бы ни встречался, куда бы ни ездил, что бы ни читал или фотографировал — всегда одно на уме: как сможет пригодиться газете. Хорошо ли, плохо ли — не знаю, только мню, точить будет до конца дней; или ты не журналист, а временно занесенный на это поприще. Потом что-то отсеется, а нужное в нужный момент всплывет и будет к месту.

Так и «записки редактора» — только то, что вынесла память, только мысли, которые мучают. Прав, наверное, Достоевский, назвавший журналистику «врагом литературы» : пишешь на-спех, стиль как получится, и мысль в образ переводишь по-газетному коротко, но объемно, если выйдет. И все же хочется утвердить, что журналистика — не враг, а разновидность литера-туры, и не такой уж это простой жанр, каким кажется. Не верите? Возьмите в руки перо…

ПОЭТУ
Ты взял перо. Надумал стать поэтом,
Чтоб миру показать свой бриллиант.
Сначала рассуди, твое ли это?
Быть может, у тебя другой талант?

Поэзия — подобие моленья,
Удел ее — к Святому возносить.
А без Творца, — прими предостереженье,
Ты станешь вытворять, а не творить.

В служенье слову многое двулико,
Есть крайности — пророки и шуты.
Не выставляйся пред толпой великим:
Написанное выявит, кто ты.
Иеромонах Роман(Матюшин)

М.М.Дунаев в статье «Постмодернисткие скандалы» (журнал «Церковь и время», №2(23), М., 2003), весьма авторитетный в православном мире ученый, пишет: «Литература несет в себе осо-бую ответственность, ибо она есть искусство слова. Если посредством слова человек начинает служить злу, то это становится сродни греху хулы на Духа. Святитель Игнатий (Брянчанинов) писал: «Дар слова несомненно принадлежит к величайшим дарам. Им уподобляется человек Богу, имеющему Свое Слово. Слово человеческое подобно Слову Божию, постоянно пребывает при отце своем и в отце своем — уме, будучи с ним едино и вместе отделяясь от него неотдельно… Понятна и причина строгого приговора Господня, которым определено, что человеки дадут отчет в каждом праздном слове. Божественная цель слова в писателях, во всех учителях, а паче в пастырях — наставление и спасение человеков. Какой же страшный ответ дадут те, которые обратили средство назидания и спасения в средство развращения и погубления!»

Грозное пророчество. И не отговориться никому тем, что художественная деятельность далека-де от религиозной проповеди, имеет свои собственные цели»…

РУССКИЙ ЯЗЫК
Пускай вековая усталость
Сгибает мне плечи, но все ж
От предков с тобой нам досталось
Не только паденье и ложь,

Не только невзгоды и беды,
Но мудрость Божественных книг.
А с ней передали нам деды
Великое слово — язык.

Мы приняли это наследство,
Разящее остро, как меч,
Духовное мощное средство —
Родимую русскую речь.

И в сердце горит и трепещет
Той речи горящая плоть,
Звенит, словно колокол вещий:
Мария, Россия, Господь.

И вечное Божие слово
Нам благосвествует о том,
Что церковь есть Тело Христово,
Что Русь — Богородицы Дом.

Живут в нашем русском народе
Безсмертные эти слова,
Как живы Кирилл и Мефодий,
Как вера и слава жива.
Татиана Егорова, СПб

В бомбоубежище, в подвале
Нагие лампочки горят.
Быть может, нас сейчас завалит, —
Кругом о бомбах говорят…

…Я никогда с такою силой,
Как в эту осень, не жила.
Я никогда такой красивой,
Такой влюбленной не была…
Ольга Берггольц †1975

«ВСЕ ПУТИ НЕОБЫЧАЙНЫ»
Не звонит телефон, молчит мобильник, по электронной почте нет писем, в почтовом ящике одна реклама, дверной звонок бездействует, в гараже простаивает машина, даже будильник выключен… Нет, сейчас соберусь и пойду на работу: там жизнь!

РАБОТА
Здравствуй, тяжкая работа,
Плуг, лопата и кирка!
Освежают капли пота,
Ноет сладостно рука!

Прочь венки, дары царевны,
Упадай порфира с плеч!
Здравствуй, жизни повседневной
Грубо кованная речь!

Я хочу изведать тайны
Жизни мудрой и простой.
Все пути необычайны,
Путь труда, как путь иной.

В час, когда устанет тело
И ночлегом будет хлев, —
Мне под кровлей закоптелой
Что приснится за напев?

Что восстанут за вопросы,
Опьянят что за слова
В час, когда под наши косы
Ляжет влажная трава?

А когда, и в дождь и в холод,
Зазвенит кирка моя,
Буду ль верить, что я молод,
Буду ль знать, что силен я?
Валерий Брюсов †1924

Мамины часы на стене давно идут невпопад, да я и не смотрю по ним время. Их привычное тиканье — биение маминого сердца…

МАТЕРИ
И первый шум листвы еще неполной,
И след зеленый по росе зернистой,
И одинокий стук валька на речке,
И грустный запах молодого сена,
И отголосок поздней бабьей песни —
Мне всякий раз тебя напоминают.
Александр Твардовский †1971

Источник

Валерий Брюсов — Здравствуй, тяжкая работа ( Работа )

bryusov

Здравствуй, тяжкая работа,
Плуг, лопата и кирка!
Освежают капли пота,
№ 4 Ноет сладостно рука!

Прочь венки, дары царевны,
Упадай порфира с плеч!
Здравствуй, жизни повседневной
№ 8 Грубо кованная речь!

Я хочу изведать тайны
Жизни мудрой и простой.
Все пути необычайны,
№ 12 Путь труда, как путь иной.

В час, когда устанет тело
И ночлегом будет хлев, —
Мне под кровлей закоптелой
№ 16 Что приснится за напев?

Что восстанут за вопросы,
Опьянят что за слова
В час, когда под наши косы
№ 20 Ляжет влажная трава?

А когда, и в дождь и в холод,
Зазвенит кирка моя,
Буду ль верить, что я молод,
№ 24 Буду ль знать, что силен я?

Zdravstvuy, tyazhkaya rabota,
Plug, lopata i kirka!
Osvezhayut kapli pota,
Noyet sladostno ruka!

Proch venki, dary tsarevny,
Upaday porfira s plech!
Zdravstvuy, zhizni povsednevnoy
Grubo kovannaya rech!

Ya khochu izvedat tayny
Zhizni mudroy i prostoy.
Vse puti neobychayny,
Put truda, kak put inoy.

V chas, kogda ustanet telo
I nochlegom budet khlev, —
Mne pod krovley zakopteloy
Chto prisnitsya za napev?

Chto vosstanut za voprosy,
Opyanyat chto za slova
V chas, kogda pod nashi kosy
Lyazhet vlazhnaya trava?

A kogda, i v dozhd i v kholod,
Zazvenit kirka moya,
Budu l verit, chto ya molod,
Budu l znat, chto silen ya?

Plhfdcndeq, nz;rfz hf,jnf,
Gkeu, kjgfnf b rbhrf!
Jcdt;f/n rfgkb gjnf,
Yjtn ckfljcnyj herf!

Ghjxm dtyrb, lfhs wfhtdys,
Egflfq gjhabhf c gktx!
Plhfdcndeq, ;bpyb gjdctlytdyjq
Uhe,j rjdfyyfz htxm!

Z [jxe bpdtlfnm nfqys
;bpyb velhjq b ghjcnjq/
Dct genb ytj,sxfqys,
Genm nhelf, rfr genm byjq/

Xnj djccnfyen pf djghjcs,
Jgmzyzn xnj pf ckjdf
D xfc, rjulf gjl yfib rjcs
Kz;tn dkf;yfz nhfdf?

F rjulf, b d lj;lm b d [jkjl,
Pfpdtybn rbhrf vjz,
,ele km dthbnm, xnj z vjkjl,
,ele km pyfnm, xnj cbkty z?

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Биографии известных людей
Adblock
detector