я просто подарю тебе новую жизнь

Я подарю тебе новую жизнь

Я просыпаюсь и чувствую боль во всем чертовом теле. Пытаюсь открыть глаза, но с первого раза не выходит. Тихо ругаюсь про себя, и только тогда позволяю себе открыть глаза. Встаю и сажусь на кровать, но быстро морщусь, понимая, что я сижу вовсе не на кровати. Я находилась в салоне автомобиля. А если быть точнее топика. Отец арендовал машину для перевозки вещей, да и для того, что бы «спать было удобнее». Так сказал папа. Выдохнув, я взялась за поручень, встала и пошла к отцу. Меня немного шатает, я не выспалась.

— Уже проснулась? — Папа улыбнулся и посмотрел в зеркало заднего вида. Я кивнула и села рядом с ним.

— Долго еще? — Спросила я папу и при этом всматриваясь в дорогу. Пасмурно. Будет дождь. И зачем мы вообще приехали, спрашивается, в этот Новый Орлеан. Лучше бы остались в нашем Бристоле в штате Коннектикут. Непроизвольно всплывают воспоминания про наш дом. Я хмурюсь и отвожу глаза в сторону папы.

— Еще немного, потерпи родная. — Он похлопал меня по коленке и переключил передачу. — Хочешь есть? — Его голубые глаза смотрели в упор, а волосы цветом молочного шоколада переливались на солнце. У него были довольно выделенные скулы, тонкие губы и высокий лоб. Меж бровями пролегли небольшие складки и в уголках рта тоже. На лице уже красовалась небольшая щетина. И этого мужчину я любила больше всего на свете.

Я встала и отправилась обратно на свое законное место. И на этом наш утренний разговор закончился. Беру портфель и копошусь в нем, что бы достать телефон и наушники. Через пару минут нахожу то, что нужно и достаю, попутно вешая портфель на сиденье напротив. Смотрю на время. Восемь тридцать утра. Опять вздыхаю, включаю музыку и закрываю глаза погружаясь в собственные воспоминания.

Два месяца назад мы с отцом узнали о похождениях матери на право и налево, отчего отец потребовал от нее развода. А я сразу сказала, что останусь с ним. С ним мне было легче и спокойнее. Его я любила больше. Еще через месяц состоялся суд на деления имущества и детей. Суд прошел легко и бесконфликтно. Отец оставил матери дом и машину, так как с собой мы ее забрать не сможем. Когда дошло дело до детей, я сказала, что останусь с отцом. Судья и мама согласились, хотя довольно не охотно с этим согласилась моя мать.

В семье как я уже и сказала я была одна. Хан Тяфьть, с русыми волосами и зелеными глазами. С глупыми увлечениями и со странными прихотями. Так думали окружающие, но так ли было на самом деле?

Я Хантер Вирджиния Тафт. С тёмно-мендалиевыми оттенком волос, который выцветает каждое лето под русый. Мой настоящий цвет глаз серый, но в свете дня, он схож с зеленоватым. Моими увлечениями были: книги, музыка, балет, который я могу смотреть сутками, сериалы и что-то в этом духе. Моими прихотями называли странными, потому что в свои пятнадцать лет, а то есть год назад, я сделала себе на правой руке татуировку от запястья и до внутренней стороны локтя. Это было крыло ангела чёрного, синего и голубого цвета. Мама не давала на это добро, но папа просто молча взял меня за руку и отвел в тату-салон, где сделала вместе со мной парные татуировки, только на левой стороне и в красном, сером и зеленом цвете. Так впервые, он ощутил вкус этого дела и погрузился в него с головой. Сейчас на его теле более десяти татуировок, в основном на спине и ногах.

Итак, развод прошёл удачно и через несколько недель мы уехали сюда. В пасмурный и затухлый Новый Орлеан. Папа нашёл мне новую школу и завтра пойдёт подавать документы. Я перешла в десятый класс.

Отец же будет главным архитектором города. Мы жили в достатке, и не были бедными. Он собирался покупать на этой неделе машину. Но пока, мы на пути к новому дому.

Я не знала, что меня ждет в этом городе и найду ли я тут друзей. Потому что там, мне было легко распрощаться с тем, что у меня было. Я легко оставила мать одну, лживых друзей, гнилых людей там. И школу, что была каким-то шлюхо-притоном. В этом же городе я собираюсь начать жизнь заново.

Машина остановилась со скрежетом возле небольшого домика в один этаж.

— Приехали милая! — Отец не смотря на то, что только что развелся был рад как никогда. Ничего не поднимает ему так настроение как новая татуировка.

— Ну и когда прием? — Я взглянула на счастливого отца спускаясь по лестнице топика. Как только я оказалась на улице, меня обдало холодом.

— Уже завтра. Поеду сразу после того, как завезу твои документы в школу.

Он сиял от счастья и казалось вот-вот запрыгает и захлопает в ладоши как девочка. Я непроизвольно улыбнулась.

— Поехали со мной? — Он начал доставать вещи в самом конце машины.

— Я даже не знаю, что хочу, пап. — Покачала головой и отвернулась в сторону дома.

Он стоял П-образно и был довольно обширным. Его стены были выкрашены в черно-белый цвет, фундамент выкрашен под дерево-сетку, бежево-персикого цвета, а фасад радовал глаз. С двух сторон от дома стояли клумбы. Там были посажены розы, колокольчики и любимые мамины пионы. Скукоживаюсь вспоминая то, как застукала этого самого маминого ухажера, когда он дарил ей эти чертовы пионы.

— Я их вырву, — шептала я.

— Я не буду против, — от папы это не осталось не замеченным. Он тащил уже третью сумку в глубь дома.

— Ой, — спохватилась я. — Давай помогу?

— Я был бы несказанно рад, Вер.

Вер, Вера, Верусик — так называл меня отец. Ведь второе имя мне подобрал именно он. Вирджиния… Очень оригинально, спасибо папа!

Беру не совсем тяжелые сумки и несу в дом. Как только я зашла, меня обдало приятной свежестью. Тут пахло на удивление древесиной и мятой. Словно тут мятное поле. Я закатила глаза от наслаждения.

Я помогла перенести папе все вещи, и когда он поручил мне отыскать свою комнату и разобрать все вещи уехал отдавать машину. Я осталась одна.

Я осмотрела весь дом минут за десять. В гостиной стоял камин, а над камином весел плазменный телевизор. Перед ними стоял диван, «одетый» в белоснежный футляр, на котором были декоративные маленькие подушки разного цвета. Далее шла кухня, на которой мне придется каждое утро и вечер готовить еду, ничего интересного… Затем две ванные. Напротив папиной комнаты и моей. Папины вещи я разложила быстро и улыбнувшись покинула комнату. Разобраться где-чья комната было проще простого, папа повесил на них таблички. Чертов гений! На его двери было написано «Узнаю, что ты убрала все по местам — убью», а на моей просто «Вера». Я закатила глаза от возмущения. Я — Хантер!

Источник

Я подарю тебе новую жизнь

Аннотация к книге «Я подарю тебе новую жизнь»

45 комментариев

Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Кира, что-то случилось? Книга заморожена? Просто очень понравилось начало, хотелось бы прочитать историю))))

как-то грустно. когда же продолжение, Кира?)))))

UiU66IsLoUlTd2u 7A9mlj6Tla9ohl9c

Кира Муромцева, Благодарю. И ждём каждый день

Кира, подскажите пожалуйста график прод?

1607433076 100642

Оксана Бесталкина, Графика выкладки пока нет))

вот, блин, встряла. папаша полный неадекват, ещё и с друзьями. хоть бы кто помог.

default avatar

а куда же девались специальные службы,которые должны стоять на защите детства этого ребенка

Спасибо, очень ярко описаны эмоции и переживания героев. Еще до сих пор под впечатлением от прочитанного. Круто Кира. Поклон.

1607433076 100642

Оксана Бесталкина, Очень рада, что история нравится!

к сожалению, мужчины очень слабые существа в психологическом плане и многие из них «решают» проблемы просто спрятав голову в песок. Женщина тянет все на себе и в себе. Сергей повел себя так, как мог. Яна выглядит как живой мертвец. Не могу осудить ни первого, ни вторую. Что-то мне кажется, что на кладбище они сейчас и встретятся.

default avatar

Fo

Кира Муромцева, Может этой Вике ребенка заделать, а уйти потом будет очень сложно.

Fo

Вика если Сергей не дай бог отменит или скажет нужно отложить свадьбу устроит ему кардибалет, покажет своё истинное лицо. Она вцепилась в него мёртвой хваткой, фиг отцепишь. Сейчас будет понимать, что он отдаляется, то возможно и будет стараться забеременеть, чтобы его к себе привязать.

default avatar

default avatar

Источник

Неоспоримая. Я куплю тебе новую жизнь

Я безумен. Я одержим. Рядом с ней я забываюсь. Я теряю голову. Я делаю то, что мне не свойственно. Я не контролирую себя. Я хочу ее, но я боюсь. Она стала для меня целым миром. Она то, за что я держусь в минуты отчаяния. Ради нее я пройду все круги ада. Только, чтобы увидеть ее улыбку, услышать ее смех. Она – моя ахиллесова пята. Сладкая заноза в сердце. Девушка, которую я собственноручно утвердил НЕОСПОРИМОЙ.

Неоспоримая

Я куплю тебе новую жизнь

Автор: Тодорова Елена.

Редакторы: Михайлова Ирина, Бирюкова Анна, Ульянова Елена.

Мастер обложки: Вика Кармен.

Слоган: Два одиночества, два трудных характера.

Аннотация: Я безумен. Я одержим. Рядом с ней я забываюсь. Я теряю голову. Я делаю то, что мне не свойственно. Я не контролирую себя. Я хочу ее, но я боюсь. Она стала для меня целым миром. Она то, за что я держусь в минуты отчаяния. Ради нее я пройду все круги ада. Только, чтобы увидеть ее улыбку, услышать ее смех.

Онамоя ахиллесова пята. Сладкая заноза в сердце. Девушка, которую я собственноручно утвердил НЕОСПОРИМОЙ.

Пролог

И сказал мне ангел чуть-чуть продержись.

Я завтра подарю тебе новую жизнь.

Завтра подарю тебе новую жизнь.

Аравин достал из кармана кожаной куртки листок бумаги. Быстро пробежал глазами, изучая содержимое, и убедившись, что находится в нужном месте, нажал на кнопку звонка.

Убрал руку, выждал пару секунд и нажал еще раз.

– Если пришел без пойла, проваливай на х**, кто бы ты ни был! – крик из квартиры звучал приглушённо, но в мужском голосе явно слышалось недовольство.

Аравин разозлился. И раздражали его не столько слова, сколько промедление.

Он слишком долго ее искал!

Сердце обрывалось при мысли, что и этот след окажется ложным.

Две недели назад Глинский уверил его, что видел Алису собственными глазами. Но, имея позади годы безуспешных поисков, Егор не верил уже никому и ничему.

Нужно было немедленно разрешить эту ситуацию.

Увидеть девушку своими глазами.

Он снова нажал на кнопку звонка. И в этот раз держал ее, не отпуская. Из-за двери доносились недовольные мужские ругательства. И это еще больше распаляло его. В груди закипела ярость. Раскатистые удары собственного сердца звучали для него сейчас слишком громко.

Аравин готов был вынести к чертям входную дверь этого притона. А судя по ее обшарпанному виду, огромного труда для этого не потребуется.

Но выплеск гнева не произошел.

Аравин растеряно посмотрел перед собой. На пороге стояла девчонка лет тринадцати. И вид у нее был не менее злой, чем у Егора.

– Какого хр*на тебе нужно? – сердито спросила малявка.

Она машинально посмотрела ему в лицо. Отвела взгляд. И снова вернула его. Теперь он был пропитан недоверием. Злость рассеялась.

Аравин четко уловил на ее лице эти эмоции. Но ему было глубоко безразлично поведение девчонки.

Первое – это не Алиса.

Второе – ему попросту плевать на все, что здесь происходит.

Он молча отпихнул девчонку в сторону и решительно шагнул вглубь квартиры.

Затхлый воздух непроветриваемого помещения вперемешку с одурманивающими парами дешевого алкоголя ударил ему в ноздри. В прихожей было темно и тесно. И Аравин двинулся на свет, спотыкаясь в темноте незнакомой квартиры.

Он прошёл в маленькую кухоньку. Там было пусто.

Морозный воздух проникал сквозь открытую форточку и проворно вытягивал ароматный пар из приоткрытой кастрюльки на старой газовой плите. Видимо, кто-то недавно готовил. Сердце Егора забилось быстрее. Он резко развернулся, едва не сбив с ног малявку, которая молчаливо шла за ним.

Он прошагал в ближайшую комнату и застыл в дверях. Спальню освещала только небольшая настольная лампа. Ее свет ложился на левую половину низкой кровати, где лежала девушка.

Это была Алиса. Он узнал ее сразу же. Несмотря на то, что видел в последний раз три года назад. Золотистые локоны выдавали ее.

Сердце ухнуло куда-то вниз и через секунду забилось с удвоенной силой. Аравин ощутил дрожь в руках и твердо стиснул кулаки, стараясь подавить непривычную реакцию.

Он подошёл к постели и неверующими глазами уставился на лежавшую девушку.

Она была укрыта по самую шею несколькими одеялами. Егор видел только ее лицо, и этого было достаточно, чтобы понять насколько она худая. Буквально тощая. Острые скулы торчали на когда-то милом личике.

Она тяжело дышала. Веки ее были сомкнуты, но слегка подрагивали. Словно девушка силилась их открыть. На гладком лбу выступила испарина, даже волосы на голове казались мокрыми

– Алиса, – выдохнул мужчина.

И девушка открыла глаза, довольно быстро, будто этот зов помог ей справиться.

– Я знала, что ты придешь, – голос ее был очень тихим и низким. Чем-то напоминал шелест листвы по утрам. Такой же безликий.

Аравин смотрел на девушку молча, почти не дыша. Он понимал, что нашел ее слишком поздно. Нужно было приехать раньше. Оставить тот чертов бой!

Две недели назад звонок частного детектива застал его в США. Он стоял в раздевалке. Тренер уже наматывал бинты на его руки. В преддверии боя, Егор был полон энтузиазма. Но после разговора весь запал как будто испарился.

Он хотел уехать сразу же! Бросить все!

Именно тренер убедил его, что за пару часов ничего не изменится. Но в голове Аравина был полный раздрай. Он не мог сфокусироваться на технике, сопернике и поединке в целом.

Бой был проигран. А затем неделя восстановления в больнице. Оттекшие глаза, разрубленные бровь и губа. Ни один бой раньше не оставлял Аравину таких последствий. Но все это было лишь мелочью по сравнению с тем, что творилось в его душе.

Он не мог спать и есть нормально. Рвался в Россию. К ней. Мучимый сомнениями, ведь, Глинский мог и ошибаться.

Но не ошибся. И фраза Глинского, что Алиса очень плоха, тоже оказалась правдой. Но тогда она еще выходила из дома. А сейчас было видно, что ей это не по силам.

– Ты в ссадинах, – сказала Алиса. – Я переживала за тебя. Тот бой был ужасным.

Он кивнул, не в силах рассказать, что творилось в его голове тогда.

Девушка закашлялась. Спазмы душили ее долго и мучительно. Егор видел, как из-под закрытых век скатились тонкие ручейки слез.

Приступ испугал его. Но ни один мускул на его лице не выдал этого. Лишь в глазах вспыхнуло отчаяние.

Он не хотел верить, что Алиса снова покидает его! И в этот раз навсегда.

– Все будет хорошо, – твердо сказал он, присаживаясь у кровати. Он хотел взять девушку за руку, но не решился поднимать одеяла и искать ее там.

Поэтому он просто склонился и обнял ее поверх одеяла, прижимаясь головой к лицу и ощущая исходивший от нее жар.

– Я всегда любила тебя, брат, – прохрипела Алиса. – Ты был единственным, по кому я скучала.

Егор поднял голову, всматриваясь в изнеможденное лицо.

–Почему ты не возвращалась? – задал он вопрос, который мучил его эти годы.

Он понимал ее протест родителям. Но после их смерти он каждый день ждал, что она вернется. Ведь понимал, что она знает. Тогда об этой новости писали в каждой газете. Наверняка и до этой провинции дошли слухи.

– Мне было стыдно, – румянец проступил на ее бледных щеках в подтверждение тихих слов. – Да и поздно было. Пути назад не было.

– Какая же ты глупая, – беззлобно выдавил мужчина.

– Забери ее с собой, – вдруг попросила Алиса.

– Кого? – не понял Егор.

– Стасю. Забери… ее, – она едва выговорила последнюю фразу, так как снова закашлялась, и в этот раз Аравину показалось, что она кашляет еще дольше. Надрывно глотая воздух и пытаясь подавить спазм.

Наконец она затихла, открыла глаза и тяжело вздохнула.

– Люблю тебя… – прохрипела она.

– И я тебя, – но Алиса его уже не слышала. Веки девушки закрылись, хриплое дыхание оборвалось. В комнате внезапно стало очень тихо.

И тогда Аравин услышал позади себя горестное рыдание.

Он резко обернулся и увидел зарёванную девчонку в дверном проеме. Ту самую, которая открывала ему дверь.

– Она ум-мерла? – безнадежно спросила малявка, всхлипывая.

Егор не хотел ей отвечать. Он не хотел произносить эти слова вслух. Ему хотелось прогнать прочь эту нищебродку и посидеть у тела сестры еще немного. Поэтому он молчал.

Он отвернулся. Но его снова потревожили.

В комнату ввалилось пьяное тело. Мужчина лет сорока, шатаясь, проковылял к постели, на которой лежала Алиса.

– Все? – спросил он. И этот вопрос выражал полное равнодушие. Подводил черту, не более.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Биографии известных людей
Adblock
detector