я сделаю твою жизнь адом

aleks anzhelo ya prevrachu tvoyu zhizn v ad

Я ПРЕВРАЩУ ТВОЮ ЖИЗНЬ В АД

Некроманты способны стоять на границе мира мертвых.

Жизнь для них — игра, а люди — пешки на шахматной доске.

Но даже в их сердцах может поселиться слабость…

Ненависть уничтожает безразличие.

А за ненавистью следует любовь.

Последнее, что я помнила, — как вышла из университетской библиотеки. Учебный год только начался, но задания от преподавателей сыпались как из рога изобилия. А старикан-эколог вдобавок выбирал такие темы для семинаров, о которых в интернете информации кот наплакал. Вот и приходилось студентам после лекций допоздна сидеть в своей Альма-матер. Я, к счастью, переношу это легко — еще не утихла радость самостоятельной жизни, не приелась и не стала она будничной. Наконец-то не нужно срываться с насиженного места, можно прожить в одном городе целый год и, возможно, даже больше! Для меня это действительно успех — ни много ни мало, но за свою жизнь я пережила двадцать один переезд! Новые школы, новые люди, всегда собранные чемоданы — такое любого до ручки доведет. Благо я девушка не стеснительная, быстро завожу друзей и могу за себя постоять.

Родители работали в крупной фирме, с филиалами по всей стране. И когда появлялся выгодный проект в каком-нибудь городе, мы собирали вещи и ехали. Вот такое выдалось детство. Поэтому, когда дело коснулось университета, мы вместе и пришли к решению, что я могу жить отдельно. Конечно, мама предлагала остановиться у тети, только это уже не устраивало меня, ведь я хотела учиться в большом городе, а не там, где население не превышало и двести тысяч человек. …

Я возвратилась к последнему воспоминанию, которое заканчивалось коридором в бежевых тонах, — нынешнее место радикально от него отличалось. Открыла глаза, чувствуя что-то теплое на груди. Перед глазами изумрудная зелень на фоне чистого неба и кирпичная стена, словно из старого европейского города.

Опустив взгляд, я неожиданно поняла, какое именно тепло привело меня в чувство. Прямо над моим лежащим на земле телом, которое я совсем не ощущала, словно оно было чужим или искусственным, сидел парень, что-то бормоча.

Одежда и волосы черные, нос острый, брови сведены к переносице, слегка пухлые губы, а возле его руки, расположившейся на моей груди, вился едва заметный красный дымок.

Медленно, но верно мне становилось дурно. Перед глазами кружили темные пятна.

«Наверное, он маньяк. Или насильник с больной фантазией», — подумала я, замечая, что и одежда на мне совсем другая — какая-то блузка с пышным бантом на шее, который в нынешних обстоятельствах был не лучше удавки.

Хотя таких маньяков даже в фильмах не бывает… Слишком симпатичен — нереалистично.

Становилось страшно, но появившаяся ноющая боль и полукруговое движение мужской ладони отвлекли от собственных страхов.

— Уб… Кха-кха. — Легкие отозвались острой болью, а парень словно и не заметил моей попытки заговорить. Это вывело из себя. — Ладонь убрал, пока пальцы не переломала.

И плевать, что толком двигаться не могу!

В этот раз парень меня услышал и приподнял голову, изогнув удивленно бровь. Он что, думал, что я уже не заговорю?

Он определенно был старше меня, и носил странный пиджак, застегнутый наискосок множеством серебряных пуговиц. Ну точно насильник!

— Было бы занимательно посмотреть на это. У самой пальцы переломаны.

Парень мрачно усмехнулся и, прежде чем я хоть что-то возразила, свободной рукой повернул мою голову вбок.

Представленное зрелище навсегда отпечаталось в моей памяти. Однажды я видела по телевизору, как спортсмен сломал ногу, она практически выгнулась в другую сторону. Нечто похожее сейчас творилось с моей рукой, которая была перемазана кровью, как и трава под ней.

Я шумно задышала, хватая ртом воздух. Словно оказалась в кошмаре наяву. Жутко… Зябко… Неожиданно я отчетливо ощутила твердость холодной земли под собой. А в следующую секунду накатила волна отупляющей боли. Будто сквозь толщу воды я услышала свой короткий вскрик, потухший вместе с уплывшим в темноту сознанием.

Тяжесть в голове. Ощущения — будто после бессонной ночи проспала много часов напролет. Бедро немного жжет. Что ж, жива — уже хорошо.

— Как долго нам ждать? — спросил незнакомый мужчина.

— Несколько минут. После таких повреждений пробуждение будет болезненным, — ответил ему мягкий женский голос.

Может, меня спасли? Только я все равно безумно боюсь открыть глаза. Загипсованная рука — самое малое, что могло открыться моему взору… Металлические штифты? Или я сломала что-то еще?

— Конкордия? — неуверенно позвал мужчина.

В голове зазвенел тревожный звоночек. Имя показалось знакомым, только вот слышала я его впервые.

— Конкордия, ты очнулась?

Да что же они заладили… Очнулась? Это они меня зовут?! Я — Эмма. Не Конкордия! Если, конечно, у них нигде больше девиц со сломанными конечностями не завалялось. А может, это общая палата? Где-то рядом лежит еще одна девушка?

Голова потихоньку легчала, и рациональное мышление возвращалось.

— Я вижу, что ты проснулась. Дышишь чаще, — добил меня мужчина.

Попробуй оставаться в спокойствии, когда творится невесть что…

Притворяться больше не имело смысла, и я приоткрыла сначала один глаз, а потом второй, убеждаясь, что обращаются все же ко мне. Высокий мужчина, на вид, едва достигший тридцати лет, в сером кителе, и пухлая женщина в платье и белой шапочке, едва держащейся на волосах, — оба смотрели прямо на меня.

Но не это волновало меня больше всего…

Моя рука… Цела! Цела, родимая!

Я, словно драгоценность, прижала ее к груди, нянча, как маленького ребенка. Конечность слегка ныла, но во всем остальном была полностью здорова.

— Конкордия… Миссис Ладин должна тебя осмотреть. — Лицо мужчины было беспристрастно. С таким же видом можно обращаться к тумбочке и надеяться, что она тебе ответит.

Первая радость ушла, хотя флер эйфории оттого, что мое тело цело и невредимо, все же остался. Но теперь необходимо было разобраться, куда меня занесло и почему зовут чужим именем.

Комната, в которой я находилась, на первый взгляд казалась унылой. Белые стены, коричневые плотные шторы на окнах, в ближайшем углу стол на изогнутых ножках, шкаф с книгами, тетрадями и пустота… Огромное, ничем не занятое пространство. Забыла упомянуть еще кровать, на которой расположилось мое многострадальное тельце.

Это совсем не похоже на больничную палату.

Восприняв мое задумчивое молчание как ответ, женщина направилась к кровати. Я позволила ей приблизиться, догадавшись, что миссис Ладин врач. Глупо отказываться от медицинской помощи, когда буквально недавно видела свою руку сломанной.

Источник

Я сделаю твою жизнь адом

Новый Год. Веселые новости…

— Боже, папа, тебе не стоит с молодежью общаться, — сонно промямлила, — шесть утра, это издевательство.

— Ничего не знаю, — папа схватил меня за ногу, и стал тащить… Рухнула на пол вместе с подушкой, которую держала мертвой хваткой, — Владушка-оладушка, извольте поднять свой зад.

Ненавижу, когда меня так называют. Подняла голову, сверкнула глазами в сторону мужчины, который улыбался во все свои… Двадцать девять зубов.

— Встаю, — рявкнула в ответ, — все, извольте удалиться с моей территории.

Мужчина положил одеяло на кровать, и быстро ушел. Стащила одеяло на пол, удобнее положила подушку и, накрывшись с головой задремала.

Насладилась тридцатью минутами покоя и тишины. После чего поползла в душ. Быстро умылась, оделась в обычную домашнюю одежду и спустилась на кухню.

Ненавижу праздники. Особенно тогда, когда мне нужно все готовить и убирать. После того, как мама уехала жить заграницу со своим новым мужем, женские обязанности легли на мои хрупкие плечи. Иногда мне кажется, что я сорокалетняя женщина, имеющая двух детей и муженька-зануду. А мне только семнадцать. И у меня вместо детей, младший брат-нарасхват, сестричка-истеричка и папа-криволапа. А если быть краткой, то мы просто семейка Бобровых. Я самая старшая сестра Владлена, а Паша и Вика двойняшки, им по одиннадцать лет.

Мама нас бросила, когда мне было пятнадцать. И уехала за новой жизнью. С тех пор так и живём. Если быть честной, то меня устраивает такая жизнь. У меня хорошая семья, и несмотря ни на что, я всех люблю.

— Так, дети мои, — начал утренний разговор папа, — сейчас начнём подготовку к Новому Году. Владка-шоколадка, — не мог держать язык за зубами, — на тебе готовка. Паша и Вика, на вас уборка. Только не так, как в прошлом году. А я сейчас ненадолго уеду, у меня для вас будет один сюрприз и надеюсь, он понравиться.

Ну, стоило отцу покинуть дом, как я сложила руки на груди и посмотрела на мелких.

— Значит так, разбойники. Делаем всё чётко, строго по плану. Иначе расскажу отцу, кто месяц назад спёр его ключи от машины и устроил небольшую аварию, при этом свалив с места преступления, типа эта был вор.

— Ладно, — промямлила сестра, — идём Пашка, здесь нам делать нечего.

— Я тя запомнил, — сказал Пашка и сделал жест руками типа «я слежу за тобой».

— Страшно, ой, как. Сделаем все как надо, получите свой PlayStation.

Включила музыкальный канал и приступила к готовке. Для начала сделаю салаты, а потом возьмусь за мясное. Самый главный атрибут праздника, салат — оливье. Его я обожаю и делаю всегда много, но мелкие не любят зелёный горошек и предпочитают кукурузный. Папе без разницы, главное, что вкусно.

После того, как салаты были полностью готовы, прошло примерно три часа, принялась за шубу. Потом котлеты, курица, бутерброды и т. д.

Успела ещё забежать в магазин, купить копченую рыбу. Люблю рыбку, ем часто и много. Мне в основном нравятся морепродукты. Но никогда… Никогда в своей жизни я не стану есть осьминогов. Такая мерзость и гадость. Особенно когда он живой и шевелит своими щупальцами.

Ближе к вечеру, когда за окном уже темно. Дом полностью убран, а стол накрыт, я пошла, готовиться к празднику. Достала свое новое синее платье. Обычно к новому году я стараюсь не повторяться, и всегда папа выделяет нам деньги на новые наряды. Но наглеть тоже не надо. Пусть наша семья никогда не знала, что такое нищета, мы все равно стараемся тратиться только на самое необходимое. Пока, папа работает один. Конечно, летом я без дела не сидела, уехала к бабушке в деревню и там с согласия моего родителя работала в продуктовом магазине. В городе не так просто найти работу, особенно, когда тебе только семнадцать.

Волосы накрутили на плойку, накрасила глаза, ресницы и губы. Все, красотка. Платье отлично сидела на мне. Оно не очень короткое, немного выше колен и небольшой вырез на спине. Достала новые туфли, черного цвета с толстым каблуком. Заранее проверила все подарки, после того, как все лягут, положу под ёлку.

— Ну, — начала я, — где его носит? А?

— Не знаем мы, — ответила Вика.

Уже 10.30 папы все нет. Хожу с одного угла, в другой. Как вдруг входная дверь открылась. Сразу же рванула туда, чтобы дать хороший пинок под зад.

Не стала продолжать. Папа был не один. Сейчас он помогал снимать пальто незнакомой женщине. Красивая очень. Темные волосы, которые сейчас были уложены в красивую прическу, карие глаза, под которыми есть не большие морщинки. Женщине на вид лет пятьдесят, но она все равно прекрасна. Такая худенькая и маленькая. На ней чёрное платье, которое подчеркивает фигуру, лёгкий макияж.

— Дети, — позвал всех отец, — эта Елена Викторовна.

— Здравствуйте, — в один голос сказали мы.

Папа провел эту самую Елену Викторовну к нам в гостиную. Вопросительно посмотрела на этого мужчину, который виновата улыбнулся. Чувствую, разговор будет очень долгим и сложным. У нас никогда не было женщины в доме. А тут «пам» и появилась. Паша и Вика тоже ничего не поняли.

Но праздник ведь не будем портить. Мы все уселись за стол. Включили телевизор. Сидели десять минут в тишине, так как никто не хотел начинать разговор. Я смотрела то на папу, то на эту незнакомую женщину.

— Ну? — уже не могла терпеть, — так и будем молчать?

— Нет, милая, — папа стал мямлить. Вот совсем на него не похоже.

— Говори, — строго сказала я, — по глазам вижу, что-то скрываешь. Ну?

— Дети, — папа встал со своего места, — я долго думал об этом. Короче, я решил жениться и скоро, Елена станет частью нашей дружной семьи. Ура, — быстро закончил свой монолог и сел.

— Ураа… ааа, — начала хлопать в ладоши сестра, но увидела мой совсем не хороший взгляд и замолчала.

— Ты серьезно? — спросила отца. Тот только кивнул, — папа, а папа. Скажи, у тебя уже там, в голове совсем «того»? — покрутила пальцем у виска, — тебе пятьдесят пять, какое жениться? Нам разве плохо живётся?

— Владлена, — папа сменился не только в лице, но и в голосе, — мы любим друг друга, и это не обсуждается. Елена прекрасная женщина, домохозяйка и мать.

— Думаешь это нормально? Привел в дом женщину, которую мы видим впервые, и говоришь такой «мы решили пожениться». Что ещё ты решил? Без моего мнения.

— Ещё я купил новый дом, он намного больше этого. Там уже сделан ремонт, осталось только въехать, — папа говорил спокойно, словно так и должно быть.

— Какая прелесть, — хлопнула в ладоши, — отлично. А меня ты не хотел спросить, хочу ли я переезжать. Может мне нравится этот дом, может мне нравиться наша семья.

— Сергей, — женщина взяла папу за руку, — успокойся. Владлена права, нам стоило раньше познакомиться.

— Она взрослая девочка, и уже все прекрасно понимает. И мне не нравиться, что моя дочь так резко на это отреагировала.

— А мне кажется, что ты должен сказать «спасибо», что я ещё орать не начала.

— ВЛАДЛЕНА, — рявкнул папа.

Просидела все это время в парке на лавочке. На улице не было ни души. Все праздновали новый год. Только мне не до праздников. Я ведь привыкла жить в нашей не полной, но такой замечательной и хорошей семейке. Зачем нам мачеха? Разве я плохо готовлю, разве я не в силе смотреть за домом? Что не так? Отец никогда не жаловался, что ему одиноко, скучно и не хватает женского внимания. А сам ходил к этой Елене. Кто она такая? Откуда она взялась? Может я слишком резка? У нас обычно не было ссор в семье. И обычно, мы ничего не скрывали друг от друга. Ошибка папы в том, что он все скрывал от нас. Почему раньше не познакомил? Может мы смогли бы ближе познакомиться, найти общий язык и не было всего этого. А так получается, что налетела на него. Так, решено, возвращаюсь домой, а там решу, что дальше.

Источник

99831

Кто самая безбашенная семейка, которая никогда не сдается. Правильно! Семейка — Бобровых. Кто жил себе мирно, никого не трогал не знал ни бед, ни страданий… Перегнула малёк. Одним словом, моему папе под старость лет захотелось жениться. Не, ну не нормальный же? Ему весело, а страдаю я. Ведь родственник оказался мало того, тупоголоввм взрослым мужиком, так ещё…

Я превращу твою жизнь в Ад. (СИ) читать онлайн бесплатно

Новый Год. Веселые новости…

— Боже, папа, тебе не стоит с молодежью общаться, — сонно промямлила, — шесть утра, это издевательство.

— Ничего не знаю, — папа схватил меня за ногу, и стал тащить… Рухнула на пол вместе с подушкой, которую держала мертвой хваткой, — Владушка-оладушка, извольте поднять свой зад.

Ненавижу, когда меня так называют. Подняла голову, сверкнула глазами в сторону мужчины, который улыбался во все свои… Двадцать девять зубов.

— Встаю, — рявкнула в ответ, — все, извольте удалиться с моей территории.

Мужчина положил одеяло на кровать, и быстро ушел. Стащила одеяло на пол, удобнее положила подушку и, накрывшись с головой задремала.

Насладилась тридцатью минутами покоя и тишины. После чего поползла в душ. Быстро умылась, оделась в обычную домашнюю одежду и спустилась на кухню.

Ненавижу праздники. Особенно тогда, когда мне нужно все готовить и убирать. После того, как мама уехала жить заграницу со своим новым мужем, женские обязанности легли на мои хрупкие плечи. Иногда мне кажется, что я сорокалетняя женщина, имеющая двух детей и муженька-зануду. А мне только семнадцать. И у меня вместо детей, младший брат-нарасхват, сестричка-истеричка и папа-криволапа. А если быть краткой, то мы просто семейка Бобровых. Я самая старшая сестра Владлена, а Паша и Вика двойняшки, им по одиннадцать лет.

Мама нас бросила, когда мне было пятнадцать. И уехала за новой жизнью. С тех пор так и живём. Если быть честной, то меня устраивает такая жизнь. У меня хорошая семья, и несмотря ни на что, я всех люблю.

— Так, дети мои, — начал утренний разговор папа, — сейчас начнём подготовку к Новому Году. Владка-шоколадка, — не мог держать язык за зубами, — на тебе готовка. Паша и Вика, на вас уборка. Только не так, как в прошлом году. А я сейчас ненадолго уеду, у меня для вас будет один сюрприз и надеюсь, он понравиться.

Ну, стоило отцу покинуть дом, как я сложила руки на груди и посмотрела на мелких.

— Значит так, разбойники. Делаем всё чётко, строго по плану. Иначе расскажу отцу, кто месяц назад спёр его ключи от машины и устроил небольшую аварию, при этом свалив с места преступления, типа эта был вор.

— Ладно, — промямлила сестра, — идём Пашка, здесь нам делать нечего.

— Я тя запомнил, — сказал Пашка и сделал жест руками типа «я слежу за тобой».

— Страшно, ой, как. Сделаем все как надо, получите свой PlayStation.

Включила музыкальный канал и приступила к готовке. Для начала сделаю салаты, а потом возьмусь за мясное. Самый главный атрибут праздника, салат — оливье. Его я обожаю и делаю всегда много, но мелкие не любят зелёный горошек и предпочитают кукурузный. Папе без разницы, главное, что вкусно.

После того, как салаты были полностью готовы, прошло примерно три часа, принялась за шубу. Потом котлеты, курица, бутерброды и т. д.

Успела ещё забежать в магазин, купить копченую рыбу. Люблю рыбку, ем часто и много. Мне в основном нравятся морепродукты. Но никогда… Никогда в своей жизни я не стану есть осьминогов. Такая мерзость и гадость. Особенно когда он живой и шевелит своими щупальцами.

Ближе к вечеру, когда за окном уже темно. Дом полностью убран, а стол накрыт, я пошла, готовиться к празднику. Достала свое новое синее платье. Обычно к новому году я стараюсь не повторяться, и всегда папа выделяет нам деньги на новые наряды. Но наглеть тоже не надо. Пусть наша семья никогда не знала, что такое нищета, мы все равно стараемся тратиться только на самое необходимое. Пока, папа работает один. Конечно, летом я без дела не сидела, уехала к бабушке в деревню и там с согласия моего родителя работала в продуктовом магазине. В городе не так просто найти работу, особенно, когда тебе только семнадцать.

Волосы накрутили на плойку, накрасила глаза, ресницы и губы. Все, красотка. Платье отлично сидела на мне. Оно не очень короткое, немного выше колен и небольшой вырез на спине. Достала новые туфли, черного цвета с толстым каблуком. Заранее проверила все подарки, после того, как все лягут, положу под ёлку.

— Ну, — начала я, — где его носит? А?

— Не знаем мы, — ответила Вика.

Уже 10.30 папы все нет. Хожу с одного угла, в другой. Как вдруг входная дверь открылась. Сразу же рванула туда, чтобы дать хороший пинок под зад.

Не стала продолжать. Папа был не один. Сейчас он помогал снимать пальто незнакомой женщине. Красивая очень. Темные волосы, которые сейчас были уложены в красивую прическу, карие глаза, под которыми есть не большие морщинки. Женщине на вид лет пятьдесят, но она все равно прекрасна. Такая худенькая и маленькая. На ней чёрное платье, которое подчеркивает фигуру, лёгкий макияж.

— Дети, — позвал всех отец, — эта Елена Викторовна.

— Здравствуйте, — в один голос сказали мы.

Папа провел эту самую Елену Викторовну к нам в гостиную. Вопросительно посмотрела на этого мужчину, который виновата улыбнулся. Чувствую, разговор будет очень долгим и сложным. У нас никогда не было женщины в доме. А тут «пам» и появилась. Паша и Вика тоже ничего не поняли.

Но праздник ведь не будем портить. Мы все уселись за стол. Включили телевизор. Сидели десять минут в тишине, так как никто не хотел начинать разговор. Я смотрела то на папу, то на эту незнакомую женщину.

— Ну? — уже не могла терпеть, — так и будем молчать?

— Нет, милая, — папа стал мямлить. Вот совсем на него не похоже.

— Говори, — строго сказала я, — по глазам вижу, что-то скрываешь. Ну?

— Дети, — папа встал со своего места, — я долго думал об этом. Короче, я решил жениться и скоро, Елена станет частью нашей дружной семьи. Ура, — быстро закончил свой монолог и сел.

— Ураа… ааа, — начала хлопать в ладоши сестра, но увидела мой совсем не хороший взгляд и замолчала.

— Ты серьезно? — спросила отца. Тот только кивнул, — папа, а папа. Скажи, у тебя уже там, в голове совсем «того»? — покрутила пальцем у виска, — тебе пятьдесят пять, какое жениться? Нам разве плохо живётся?

— Владлена, — папа сменился не только в лице, но и в голосе, — мы любим друг друга, и это не обсуждается. Елена прекрасная женщина, домохозяйка и мать.

— Думаешь это нормально? Привел в дом женщину, которую мы видим впервые, и говоришь такой «мы решили пожениться». Что ещё ты решил? Без моего мнения.

— Ещё я купил новый дом, он намного больше этого. Там уже сделан ремонт, осталось только въехать, — папа говорил спокойно, словно так и должно быть.

— Какая прелесть, — хлопнула в ладоши, — отлично. А меня ты не хотел спросить, хочу ли я переезжать. Может мне нравится этот дом, может мне нравиться наша семья.

— Сергей, — женщина взяла папу за руку, — успокойся. Владлена права, нам стоило раньше познакомиться.

— Она взрослая девочка, и уже все прекрасно понимает. И мне не нравиться, что моя дочь так резко на это отреагировала.

— А мне кажется, что ты должен сказать «спасибо», что я ещё орать не начала.

— ВЛАДЛЕНА, — рявкнул папа.

Просидела все это время в парке на лавочке. На улице не было ни души. Все праздновали новый год. Только мне не до праздников. Я ведь привыкла жить в нашей не полной, но такой замечательной и хорошей семейке. Зачем нам мачеха? Разве я плохо готовлю, разве я не в силе смотреть за домом? Что не так? Отец никогда не жаловался, что ему одиноко, скучно и не хватает женского внимания. А сам ходил к этой Елене. Кто она такая? Откуда она взялась? Может я слишком резка? У нас обычно не было ссор в семье. И обычно, мы ничего не скрывали друг от друга. Ошибка папы в том, что он все скрывал от нас. Почему раньше не познакомил? Может мы смогли бы ближе познакомиться, найти общий язык и не было всего этого. А так получается, что налетела на него. Так, решено, возвращаюсь домой, а там решу, что дальше.

Источник

96980

Я превращу твою жизнь в Ад (СИ) читать онлайн бесплатно

Я превращу твою жизнь в Ад

Некроманты способны стоять на границе мира мертвых.

Но даже в их сердцах может поселиться слабость…

Ненависть уничтожает безразличие.

А за ненавистью следует любовь.

Глава 1 Соглашение

Родители работали в крупной фирме, с филиалами по всей стране. И когда появлялся выгодный проект в каком-нибудь городе, мы собирали вещи и ехали. Вот такое выдалось детство. Поэтому, когда дело коснулось университета, мы вместе и пришли к решению, что я могу жить отдельно. Конечно, мама предлагала остановиться у тети, только это уже не устраивало меня, ведь я хотела учиться в большом городе, а не там, где население не превышало и двести тысяч человек. …

Опустив взгляд, я неожиданно поняла, какое именно тепло привело меня в чувство. Прямо над моим лежащим на земле телом, которое я совсем не ощущала, словно оно было чужим или искусственным, сидел парень, что-то бормоча.

Одежда и волосы черные, нос острый, брови сведены к переносице, слегка пухлые губы, а возле его руки, расположившейся на моей груди, вился едва заметный красный дымок.

Медленно, но верно мне становилось дурно. Перед глазами кружили темные пятна.

Становилось страшно, но появившаяся ноющая боль и полукруговое движение мужской ладони отвлекли от собственных страхов.

И плевать, что толком двигаться не могу!

В этот раз парень меня услышал и приподнял голову, изогнув удивленно бровь. Он что, думал, что я уже не заговорю?

Он определенно был старше меня, и носил странный пиджак, застегнутый наискосок множеством серебряных пуговиц. Ну точно насильник!

— Было бы занимательно посмотреть на это. У самой пальцы переломаны.

Парень мрачно усмехнулся и, прежде чем я хоть что-то возразила, свободной рукой повернул мою голову вбок.

Представленное зрелище навсегда отпечаталось в моей памяти. Однажды я видела по телевизору, как спортсмен сломал ногу, она практически выгнулась в другую сторону. Нечто похожее сейчас творилось с моей рукой, которая была перемазана кровью, как и трава под ней.

Я шумно задышала, хватая ртом воздух. Словно оказалась в кошмаре наяву. Жутко… Зябко… Неожиданно я отчетливо ощутила твердость холодной земли под собой. А в следующую секунду накатила волна отупляющей боли. Будто сквозь толщу воды я услышала свой короткий вскрик, потухший вместе с уплывшим в темноту сознанием.

В голове зазвенел тревожный звоночек. Имя показалось знакомым, только вот слышала я его впервые.

— Конкордия, ты очнулась?

Голова потихоньку легчала, и рациональное мышление возвращалось.

Попробуй оставаться в спокойствии, когда творится невесть что…

Но не это волновало меня больше всего…

Моя рука… Цела! Цела, родимая!

Я, словно драгоценность, прижала ее к груди, нянча, как маленького ребенка. Конечность слегка ныла, но во всем остальном была полностью здорова.

Первая радость ушла, хотя флер эйфории оттого, что мое тело цело и невредимо, все же остался. Но теперь необходимо было разобраться, куда меня занесло и почему зовут чужим именем.

Комната, в которой я находилась, на первый взгляд казалась унылой. Белые стены, коричневые плотные шторы на окнах, в ближайшем углу стол на изогнутых ножках, шкаф с книгами, тетрадями и пустота… Огромное, ничем не занятое пространство. Забыла упомянуть еще кровать, на которой расположилось мое многострадальное тельце.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Биографии известных людей
Adblock
detector