якоб орлинский личная жизнь

Театр одного контратенора

Якуб Юзеф Орлинский в петербургской филармонии

В Петербург и Москву приехал польский контратенор Якуб Юзеф Орлинский — звезда барочной оперы и любимец интернета. Его концерт в Большом зале консерватории имени Чайковского пройдет сегодня вечером. В воскресенье выступление Якуба Орлинского и пианиста Михала Беля в Большом зале петербургской филармонии слушала Кира Немировская.

KMO 181990 00011 1 t218 205424 KMO 181990 00011 1 t218 205424

На концерте в Санкт-Петербурге Якуб Орлинский продемонстрировал тщательно выверенные интонации

Фото: Станислав Левшин / Санкт-Петербургская филармония

На концерте в Санкт-Петербурге Якуб Орлинский продемонстрировал тщательно выверенные интонации

Фото: Станислав Левшин / Санкт-Петербургская филармония

Один из многих замечательных контратеноров нашего времени Якуб Орлинский завоевал за свою не такую уж долгую — четырехлетнюю — карьеру особенное место: он стал звездой YouTube. Вряд ли так и было задумано, однако сумма обстоятельств — «происшествия», после которого Орлинский проснулся знаменитым, внешности, увлечения брейк-дансом и, по всей видимости, темперамента, заставляющего певца без устали общаться с аудиторией через Instagram,— создала ему огромную и демократическую популярность, поразительную для представителя такого узкого и требовательного мира старинной музыки.

Орлинский — и музыкант, и персонаж. Многостраничная статья в The New Yorker мало расскажет читателю о его пении и много — о его биографии и образе жизни, о том, как он говорит и держится. Видео с фестиваля в Экс-ан-Провансе, с которого началась его известность, посмотрели уже более 7 млн пользователей: в результате организационной накладки Орлинский явился на выступление в мятых шортах и кроссовках, и зафиксированный на пленке контраст внешности лохматого юноши и его изысканного исполнения арии Вивальди по-прежнему высекает горячую искру интереса. YouTube продолжает поставлять разнообразные видео Орлинского в футболках и клетчатых рубашках — с ариями Генделя, Пёрселла и Баха. Во время карантина их стало особенно много, и количество комментаторов под любым роликом, обсуждающих, «идут ли нашему Якубу усы», превышает среднюю аудиторию концертного зала.

Когда артист выходит из пикселей и оказывается живьем на сцене, и не на пять минут, а на два часа, его и узнаешь, и открываешь заново. Что ожидаемо: помимо легкой и веселой манеры держаться на сцене и даже разговаривать с публикой — мастерская игра с вибрато и его отсутствием, вкус к барочным украшениям и предельному обострению ритма в медленных кантиленах. То есть как певец-аутентичник Орлинский показал все, за что его любят. Неожиданным же оказалось то, что при соблюдении всех барочных приличий на концерте Орлинский выглядит артистом менее совершенным (у него довольно тугой, иногда резкий верхний регистр), но в то же время более современным и самостоятельным. В его манере нет непринужденности, а есть прицельность и умышленность каждой интонации.

Существенную роль тут играет ансамбль с Михалом Белем — пианистом большого и зрелого мастерства. Когда певец выступает в сопровождении концертного рояля, странно говорить об исторической достоверности: Гендель и Пёрселл, музыка которых составила основу программы, показаны в современных аранжировках (причем некоторые из них Орлинский и Бель сделали сами). И хотя в них не было ничего специально экстравагантного, звучание «барочной классики» приобрело в этом концерте особенный накал.

В арии Пёрселла из «Короля Артура» внутри оперного сюжета и в обволакивающих тембрах барочного оркестра ее трепещущий остинатный ритм имеет звукоизобразительное объяснение (герой боится), а экстравагантность музыкального текста смягчается благообразием саунда. Но когда та же музыка звучит вне привычного контекста, с сухим монолитным аккомпанементом фортепиано, она превращается в новое сочинение — странный, угловатый, остродраматичный текст-самородок, главной приметой которого оказывается взрывчато-напряженная артикуляция вокальной партии. В этом токе внутреннего напряжения, в спрятанной под различными мелодическими маньеризмами экзальтации, в интеллектуализме интонационного рисунка — большой потенциал Орлинского. И можно только гадать, помогает или мешает ему раскрыться настоящая театральная сцена.

С таким барокко хорошо сочетается новая музыка. В свою программу Орлинский и Бель включили сочинения польских композиторов: четыре шекспировских сонета Тадеуша Бэрда из прошлого столетия и «Осень» Павла Лукашевского из нынешнего — сумрачная, отчасти импровизационная меланхоличная ария стала одной из вершин концерта. Но закончился он на куда более бравурной ноте: «Agitato da fiere tempeste» Генделя — виртуозном номере с пассажами и колоратурами. В этом виде спорта Орлинского, может, многие и перепоют. Зато в качестве одного из бисов была повторена «Strike the Viol» Пёрселла, на этот раз в совершенно кабаретном варианте. Так тоже можно: внутри своего «современного барокко» Орлинский и Бель ловко и иронично раздвигают границы стиля — до предела и все же их не ломая.

Источник

Якуб Юзеф Орлинский: «Оперная музыка — это не люди во фраках, которые кричат на тебя со сцены под огромный оркестр»

Тридцать восьмым героем стал всемирно известный оперный певец из Польши, который известнен многим как «контратенор-брейкдансер». В свои 30 лет он уже двукратный лауреат международной премии в области классической музыки OPUS Klassik, номинант премии «Грэмми», победитель The International Opera Awards-2021 в номинации «Сольный альбом», главная звезда сезона 2018/19 по версии The Telegraph и «Артист года» по версии Gramophone Classical Music Awards. Видео его выступлений собирают миллионы просмотров, альбомы — авторитетные музыкальные премии, а фото в Instagram — сотни тысяч лайков. Он специализируется на барочном репертуаре, но без стеснения называет его «поп-музыкой» и с интересом отзывается о музыке XX века и композиторах-современниках.

Якуб Орлинский ( ЯО ) рассказывает в интервью Inner Emigrant ( IE ):

О ВЫЖИВАНИИ ВО ВРЕМЯ ЛОКДАУНА

IE Якуб, неизбежный вопрос, который в последние месяцы все задают представителям исполнительского искусства. Как вы провели время локдауна? Этот год вынужденой тишины изменил ваши восприятие музыки и отношение к профессии?

ЯО О, мой Бог, какой фрустрирующий вопрос! Конечно, я должен признать, что этот год сильно повлиял: мы все провели его дома, и это было непростое время. Лично у меня случился небольшой двухнедельный кризис в самом начале карантина. Я только вернулся из Франции, где участвовал в постановке «Ксеркса» в Руане. Получилась очень красивая работа, и мы все были счастливы, как вдруг — бум, локдаун. Я был дома и сперва воспринимал это очень легко. Казалось, что это очень скоро закончится, но ситуация быстро переросла в огромную мировую проблему. У меня случилась легкая паническая атака: я не понимал, что будет дальше, а события отменялись стремительно, и я драматично переживал эти бесконечные отмены.

mqdefault

mqdefault

Во многом благодаря карантину я участвовал в проектах, на которые бы раньше не решился. Например, у меня был проект с хип-хоп продюсером, рэпером и поп-исполнителем. То есть трое ребят и я — нас наняли в проект Pepsi taste the beat. Это был проект Pepsi, но не обычная реклама, а скорее Pepsi собрала нас всех, чтобы мы сделали музыкальный проект. И мы записали песню, потом сняли клип, который обернулся большим успехом. Очень-очень мейнстримовая вещь, совсем далекая от классической музыки. Но участвовать в этом было круто и весело.

mqdefault

IE Были еще неожиданные проекты, которые стали возможны только из-за карантина?

ЯО Да, в декабре у меня был концерт вместе с Mika, и это было удивительно. Mika сам позвонил мне, и я понятия не имел, что это за чувак. Конечно, я знал его музыку, знал его как артиста, но тут вдруг он звонит, и моя первая мысль: «Это реально? Чувак, ты серьезно мне звонишь?». Это было очень очень весело, концерт был успешным. Мы записали его в декабре, а трансляция была в феврале. Поэтому я не могу сказать, что локдаун был похож на отпуск: я участвовал во многих проектах, сделал несколько проектов, и постоянно приходилось контролировать бесконечные отмены и переносы — последнее было самым тяжелым. Плюс ко всему, было несколько небольших туров в Испании, но во время них приходилось ежедневно сдавать тесты, в буквальном смысле. Куда бы ты не пошел, тебе нужно сдать тест : на радио, на концерт, на телестудию. Такие вещи очень усложняют логистику и график, это было действительно непросто. Простите, что мой ответ такой долгий, но, вы понимаете, это был год постоянной фрустрации.

mqdefault

О БРЕЙКДАНСЕ И КЛАССИЧЕСКОЙ МУЗЫКЕ

IE В детстве вы пели пели в григорианском хоре, а параллельно занимались брейкдансом. Как такие разные увлечения уживались?

IE Как в эту «историю успеха» вписывается брейкданс?

Я начал танцевать брейкданс очень давно. Я всегда был активным ребенком, поэтому бегал, лазил по деревьям, прыгал по камням и пытался выполнять какие-то акробатические трюки. Наконец, однажды я решил попробовать брейк и влюбился. Это то, что сочетает в себе физику с творчеством. Это дает столько свободы. Это искусство. Я не был бы сейчас перед вами без брейка. С годами я так много узнал о себе, просто благодаря этому танцу и связанным с ним путешествиям. Я встретил так много людей, которые так или иначе оказали на меня влияние. Команда Skill Fanatikz Crew стала мне второй семьей. Конечно, брейкданс также оказал огромное влияние на мою артистическую жизнь как певца, и я благодарен за то, что нашел что-то подобное на столь раннем этапе своей жизни.

mqdefault

О ВНЕЗАПНОЙ ПОПУЛЯРНОСТИ В ИНТЕРНЕТЕ

IE Видео на YouTube, в котором вы поете «Vedro con mio diletto» из оперы Вивальди, набрало уже свыше 7 000 000 просмотров. Чем вы можете объяснить такой успех?

mqdefault

О НАГРАДАХ И «ОПЕРЕ ЗА МИР»

IE С тех пор вы выиграли множество наград уже как оперный певец. Насколько такое признание для вас важно, и есть ли еще призы, которые вы бы хотели получить?

mqdefault

IE Также вы стали амбассадором движения Opera for Peace («Опера за мир»). В России об этом начинании практически ничего не знают. Можете рассказать, что это и каковы ваши обязанности?

mqdefault

О СОБСТВЕННОМ РАЗВИТИИ

IE Вы упомянули, что этой осенью вместе с ансамблем Il Pomo d’Oro под управления Максима Емельянычева у вас выходит новый альбом. Прежние оказались очень разными. Можете ли вы описать эволюцию своего голоса и стиля через три эти работы «Anima sacra», «Enemies in love» и «Facce d’amore»?

ЯО «Enemies in love» — это альбом ансамбля, которым руководит мой друг Стефан Плевняк, и я был лишь гостем на этом диске. Это была моя первая большая запись, и я помню, что многому научился. Мы записывались в церкви, это был очень трудный опыт, но очень полезный. В частности он мне очень помог, когда я записывал свой первый сольный альбом «Anima Sacra». Я выбрал духовную музыку и много забытых произведений. Я хотел показать красоту, простоту, сложность и другие грани духовной музыки, а также стиль орнамента. Поэтому программу второго сольного альбома я решил посвятить уже оперным ариям, где мог бы показать что-то другое. Не знаю, изменился ли мой стиль. Я думаю, что мой голос стал более зрелым, а также с каждым выступлением у меня появляется все больше и больше опыта, который всегда помогает.

IE Я был очень удивлен, когда узнал, что в свое время вы развивались как бас-баритон, это так?

IE Какой репертуар вы бы выбрали, если бы продолжили развиваться по той траектории? Был бы это барочный репертуар, или мы потеряли «Дон Жуана»?

mqdefault

О БАРОККО, АУТЕНТИЗМЕ И СОВРЕМЕННОСТИ

IE Вы специализируетесь на барочном реперутаре. Не удивлю вас, если скажу, что музыка барокко сейчас очень популярна в России?

ЯО Могу представить!

IE Как вы думаете, это хорошо, что в настоящем мы так много слушаем музыку прошлого?

mqdefault

IE Что вы думаете об аутентичном (исторически-информированном) исполнительстве? Когда вы поете Перселла, это Перселл из XVII века или из века XXI?

mqdefault

IE В программе ваших текущих концертов в Москве и Санкт-Петербурге указано, что помимо Вивальди, Генделя и Перселла, вы будете исполнять музыкальные произведения ХХ века. Не могли бы вы рассказать об этой программе чуть подробнее? Как она создавалась?

ЯО Когда мы ездим с гастролями, что бывает довольно часто, мы даем рециталы и стараемся разрушить стереотипы, связанные с голосом контратенора. Многие считают, что контратенор — это только барочная музыка или очень-очень ранняя музыка. Поэтому мы хотим показать слушателям, что у контртенора есть много оттенков и возможностей, и мы стараемся раскрыть весь спектр этого голоса. Обычно концерт начинается с ранней барочной музыки, а затем мы переходим к Францу Шуберту, Рейнальдо Ану, французскому шансону и немецкой песне, и далее к современной музыке. Мы сочетаем музыку из разных эпох, в которой по-разному раскрывается контратенор. В нынешней программе мы хотим представить российской публике нашего польского композитора Тадеуша Бэрда, который написал произведения на основе шекспировских любовных соннетов. Это очень красивая музыка, и несмотря на то, что в ней используется польский язык (очень неплохой польский перевод Шекспира), который мало знают за пределами Польши, все равно, из-за того, что музыка очень насыщенная и хорошо написанная, люди чувствуют красоту и силу шекспирового текста, не понимая слов. Среди этих произведений есть одно, которое называется «Осень», и оно написано для импровизации. То есть у нас, как у исполнителей, есть несколько заданных нот, а затем нужно импровизировать, и Михал Бель в течение минуты-двух будет убеждать слушателей в том, что сейчас осень.

mqdefault

IE Есть ли что-то общее у музыки барокко и современной музыки?

mqdefault

О РУССКИХ КОМПОЗИТОРАХ И ИСПОЛНИТЕЛЯХ

IE Что вы думаете о русской классической музыке?

IE Вы часто работаете с Максимом Емельянычевым, упомянули других музыкантов из России. Россия очень гордится своей школой, ее строгостью. Скажите, отличаются ли, на ваш взгляд, российские музыканты от других?

ЯО Я могу с легкостью сказать, что да, есть отличия. Можно точно сказать, учился человек в Америке, или в России, или в другом месте. Исполнителю могут сказать: «О! У тебя очень русский звук». Как правило, имеют в виду очень чистое и глубокое звучание. Однажды я встретил коллегу из Испании, и он мне сказал, что у нас в коллективе есть контрабасист из России, поэтому у него глубокое и мрачное звучание. Так что «русский звук» описывают примерно так, и в этом нет ничего плохого. Все мы из разных стран, с разными школами и подходами. В Польше, например, есть свое звучание. У меня есть очень хорошая подруга из Грузии, мы учились вместе в Нью-Йорке, и она звучит очень по-грузински: честно, открыто и свободно. Наверное, это заложено в культуре страны, и культура влияет на звук.

mqdefault

О ПОПУЛЯРНОЙ МУЗЫКЕ, ЭЛИТИЗМЕ ОПЕРЫ, СОЦСЕТЯХ И ВИДЕОИГРАХ

IE Многие удивляются, когда узнают, что большие классические музыканты слушают поп-музыку в свободное время. Есть ли такая музыка в вашем плейлисте, какое у вас guilty pleasure?

ЯО Да, конечно, много, но это совсем не guilty pleasure. Я слушаю разные жанры, потому что я брейкдансер. Много слушаю хип-хоп, фанк, хаус, электронную музыку. До пандемии ходил на техновечеринки в клубы. Конечно, я люблю классическую музыку, и инструментальную в целом, и более популярные вещи в частности. Я обожаю Лукаса Грэма, он великий артист. Однажды я прочитал в его интервью, что он тоже пел в хоре, когда был совсем-совсем юным. И он из Копенгагена, а я обожаю этот город, поэтому да, много его слушаю. Очень люблю Ханию Рани — это пианистка, которая делает эмбиент-музыку, очень красивую, советую всем послушать.

mqdefault

IE Возвращаясь к тому видео в шортах из Экс-ан-Прованса. Помимо народной любви оно вызвало претензии у снобов относительно внешнего вида. До сих пор оперу воспринимают как некое статуарное, элитарное искусство, с дорогими билетами, и публикой в костюмах и вечерних платьях. Как вы относитесь к этому стереотипу?

mqdefault

IE Ваша карьера в брейкдансе хорошо известна, но под одним из ваших видео я увидел комментарий, что вы выглядите, как человек, с которым можно играть в playstation ночь напролет. Вы играете в видеоигры?

О МУЗЫКАЛЬНОЙ КРИТИКЕ И ВНЕШНОСТИ

IE Читаете ли вы музыкальную критику после своих концертов? Или интереснее следить за комментариями в социальных сетях?

IE К слову о слабостях. Я транслировал ваше выступление в Пушкинском музее около копии статуи Давида, и один из первых коментариев был таким: «Он же сам выглядит как оживший Давид». Вас давно называют то оперным Давидом, то оперным Аполлоном. Внешность важна для исполнителя? Такая реакция приносит вам удовольствие или, наоборот, раздражает, потому что люди отвлекаются от музыки?

mqdefault

О ТРАНСЛЯЦИЯХ И КОНЦЕРТНЫХ ИСПОЛНЕНИЯХ

IE Многие из ваших выступлений были записаны или транслировались онлайн. Как вы относитесь к трансляциям? Опера теряет свою суть или что-то приобретает от выхода в онлайн?

IE Вы упомянули совместную работу с Клаусом Гутом. Сегодня вы можете сотрудничать с ведущими оперными режиссерами. Но что вы больше предпочитаете: концертное исполнение или современную режиссуру оперных спектаклей?

ЯО Я пытаюсь балансировать между разными форматами. Я даю рециталы с фортепиано, потому что это — абсолютно отдельный жанр. Конечно же, я очень люблю гастроли с оркестром, я много путешствовал вместе с Il Pomo d’Oro, Il Giardino d’Amore и другими оркестрами, вроде Les Arts Florissants. При этом оперные спектакли мне тоже очень нравятся. Поэтому я стараюсь балансировать между тремя формами таким образом, чтобы каждый год было немного от каждого. В этом смысле стараюсь быть гибким.

IE Есть ли что-то, чего вы никогда не сделаете на сцене, вне зависимости от известности и авторитетности режиссера?

mqdefault

О МОСКВЕ И РОССИЙСКОЙ ПУБЛИКЕ

IE Это не первый ваш приезд в Москву. Есть ли у вас уже любимые места в городе, куда вам бы хотелось вернуться?

mqdefault

ФИНАЛЬНЫЙ ВОПРОС

IE И наш традиционный последний вопрос: у Льва Николаевича Толстого была большая библиотека, но когда он уходил из Ясной Поляны, он взял с собой всего одну книгу, «Братья Карамазовы» Достоевского. Если предположить, что вы повторили поступок Льва Николаевича Толстого, что бы вы взяли с собой? Это может быть музыка, книга, картина, запись, постановка. Все, что угодно, но только одно.

Гастроли Якуба Юзефа Орлинского в России в 2021 году (23 мая — Санкт-Петербург и 25 мая — Москва) стали возможны благодаря компании «Винтур групп».

Источник

Якуб Юзеф Орлиньский: Каждый контратенор может звучать уникально

Р олики польского контратенора Якуба Юзефа Орлиньского (ЯО) до последнего момента собирали тысячи просмотров. А совсем скоро в свет выйдет его первый дебютный альбом «Anima Sacra», на который этот 27-летний варшавянин возлагает большие надежды.

ВД В ваш первый сольный альбом вошли барочные редкости, не исполнявшиеся многие столетия. Вы, по примеру Чечилии Бартоли, сидели в пыльных архивах?

ЯО Я только начинаю свою большую карьеру, поэ тому думаю, что поиск новых сочинений и архивы с библио­теками еще впереди. Но у меня есть очень хороший друг Яннис Франсуа, прекрасный певец, обожающий открывать забытые сочинения. Я не сидел в библиотеках, но вместе с Яннисом мы просматривали разные рукописи в формате PDF, присланные нам из разных европейских библиотек. На моем сольном альбоме «Anima Sacra» именно благодаря находкам Янниса можно будет услышать восемь мировых премьер. Он отыскал почти сорок партитур, из которых мы выбрали эти восемь, соответствующих идее моего альбома.

ВД Долго работали над записью этого альбома?

ЯО Работа над альбомом была довольно долгой. К тем, уже упомянутым восьми неизвестным ариям мы решили добавить три более известных сочинения. Я только начинаю свою мировую карьеру как кон тратенор, и поэтому довольно рискованно выпускать дебютный альбом, который содержит много совершенно неизвестных сочинений. И меня очень обрадовало, что моя идея была одобрена компанией Warner Classics & Erato, которой я хотел бы выразить огромную благодарность за доверие. Я чувствую, что этот альбом может быть на самом деле чем-то по-настоящему исключительным. В «Anima Sacra» вошли исключительно духовные сочинения, но среди них встречаются написанные под сильным влиянием оперного стиля, а есть и такие, которые и вовсе можно считать оперными ариями. Я был счастлив еще и потому, что весь альбом смог записать с таким великолепным оркестром, как Il Pomo d’Oro под управлением Максима Емельянычева, получив ни с чем не сравнимый опыт работы с такими отличными музыкантами, возвращая к жизни сочинения, не исполнявшиеся с начала XVIII века.

ВД Значит, собираетесь вместе с Il Pomo d’Oro и Максимом Емельянычевым влюбить меломанов XXI века в забытые имена? А кто ваши любимые композиторы?

ЯО Я обожаю композиторов эпохи Ренессанса и Барокко. Продолжаю слушать очень много полифонической музыки таких композиторов, как Томас Луис де Викториа, Томас Таллис или Джованни Пьерлуиджи да Палестрина. В вокальном ансамбле, где я долго пел, мы исполняли много произведений этих эпох, поэтому люблю к ним возвращаться и слушать в разных интерпретациях. Если говорить о барочных композиторах, то очень много пою Генделя, и, должен признаться, это доставляет мне громадную радость. Люблю Фаго, Вивальди, Хассе и Зеленку. Из современных композиторов мне по душе Филип Гласс или Джонатан Дав, оперу которого «Полет» («Flight») я имел счастье исполнять. Невероятным опытом оказалась работа над сочинением, когда в моем «распоряжении» был ныне живущий композитор, которому можно было задавать вопросы, касавшиеся его творения, его творчества в целом. Ведь ни у Вивальди, ни у Баха я уже, к сожалению, ничего не могу спросить, а очень бы хотелось.

ВД А когда у вас проснулся интерес к старинной музыке?

ЯО Начну издалека – с рассказа о том, что свое приключение в музыке я начал еще в мужском хоре Gregorianum, где наряду с взрослыми солистами участвовали и мальчики. Пел я в нем, главным образом, как альт. Позже я не избежал мутации, поэтому пел там уже как бас-баритон (это мой натуральный голос). Из участников этого хора образовался ансамбль с этим же названием, в котором я стал петь уже контратенором, хотя в самом начале у меня не было понятия даже о том, как называется этот тип голоса, о существовании которого я узнал лишь со временем. Мне просто очень нравилось петь контратенором, потому что чувствовал, что именно в этом регистре у меня максимально получается передать слушателям то, что хочу сказать, что именно в этом типе голоса содержатся мои эмоции и музыкальность. Мы пели в основном музыку композиторов Ренессанса, поэтому с самого начала своей вокальной карьеры я был наиболее «натренирован» в старинной музыке как ни в какой другой. Много слушал записи ансамбля The King’s Singers, мечтая когда-нибудь стать одним из них. Лишь когда я уже начал учиться в Университете музыки имени Ф. Шопена, «докопался» до многих барочных сочинений и записей разных музыкантов.

ВД Кого вы считаете своими вокальными учителями?

ЯО В вокальном ансамбле у нас было два ведущих лидера – Береника Йозаитис и Лешек Кубяк, которые следили за нашей вокальной формой. Перед поступлением в университет я учился у Евы Коморовской, которая подготовила меня к вступительным экзаменам в Университет музыки в Варшаве. В период магистерский я занимался с Анной Радзеевской. В Джульярдской школе учился в классе Эдит Винс, а в программе молодых талантов «Оперная академия» в Национальной опере в Варшаве – у Эйтана Пессена и Маттиаса Рексрота.

10 09 Na mirovykh scenakh 7

ВД Сейчас я могу сказать, что мне посчастливилось услышать вас совсем юным на самом первом Международном конкурсе старинной вокальной музыки в Познани, где вы получили приз как «молодое дарование». Какие конкурсы последовали за ним? Вообще насколько необходимо участвовать в состязаниях?

ЯО Я принимал участие в большом количестве конкурсов, потому что больше всего на свете люблю путешествовать и узнавать людей, а такие выезды были превосходным поводом для знакомства с другими певцами, с новыми местами. Дважды, в 2012 и 2014 годах, был на конкурсе «Дебют», на конкурсе в Словакии, где удалось получить первую премию. Несколько конкурсов проходило в США, где я также получил высокие места, например, на Metropolitan Opera National Council Auditions. На конкурсе имени С. Монюшко в Национальной опере в Варшаве я был удостоен второй премии. Думаю, все эти конкурсы имели значение для моего становления, в том числе те, в которых я не прошел даже в полуфинал, как случилось, например, в Инсбруке. Все они были для меня уникальным опытом, давшим позже сплошные плюсы для развития моей дальнейшей карьеры.

ВД Насколько трудно сегодня контратенорам выбиваться в люди?

ЯО Думаю, что нелегко, конечно, но существует так много привлекательных вещей, и если иметь открытое сознание и желание работать, всегда найдется что-нибудь интересное для творчества. С каждым днем музыка барокко набирает популярность в мире, поэтому в репертуарах концертных залов и театров появляется все больше опер той эпохи, ставящихся в разных стилях, дающих нам огромное поле для деятельности. Появляются и новые сочинения, а современные композиторы очень любят писать для контратеноров, поэтому, мне кажется, существует немало вещей, которыми можно заняться нам, контратенорам.

ВД Кто для вас был и остается кумиром среди контратеноров высшего эшелона?

ЯО У меня нет идеала, но в самом начале, когда я только начинал учиться, очень много слушал разных контратеноров, но с особым пристрастием – «троицу» Шолль–Жарусски–Дэниэлс. Каждый из них представляет свой тип контратенора, и мне очень нравилось, что каждый контратенор может звучать совершенно иначе, уникально. И вслед за ними мне тоже хотелось выработать свою, неповторимую краску голоса, манеру пения. Непревзойденным певцом и выдающимся артистом я считаю Макса Эмануэля Ценчича. Я слушал его живьем в опере «Арминий», поставленной в прошлом году в Карлсруэ на фестивале Генделя. Там познакомился с ним и лично. Но я люблю слушать не только контратеноров, поскольку считаю, что это очень полезный образовательный процесс.

ВД В Россию не планируете приехать с концертом?

ЯО В Россию я собираюсь приехать уже совсем скоро – в феврале 2019 года в Москву, что меня очень радует. Планов вообще очень много, едва ли я смогу их сейчас перечислить. Мой календарь заполняется очень быстро, и похоже на то, что мне предстоят выступления по всему миру.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Биографии известных людей
Adblock
detector