якопо тисси личная жизнь натурал

Содержание

7 часов в день, 6 дней в неделю и никаких диет: как живут и работают мужчины-танцоры Большого театра

Daily VK ico 1

tancory bolshogo teatra

Когда смотришь на основное здание Большого театра в Москве с его колоннами и бронзовой скульптурой древнеримской колесницы, в голове в первую очередь вплывают образы гостей в вечерних нарядах и сверкание огромных люстр. Меньше всего, конечно, люди задумываются о том, что происходит за кулисами старейшей российской сцены.

А там вот что: танцоры усердно тренируются по 6 дней в неделю и самозабвенно выкладываются на многочисленных выступлениях. Если говорить о нагрузках, то их легко можно сравнить с профессиональным спортом. Особенно это касается мужчин: с поддержками и акробатическими фигурами.

Игорь Цвирко – один из главных солистов Большого театра, где работает с 2007 года. Он согласен, что жизнь танцоров схожа со спортивной: уже в средней школе будущие солисты, поступив в хореографическое училище, попадают в жесткие рамки:

«У тебя постоянные ограничения: по весу, по времени, ты передвигаешься по улицам, от репетиции к репетиции, тренируешься несколько раз в день. Чем-то, наверное, похоже на спортшколу. А потом, если тебя отбирают в труппу театра (куда, конечно, очень непросто попасть), ответственности и нагрузок становится еще больше».

342bc9c6dc100d117790e03742944dca

Сейчас день Игоря весьма насыщен, отмечает он:

«У нас не офисный график. Работаем, например, 6 дней в неделю, понедельник — выходной. Утром приходим к десяти или к одиннадцати, в эти часы начинается общий для всех разогревочный класс. А потом репетиции, от получаса до пятидесяти минут, в день их может быть несколько, в зависимости от твоего репертуара. Поскольку я солист, загрузка большая. Сегодня, например, у меня 7 часов работы подряд, буквально перехожу из зала в зал».

Вопреки распространенному мнению, танцоры театра не сидят на жестких диетах. Как рассказывает юный итальянец Якопо Тисси, уже год работающий в Большом, в этом нет необходимости:

«Да нет особой диеты! Вес сам регулируется нагрузками, все сгорает на репетициях и спектаклях. Завтракать я стараюсь плотно: овсяную кашу, миндальные орехи, фрукты. На ужин мясо, белок – курица, например. Да и в течение дня стараюсь не голодать, а обязательно что-то перекусывать».

3b383bb9ec0d1b0d24742efeb6d6e5e0

Однако физическая форма и выносливость – не единственные сложности профессии танцора. Во время выступлений, совершая виртуозные пируэты, артистам приходится фокусироваться и на своих эмоциях.

«Это все, конечно, нелегко дается, – говорит Цвирко. – Вот возьмем спектакль «Спартак», один из тех, где я сейчас играю: три отделения по сорок минут. Понятно, что из каждых сорока на сцене ты минут двадцать, но ты же там не просто стоишь – делаешь прыжки, обороты, кучу разнообразных движений. Плюс концентрируешься на том, чтобы донести правильные эмоции до зрителей и коллег. Слушаю и представляю себе триатлон, где задача – ох, не просто быстрее всех добраться до финиша. По правилам, с 30-го по 35-й километр ты должен натурально изображать влюбленность, а с 40-го по 42-й – показать, как задумался о смысле жизни. Да триатлон еще ладно! А вот боксерский матч, где нужно демонстрировать не только отличный правый прямой, но и показывать, что ты – злая ведьма Карабос из «Спящей красавицы».

a88aac967bbfe1fd0dfde7faa187da53 watermarked

Несмотря на большие нагрузки, как рассказывает Игорь, танцоры не пользуются современной одеждой, создающейся для профессиональных спортсменов.

«Понятно, что на время спектаклей нам выдают костюмы. Конечно, они больше направлены на внешний эффект для зрителя, чем на то, чтобы облегчать танцору физическую активность, впитывать пот или пропускать воздух. В случае с репетициями все легче – можно самому выбирать что надеть: например, периодически использую компрессионную одежду, гетры. Правда, есть нюанс: у всей спортивной одежды чаще всего очень яркие, кричащие цвета: розовые, голубые. Поэтому их нельзя использовать, ведь педагогу нужно воспринимать твою работу с художественной точки зрения, хорошо видеть линии тела».

Солист также отмечает, что большинство танцоров ходят тепло одетые – чтобы мышцы всегда были разогретыми, а риск травмы – минимальным.

a991df6cabb18f9b780f1a786196878d

Опытные артисты признаются, что боль – это постоянный спутник танцора:

«Болит голеностоп, плечи, болит спина, – говорит Цвирко. – Недавно были на гастролях в Японии, и поскольку за границей шире выбор фармацевтики, все мы привезли с собой чемоданы лекарств: всякие мази, обезболивающие, пластыри».

Из-за колоссальных нагрузок жизнь танцора в профессии очень короткая.

Денис, впрочем, несмотря на свои слова, имеет уникальный опыт: в свой 41 год он не только успешно преподает, но и выступает на сцене Большого театра.

По словам Медведева, сейчас нагрузки на солистов – физические и психологические – стали больше, чем еще лет пятнадцать назад. Изменилось время: спектакли ставят более сложные с точки зрения физической подготовки танцоров, да и солисты участвуют в большем количестве постановок.

d79ffc517997d50efabcaf7079c61c07 watermarked

Медведев поясняет, что ничего подобного, конечно, нет, и многое зависит от самого танцора. Диету, комплекс расслабляющих процедур и все остальное нужно выбирать самому, делится возрастной танцор.

Так что за внешней картинкой витающих в облаках искусства артистов на самом деле стоят хорошо организованные, крайне дисциплинированные и трудоспособные профессионалы. И как однажды сказал один альпинист, покоривший множество самых высоких вершин планеты: «Лучше всего в горах, в условиях горной болезни и тяжелейших физических нагрузок, показывают себя не бизнесмены-лидеры, а артисты. Танцоры вот, например. Они привыкли упрямо пахать, через боль, через преодоление».

Источник

«Моя жизнь здесь такая интересная, что это спасает от любой ностальгии»

Ведущий солист Большого театра Якопо Тисси — о жизни в Москве, русском языке и балете

01 anons tissi

Выпускник Академии театра Ла Скала Якопо Тисси был принят в балетную труппу Большого театра совсем недавно — в 2017 году. За неполные два года, что итальянец живет в Москве, он не только успел сыграть Принца Зигфрида в «Лебедином озере», но и выучить русский язык. Да так, что для разговора с ним (даже на самые непростые темы) не требуется переводчик. О том, благодаря чему удалось этого достичь, Якопо рассказал в эксклюзивном интервью нашему сайту.

— Мы будем говорить по-русски?

— Хорошо. Это очень приятно. Якопо, я знаю, что ты решил заниматься балетом после того, как впервые увидел его по телевизору. А как быстро ты узнал именно о русском балете?

— Практически сразу, как увлекся балетом: когда стал много смотреть и читать о нем. Это был для меня совершенно новый мир! Я узнавал разных артистов, которые были в Италии и в мире, и сразу влюбился в русский репертуар и в русских танцовщиков. Получается, я всегда любил русский балет.

— В школе Ла Скала были русские педагоги?

— Да. Например, я занимался с Леонидом Никоновым. Это, бесспорно, тоже оказало на меня серьезное влияние. Кроме того, в Италию часто приезжали русские артисты и давали мастер-классы. Это всегда было очень интересно. Я чувствовал, что мне это близко.

— Первый раз ты приехал в Россию будучи студентом, так ведь?

— Да, все правильно. Первый раз Москву я посетил ровно пять лет назад, когда танцевал с Академией Ла Скала на сцене Кремлевского дворца. Это был юбилей МГАХ. Впервые в России, впервые в Москве, впервые на сцене в Кремле. Запомнилось, как мы занимались в школе МГАХ: мастер-классы для всех давал Николай Максимович Цискаридзе, который многое нам рассказал, показал интересные комбинации. Вообще от поездки были очень хорошие впечатления. Я тогда был в Москве недолго — может быть, неделю. Большой театр мы в тот раз почти не видели, только снаружи. Но появилась мечта, звучала она так: когда-нибудь, если я буду хорошо танцевать, обязательно выступлю на этой сцене.

02 tissi

— Одним из ярких моментов в твоей карьере было участие в русском репертуаре Ла Скала, когда Махар Вазиев (который руководил тогда балетом Ла Скала) предложил тебе танцевать принца в «Спящей красавице», а твоей партнершей стала Светлана Захарова…

— Это удивительный момент в моей жизни и карьере, конечно. И огромная ответственность, ведь это была мировая премьера. Да еще и со Светланой Захаровой, которая дала мне возможность танцевать с ней этот дебют. Махар Хасанович высоко ценит хореографа Алексея Ратманского, который занимался тогда спектаклем «Спящая красавица» в Ла Скала. Мы много работали с ним. Это был очень важный этап в моей жизни.

— В театр Ла Скала тебя принимал Махар Хасанович Вазиев. Он был на выпускных?

— Да. Он посмотрел наши выпускные спектакли и… сразу пригласил меня в театр. Но в первый год я туда не пошел. Мне было 18 лет, хотелось где-то еще побывать, посмотреть. В итоге я уехал в Вену, где довелось поработать с Мануэлем Легри (Этуаль Парижской оперы, руководитель балетной труппы в Вене. — Прим. автора). В Вене было хорошо. Это были новые, яркие впечатления от всего, в том числе от самой жизни в городе. Танцевал я там в основном в кордебалете, хотя к концу даже сольные роли стал получать. Ну а потом я почувствовал, что пора возвращаться.

— Получается, у тебя была возможность соприкоснуться и с итальянской, и с русской, и с французской школой.

— Да. В Вене тоже были и французские, и русские педагоги.

— Ты чувствуешь разницу школ? В чем она проявляется?

— Она есть, конечно. Хотя многое зависит и от педагога, с которым ты работаешь. Но разница есть. Если мы говорим о французской школе, то там очень серьезные требования к нижней части ног, к стопам. А верх может быть «мягким». У русских верх иначе работает. Правда, в России считается, что есть две школы русского балета — вагановская и московская. На самом деле они похожи (одухотворенность в этих школах единая), но манера исполнения в каждой школе своя.

В московской, как мне кажется, большая свобода прыжка. Но вообще русской школе свойственно внимание и к корпусу, и к эпольман… как участвуют руки и кисти. Голова — великолепная координация. Четкость исполнения, которая, я думаю, идет от итальянцев. Ваганова, скажем, в своей методике опиралась в этом вопросе на Энрико Чеккетти. И виртуозность — она тоже из Италии.

03 tissi

— А сколько ты работал в Ла Скала до приезда в Россию?

— Год в Вене, год в Милане. Решение приехать в Россию ты быстро принял?

— Когда узнал, что Махар Хасанович уезжает работать в Москву, я был просто ошарашен. Это был мой первый год в театре — он был моим педагогом, мы много и хорошо занимались в Ла Скала. Поэтому, конечно, в тот момент я почувствовал себя очень потерянным. Помню, сказал Махару Хасановичу, как я признателен ему, как мне было приятно с ним работать, как я был бы рад иметь возможность продолжить. Но, конечно, Россия — это другой мир. Большой театр. Здесь все по-другому, и я совсем не знал, как здесь у меня сложится.

— Ты же и язык, наверное, не знал?

— Чуть-чуть. Сам учил. Русский язык мне нравился. И сперва, когда Махар Хасанович уехал, я с ним оставался на связи. Надо было же подождать, посмотреть, как у него все получится. Но самому мне очень хотелось поехать. Это уникальный шанс. К тому же здесь такой большой репертуар.

— А что сказали твои папа с мамой, когда узнали, что ты хочешь поехать в эту неизвестную далекую страну?

— Они тоже понимали, что такой уникальный шанс нельзя упустить. Родители мной очень гордятся, следят за каждым моим шагом. И, кстати, часто приезжают в Москву. Им тут нравится.

— И все-таки — ты феноменально говоришь по-русски. Как ты его так быстро выучил?

— Как только я переехал в Москву, сразу понял, что без русского далеко не уедешь — нужно учить язык. К тому же он мне сразу был нужен — для оформления документов, виз и так далее.

— Ты «взял» педагога?

— Нет. Я все — сам. Базовую грамматику проходил по учебникам. Потом стал фильмы смотреть и читать. Например, в журналах бывает один и тот же текст на русском и на итальянском. Это мне очень помогло. Через какое-то время я начал говорить. И конечно, все в одночасье изменилось: с русским в Москве жизнь совершенно другая. С людьми можешь общаться! Если живешь в стране, надо знать ее язык.

04 tissi

— Как человеку, который вырос в другом мире, наша столица? Как тебе Москва?

— Я считаю, что Москва — это очень энергичный город. Как Нью-Йорк. Города очень разные, но в Москве и Нью-Йорке очень чувствуется особая энергия, которая всем движет. В Москве очень много возможностей. И в этом городе есть своя уникальность, своя душа. Сейчас ли это или всегда так было — но сегодня Москва очень интернациональный город. И очень разнообразный. В каждом районе есть что-то свое, что-то особенное. Мне тут нравится.

— Какие моменты в твоей московской жизни были важными для тебя самого в карьере?

— Я считаю, что каждую минуту в Большом театре происходит что-то важное и интересное. Когда я только переехал в Москву и начал здесь работать — ходил на все спектакли театра. Хотел узнать лучше репертуар, артистов — приблизиться к этому миру, войти в него как можно скорее. Каждый дебют был для меня очень важным. «Этюды» на Новой сцене, «Бриллианты» Баланчина на Исторической.

Потом я сам начал выступать на сцене Большого. И это, безусловно, тоже интересно. Тем более что с моим педагогом — Александром Николаевичем Ветровым — так увлекательно готовить каждую роль! В Большом театре есть замечательная традиция: артисты занимаются с педагогами, которые сами танцевали в их спектаклях. Они передают нам все свои знания! А что касается Александра Николаевича Ветрова, то он для меня не просто педагог, с которым приятно работать. Мне очень важно, что в моей жизни есть такой человек, такая моральная поддержка.

— Ты волновался, когда вернулся на сцену Ла Скала с труппой Большого (во время гастролей театра) и танцевал там в «Баядерке»?

— Да! Для меня это были невероятные эмоции. Все впечатления были в двойном объеме. Ведь я оставил в Ла Скала частичку себя — свои переживания, воспоминания. Родная страна. Конечно, меня все ждали. Хотели увидеть, чем я занимаюсь в России. Было здорово!

05 tissi

— Вернемся в Москву. Удается ли тебе найти время на посещение других театров, музеев?

— Иногда получается, но чаще все-таки не в Москве, а на гастролях. Работы достаточно много, поэтому банально на это не всегда хватает времени.

— Что ждешь от нового сезона?

— Хочу еще больше танцевать и заниматься ролями репертуара. Их количество каждый год растет, сами роли меняются. Поэтому люблю вновь возвращаться к ним. Премьеры и новые партии мне тоже интересны, конечно. Будут гастроли, концерты… Предстоит очень интересный сезон.

— Многие считают, что в репертуарном театре (например, в Большом) трудно готовить новые работы. В Милане и Вене, наверное, это было не так. А как тебе работать в такой системе?

— В Европе, конечно, по-другому. Там, когда готовится премьера, все занимаются только ей. А у нас одновременно много всего происходит. Первый раз, когда увидел расписание в Большом, я еще мало чего понимал: смотрю, оно такое длинное, конца края ему не видно… столько всего. Но потом привыкаешь к этой непростой системе. Бывает тяжело, да. Зато много всего успеваешь, что тоже здорово. Не дает выходить из формы.

— По чему ты больше всего скучаешь в Москве?

— Так чтобы постоянно скучать — такого нет. Но иногда, скажем, что-то ешь и вдруг вспоминаешь: ой, а как это дома вкусно готовят! Или вдруг песню услышишь — ах, да! — и вспомнишь какой-то момент из прошлого. Но на самом деле моя жизнь здесь такая интересная, столько всего происходит, что это спасает от любой ностальгии.

Для справки

ВТБ и Большой театр связывают многолетние дружеские отношения. Банк входит в состав попечительского совета театра и некоммерческой организации «Фонд Большого театра», созданной в 2002 году. ВТБ поддерживает все значимые премьеры Большого, такие как «Дама с камелиями», «Иван Грозный», «Евгений Онегин», «Спящая красавица», «Снегурочка», «Ромео и Джульетта», «Легенда о любви», «Манон Леско», «Путешествие в Реймс» и другие.

Текст: Катерина Новикова, пресс-секретарь Большого театра

Источник

Якопо Тисси

Биография

Его профессиональный путь начался в Италии. Сегодня солист Большого театра Якопо Тисси исполняет главные роли в спектаклях, получив признание в России. Молодой человек непрестанно учится и считает, что главный успех впереди.

Детство и юность

Тисси родом из маленького итальянского города Ландриано. На свет будущий артист балета появился 13 февраля 1995 года. И с малых лет, слыша музыку, пытался показать движения, напоминающие танцевальные па.

В семье воспитывалась еще младшая сестра. К слову, родители мальчика были далеки от искусства. Отец занимался в медицинской сфере, работал менеджером. Мать — продавец.

Однако когда наследник проявил желание заниматься танцами, те с воодушевлением поддержали стремления сына. В интервью итальянец неоднократно рассказывал о том впечатлении, которое произвел на него балет. В возрасте 5–6 лет Якопо впервые увидел его по телевизору и сказал родителям, что очень хочет научиться двигаться так же.

Мать и отец записали сына в местную балетную школу, там мальчик постигал трудную науку до 11 лет. А затем приехал в Милан на смотр для поступления в Академию театра «Ла Скала».

Испытания юный танцор прошел с легкостью, и его зачислили в престижное заведение. При этом семья решила не переезжать — каждый день сына возили на занятия, тратя на дорогу до двух часов.

В то время руководителем балетной труппы был назначен Махар Вазиев — он же и принимал выпускные спектакли у воспитанников.

Тисси понравился педагогу — после пройденных экзаменов Махар Хасанович предложил бывшему студенту работу в Ла Скала. Но 18-летний парень отказался. Ему тогда захотелось увидеть мир, попробовать реализовать себя в других странах.

Поэтому после окончания академии Якопо переехал в столицу Австрии. Год, проведенный в Вене, стал для молодого артиста продуктивным. Он получил новые впечатления от жизни в чужой стране. Что касается развития в профессиональном плане, ему некоторое время пришлось выступать в составе кордебалета. Впрочем, иногда доставались и сольные роли. Через год Тисси решился вернуться на родину, где продолжил развиваться в Ла Скала.

Личная жизнь

Молодой танцор ведет странички в «Инстаграме» и «Фейсбуке». С удовольствием делится с подписчиками короткими видео со спектаклей и фото близких — родителей и младшей сестры.

Однако личная жизнь артиста остается в закрытой зоне. Привлекательная внешность, высокий рост (188 см), атлетическая фигура — в России у Якопо множество поклонниц. Но тот не ставит цели, связанные с семьей и браком, в краткосрочную перспективу.

Источник

PASSIONBALLET ФОРУМ ЛЮБИТЕЛЕЙ БАЛЕТА, МУЗЫКИ И ТЕАТРА

Меню навигации

Пользовательские ссылки

Информация о пользователе

Jacopo Tissi

Сообщений 1 страница 30 из 52

Поделиться124-12-2016 12:53:11

Поделиться224-12-2016 12:54:06

«Le spectre de la rose» with Evgenia Obraztsova

Поделиться324-12-2016 12:58:40

Поделиться425-12-2016 03:23:46

«Le spectre de la rose» with Evgenia Obraztsova

dontknow

Отредактировано Mari’Masherr (25-12-2016 04:43:53)

Поделиться525-12-2016 09:38:25

Поделиться626-12-2016 01:21:47

По-моему, очень хорошие данные, необыкновенные руки, да ещё какой красавчик! Вот бог дал! Поклонниц у него, наверное, видимо-невидимо хотя бы просто из-за внешности. Чем-то на Делона похож в молодости. Тут не прогадаешь: плохо станцует, так хоть на внешность посмотришь. Помните анекдот про курицу и петуха? «Если не догоню, так хоть согреюсь. «

Отредактировано Prima (26-12-2016 01:22:31)

Поделиться703-01-2017 00:00:31

К сожалению исполнитель роли Призрака розы – премьер театра Ла Скала Джакопо Тисси – даже близко не подошел к образу неземного, эфемерного создания. У артиста отсутствовал прыжок, да и все тело как будто забыло о координации. Видеть такое выступление Джакопо было странно еще и потому, что на репетиции он, проходя в полноги, произвел совершенно иное впечатление. Танцовщик привлек стройностью и необыкновенной, завораживающей пластикой рук. Возникло ощущение, что на самом концерте солист выдаст прибереженное мастерство – и произойдет его открытие для московской публики. Но этого не случилось. Отчего? Приходится только гадать: возможно, артист берег себя, с осторожностью танцуя на жестком полу, или «Видение розы» просто не его балет.

Очаровательная Евгения Образцова в роли вернувшейся с бала девушки трепетала ножками и ресницами — то есть выполнила все рекомендации Тамары Карсавиной, наставлявшей Лиепу-постановщика. Но гость из La Scala Якопо Тисси, влетевший в окно с неприличным грохотом, ничем не напоминал чарующее дуновение аромата. А ведь именно этого пытался добиться Лиепа, выходя в этой роли. И, судя по полустертым кадрам, запечатлевшим «Видение» 1960-х, добивался.

http://izvestia.ru/news/653374
Вазиев может быть приведет этот благодатный «материал» в приличное состояние, если привозя с собой из ЛА Скала Тисси в Большой театр идет против своих же слов:

— Я не считаю, что сегодня мы нуждаемся в каких-то дополнительных силах и нам необходимо привлекать зарубежных артистов. С точки зрения конкретного художественного проекта, да, мы, как и все компании мира, будем иногда приглашать солистов. Но это не значит, что мы нуждаемся.

Источник

PASSIONBALLET ФОРУМ ЛЮБИТЕЛЕЙ БАЛЕТА, МУЗЫКИ И ТЕАТРА

Меню навигации

Пользовательские ссылки

Информация о пользователе

Якопо Тисси. Jacopo Tissi

Сообщений 1 страница 6 из 6

Поделиться122-02-2017 14:10:04

Bi: Как получилось так, что Вы приехали в Москву?

ЯТ: Я работал в Ла Скала, когда директором был Махар Вазиев, и когда он ушел из театра, мы остались на связи. Затем он начал думать о том, как бы мне перебраться в Москву, потому что здесь много возможностей танцевать. Прошлым летом я уже приезжал в Москву и занимался классом с труппой Большого. Мне понравилось, и вот я здесь, начинаю своё путешествие.

Bi: Вы когда-нибудь мечтали танцевать в Москве?

ЯТ: Мне раньше казалось, что иностранцу будет очень сложно переехать в Россию. Я думал, что, возможно, однажды я станцую в Большом как приглашенный артист.

Bi: Вы собираетесь работать в двух театрах?

ЯТ: Нет, я ушел из Ла Скала и заключаю контракт с Большим.

Bi: У Вас уже есть какие-то планы на этот сезон?

ЯТ: Я пока не буду ничего говорить. Здесь нет никакого секрета, просто я предпочитаю подождать и посмотреть, как всё будет складываться.

Bi: Когда московский зритель увидит Вас на сцене Большого театра?

ЯТ: После фестиваля Григоровича.

Bi: Вы уже знаете, кто будет Вашей партнершей?

ЯТ: Нет, не знаю, но в театре очень много талантливых девушек. Например, в январе я уже танцевал «Видение розы» с Евгенией Образцовой, на гала-концерте Андриса Лиепы я танцевал с Аленой Ковалевой.

Bi: Чем отличается Ваш обычный день в Москве от обычного дня в Италии?

ЯТ: Конечно, жизнь в Москве абсолютно другая. Рабочее расписание насыщеннее, приходится работать больше часов. Да, здесь много людей, и нужно готовить много спектаклей, но сама система в целом другая. В Ла Скала я и так проводил в зале больше часов, чем требовалось, так что здесь я даже рад, что здесь у меня будет больше времени на репетиции. В Ла Скала обычно два основных педагога занимались с кордебалетом, а другие два – с солистами и премьерами. Мне повезло поработать с Владимиром Деревянко, Ольгой Ченчиковой и Махаром Вазиевым. В Большом у многих танцовщиков есть свой собственный педагог и индивидуальные, более сосредоточенные репетиции.

Bi: Какие у Вас отношения со временем?

ЯТ: Мне определенно не нравится тратить время впустую. Конечно, каждому танцовщику необходим день отдыха, но при этом все зависит от того, насколько хорошо ты знаешь свое тело. Я всегда ищу баланс между продуктивной работой и продуктивным отдыхом.

Bi: Вы чувствуете себя готовым к таким большим переменам в жизни?

ЯТ: Сейчас я делаю очень важный выбор. Я молод, но и балетная карьера коротка, так что всегда важно, что именно ты выбираешь. Я всегда размышлял над тем, что для меня будет хорошо, а что плохо. В определенный момент нужно всего лишь поймать шанс, а дальше жизнь покажет.

Bi: Вы работали над «Спящей Красавицей» Ратманского со Светланой Захаровой. Насколько важным был этот опыт?

ЯТ: Очень важным! Она прекрасная балерина, звезда, но в первую очередь она прекрасный человек. Она мне очень помогала с этим дебютом, так как это была моя первая ведущая партия. Работа со Светланой стала для меня особенным событием.

Bi: У Вас есть специальные приемы подготовки к партии?

ЯТ: Бóльшая часть работы, конечно, проходит в зале. Но я также ищу материалы об истории спектакля, его стилистике, изучаю сюжет и думаю над отношениями между героями. Мне также помогает просмотр видео других исполнителей. Интересно смотреть, как другие интерпретируют роль.

Bi: Вы читаете отзывы критиков и зрителей?
ЯТ: Да, современные средства связи позволяют прочитать всё, что угодно. С одной стороны, всегда интересно увидеть, что другие думают о твоей работе. С другой стороны, я понимаю, что нужно фильтровать прочитанную информацию.

Bi: Что бы Вы очень хотели станцевать?

ЯТ: Мне нравится репертуар Большого. Например, в «Драгоценностях» Баланчина мне бы хотелось станцевать Бриллианты. А балеты, которые всегда в моем сердце, — это «Лебединое озеро» и «Жизель».

Bi: Вы назвали классические балеты. А как насчет современного танца? В каких современных постановках Вы участвовали?

ЯТ: Я бы не сказал, что это была именно современная хореография, скорее нео-классика. В Ла Скала помимо «Спящей Красавицы» я участвовал в «Манон» Кеннета Макмиллана и в «Золушке» Мауро Бигонцетти, современного итальянского хореографа. Я также танцевал Французскую куклу в «Щелкунчике» Начо Дуато.

Bi: Ваша семья поддерживает Ваш выбор?

ЯТ: Они всегда поддерживали меня с моих самых первых шагов в балетном училище. Даже сейчас, когда мы так далеко друг от друга, я чувствую, что они где-то рядом. У нас особенные отношения. У меня есть брат и сестра, мы постоянно на связи, и скоро они приедут навестить меня, несмотря на всю бюрократию.

Bi: Каков Ваш секрет успеха?

ЯТ: Я не уверен, что я уже прямо успешен. Думаю, успех еще придет. Я оптимист, позитивно смотрю на вещи, и это помогает в любой ситуации. Также необходимо хоть немного удачи. В целом, я думаю, что никакого секрета нет. Просто постоянная работа и желание двигаться вперед – это и есть прекрасный способ подняться на очередную ступень. Еще важно оказаться в нужное время в нужном месте, ведь когда жизнь дает тебе шанс, нужно успеть его поймать.

Поделиться223-02-2017 00:57:18

Ну, девушки, держитесь! Такой красавчик, да ещё талантливый! Надеюсь, что его в Большом мужики не заклюют. В крайнем случае, Вазиев не даст.
Интересно, кем его возьмут? Премьером?

Поделиться323-02-2017 09:59:42

Поделиться423-02-2017 22:50:12

Поделиться524-02-2017 12:46:16

Отредактировано zetta (24-02-2017 12:49:57)

Поделиться612-07-2017 19:25:28

Bolshoi Ballet’s Italian dancer, Jacopo Tissi, on his first year in Moscow and dancing Diamonds at the Lincoln Center

12 July 2017 By gramilano Leave a Comment

Jacopo Tissi in Le spectre de la rose, photo by Alexander Yakovlev
Jacopo Tissi in Le spectre de la rose, photo by Alexander Yakovlev
Last August, young ballet dancer Jacopo Tissi, resigned from the La Scala Ballet to accept the offer a contract with the Bolshoi Company. As I wrote last September, it’s not something that happens every day. Like all Russian companies, the Bolshoi has few dancers from outside the ex-Soviet borders in its ranks.

However, Makhar Vaziev, the Company’s current director, who was previously at La Scala, had seen Tissi’s dancing and thought he’d make a fine addition to the Bolshoi.

It’s not the first time that Tissi has been in a company outside Italy, having taken up an offer from the Vienna State Ballet after he graduated from La Scala’s Academy, but leaving the cosiness of the Europe Union for the vastness of the Russian Federation was a brave decision. It reflects the similar move and motivation of Xander Parish, the English dancer who joined the Mariinsky from The Royal Ballet, where he’d been overlooked undervalued.

The first impression was very good. I immediately noticed a working atmosphere which was intense and positive, where everyone wants to work and dance. I was immediately curious to find out their working methods and repertoire, and I was keen to work hard.

Jacopo Tissi in Diamonds, photo by Elena Pushkina
Jacopo Tissi in Raymonda, photo by Elena Pushkina
The 80-member La Scala company has always suffered from a lack of performances, resulting in few opportunities for principal dancers to shine, let alone up-and-coming talents.

The Bolshoi is different from La Scala in that there are more than 200 dancers in the company with many teachers and coaches. The season has far more ballets and performances, which are divided across two theatres, so there’s a vast workload.

Unfortunately, mention the Bolshoi and the scandals which have surrounded it in recent years spring to mind. However, Tissi hasn’t seen the backstabbing and political intrigue:

There is a healthy and professional sense of competitivity among the dancers, and a lot of mutual respect together with an artistic pride which I believe are essential qualities.

Then, there are the legendary ballet coaches.

Here, dancers who are preparing a role work individually with a coach, who follows them personally throughout the rehearsals. It allows for a very focused way of working as well as creating an important creative exchange.

And what about communicating with the coaches… with the other dancers?

The language was a problem at the beginning because I only had a smattering of Russian and I had to get down to learning it as quickly as possible. I speak and understand Russian fairly well now, and it’s getting better all the time. Also, outside the theatre it is necessary to know the language because mostly it is the only language spoken.

Jacopo Tissi with Alëna Kovalëva in Diamonds, photo by Fatima Bozina 2
Jacopo Tissi with Alëna Kovalëva in Diamonds, photo by Fatima Bozina
Tissi was given some important roles from the start: Le spectre de la rose; one of the two principal roles in Etudes; and was the principal male dancer in Diamonds. He has also been featured in galas in Moscow and Georgia. However, there is a very important date coming up in his calendar…

Fifty years ago, at the newly-opened Lincoln Center, the world saw for the first time George Balanchine’s masterpiece, Jewels. To celebrate that important premiere, there will be five performances of the work on the same stage, from 20 to 23 July 2017, with the Paris Opera Ballet dancing the French-themed Emeralds, and New York City Ballet and the Bolshoi alternating in Rubies and Diamonds.

On 22 July, Tissi, with Alëna Kovalëva, will be dancing in Diamonds, with the Bolshoi Ballet. At the same performance, Laëtitia Pujol, Mathieu Ganio, Myriam Ould-Braham and Mathias Heymann will head the Paris Opera Ballet in Emeralds, and Megan Fairchild and Joaquin De Luz with City Ballet will star in Rubies.

I debuted in Diamonds at the beginning of April on the Bolshoi’s Historic Stage. I danced with Alëna Kovalëva who is very young and very talented; she graduated from the Vaganova Academy just last year. We had heard about the tour to New York, but with the programme being divided among various companies, and with so few dates, we didn’t think there was a chance of us getting a performance.

I love this ballet and the opening at the Bolshoi was a thrilling sensation for me. I am delighted that the Director has given us this opportunity and extremely excited to be dancing not only at the Lincoln Center but also sharing the stage with the Paris Opera Ballet and the New York City Ballet!

In the meantime, he’s with his coach in Moscow, preparing for his debut in Swan Lake.

Has the culture shock worn off yet?

The first weeks after arriving at a new company is the most difficult because you encounter so many new things, and different ways of doing things. Also, the climate is so unlike that in Italy, which wasn’t easy to adjust to at first.

Jacopo Tissi in Diamonds, photo by Alex Pankov
Jacopo Tissi in Raymonda, photo by Alex Pankov
What about the people?

It is important to get to understand a different mentality, which isn’t always simple, but it’s a process I find interesting.

So now you’re a muscovite.

I have been exploring Moscow a little, even though it’s so huge there is always something new to discover. Everything here is big: the buildings, the parks, the distances…

As is the ‘Bolshoi’ theatre itself, of course.

Moscow is certainly a fascinating city, which has at its heart a special place for culture and holds ballet in high regard.

Ballet is given a lot of support, not only from the institutions, but from the people, who are so enthusiastic and appreciative.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Биографии известных людей
Adblock
detector