яковлев жизнь после 50

Владимир Яковлев: Жить после 50 нас никто не учил

Чем отличается жизнь после 50-ти от всей предыдущей жизни? Да тем, что тому, как жить после 50-ти, нас никто никогда не учил!

В младенчестве нас готовят к детству, в детстве — к юности, в юности — к молодости. А в молодости мы проводим десятки часов, подготавливая себя к предстоящим испытаниям зрелости.

И только границу в 50 лет мы пересекаем, не имея ни малейшего представления о том, как, чем и чего ради нам жить дальше?

Нет в этом ничего странного. Откуда таким знаниям взяться, если еще для поколения наших родителей в 50 официально начиналась старость и жить дальше вообще не полагалось, а полагалось начинать понемногу умирать.

Мы же роботы, друзья мои, правда — роботы! Мы редко осознаем, что та стратегическая жизненная программа, которой мы неукоснительно следуем путешествуя по жизни, на самом деле заложена в нас предыдущими поколениями. Поскольку именно предыдущими поколениями созданы те книги, фильмы, система образования, которые в детстве и в молодости формируют наше сознание.

Но у предыдущих поколений не было никаких представлений о жизни после 50-ти по той простой причине, что после 50-ти жизни не было в принципе. Поэтому нет их и в программе жизни, которая досталась нам от них в наследство. Про детство есть, про молодость и про зрелость. А дальше все, конец программы, Error 404.

В результате сегодня миллионы людей прибывают на отметку 50 и толпятся там в нерешительности, попросту не зная, как быть дальше? Попытки сделать вид, что ничего особенного не произошло, и продолжать жить, как раньше, желаемого успеха не приносят. Стареть тоже вроде рано — энергии и сил полно. Но и менять жизнь не получается, поскольку (а) страшно и (б) совершенно непонятно как.

Вот так и стоим, переступая с ноги на ногу, пока — с течением времени — все вопросы ни отпадают сами собой.

Говорят, что один китаец по имени Ли Цинъюнь не так давно прожил 256 лет. Злые языки, впрочем, утверждают, что все это враки, и на самом деле больше 190 Ли никак не протянул. Ну, хорошо, пусть 190. Так вот, мне очень интересно, чем Ли занимался последние 140 лет? Нет, серьезно.

В 50 мы впервые оказываемся в ситуации, когда полностью выполнили и перевыполнили жизненную программу в том виде, в котором ее сформулировали для нас прежние поколения. Школу/институт окончили. Вышли замуж/развелись/женились на всем, на чем можно и нельзя, во всех мыслимых смыслах и позах. Проекты запустили/провалили/снова начали. Карьеру сделали/не сделали. Дома-квартиры купили/продали. Детей вырастили с успехом или без особого.

И не так важно даже, с успехом или нет мы эту программу прошли. Важно, что на этом оставленные родителями инструкции заканчиваются. А жизнь — продолжается.

И как, спрашивается, жить дальше? Все повторять заново? Снова строить уже построенную карьеру? Еще детей? Еще квартир? Еще мебели? Тем, кто денег заработал — зарабатывать еще. А тем, кто не заработал — продолжать пытаться?

Повторение пройденного не приносит радости. К 50-ти цели прежней жизни теряют смысл вне зависимости от того, насколько мы были успешны в их достижении. И хочется нового. И правильно хочется. Потому что новое — это будущее и развитие. Новое — это молодость. Но только совершенно непонятно, каким это новое должно быть? Жить без программы, жить без родительских инструкций мы никогда прежде не пробовали.

Я, собственно, что хочу сказать? По всей и всяческой статистике для тех, кому сегодня 50 — 55 или около того, старость начнется не раньше 80-ти. И даже тогда, кстати, она будет совершенно иной, чем у поколения наших родителей.

И это ура, ура! Это очень, очень приятно конечно. Еще бы! Нам просто взяли и подарили аж двадцать пять лет (. ) дополнительной яркой, активной, веселой, здоровой жизни.

«А в чем на…бка уловка?» — спросите вы, на собственном опыте усвоившие, что бесплатный хлеб бывает только в мышеловке.

Хотите знать, как сделать возраст после пятидесяти лучшим временем вашей жизни? Приходите учиться к нам на гайд-курсы. Подробнее прочитать о них можно здесь.

Источник

Владимир Яковлев: «Удовольствие – основная цель и содержание жизни после пятидесяти»

В интервью OpenMonte организатор фестиваля «Хорошо за пятьдесят» и проекта «Возраст счастья» рассказал, почему он считает возраст после 50-ти лучшим этапом жизни, особенно в Черногoрии.

Владимир Яковлев – основатель, первый главный редактор, генеральный директор и бывший владелец ИД Коммерсантъ. В 2012 году он запустил новый проект под названием «Возраст счастья». Проект посвящен активной старости и развивается на русском и английском языках.

is5dc0859102708699007019Владимир Яковлев, фото – Света Мишина

Ваш фестиваль называется «Хорошо за пятьдесят» и он пройдет с 9 по 18 октября в Черногoрии. А что полезного может узнать человек, которому нет еще пятидесяти, на вашем фестивале? Может ли философия жизни тех, кому за 50, применяться в обычной жизни людьми, которым не стукнуло 50?

Вполне! Ведь самое главное в философии жизни после пятидесяти – получение удовольствия от жизни. Я на полном серьезе убежден, что удовольствие – основная цель, основное содержание жизни после пятидесяти, и что именно этот возраст лучше всего предназначен для удовольствий.

Но это, конечно, не означает, что до пятидесяти удовольствий в жизни нет. Просто тем, кому еще не исполнилось пятидесяти, есть чему поучиться в этом смысле у пятидесятилетних.

Может есть какие-то советы, как подготовиться к жизни после 50-ти заранее?

Самое главное, что нужно понять к пятидесяти годам – то, что в этом возрасте начинается новый этап жизни, который может стать не хуже, а даже лучше всех предыдущих этапов.

Но надо четко понимать, что он обязательно должен стать другим. То есть, еще до того, как вам исполнилось пятьдесят, хорошо бы прийти к пониманию, что вам придется жить по-другому.

Кроме того, еще до пятидесяти лет надо морально подготовиться к тому, что качество вашей жизни в этом возрасте будет зависеть в первую очередь от вас самих.

Назовите, пожалуйста, основные отличия жизни за 50 от жизни до 50 лет?

После пятидесяти у нас уже есть достаточное количество жизненного опыта, в том числе негативного, чтобы с легкостью справляться с ситуациями, которые в молодости вызывали у нас затруднения.

Как говорит героиня одной из моих книг Паола Джантурко, «Чтобы справляться с моим ритмом жизни, нужно быть как минимум старше пятидесяти».

После пятидесяти возможно осуществить любую свою мечту, даже самую невероятную. Можно покорить Голливуд, прыгнуть с парашютом и установить мировой рекорд. В этом возрасте отпадает множество ограничений, прежде всего, внутренних.

Ценнейшее качество жизни после пятидесяти, как отмечают многие герои «Возраста счастья», – в этом возрасте вас наконец-то перестает волновать чужое мнение. Это бесценно.

Вопреки стереотипам, после пятидесяти можно быть здоровее и красивее, чем до. С одной оговоркой: своим здоровьем в этом возрасте нужно заниматься, и постоянно.

После пятидесяти люди наконец-то начинают совершенно по-иному расставлять жизненные приоритеты. Здоровье, счастье, любовь, семья, удовольствие от жизни выходят на первый план. Я считаю, это замечательно.

Как вы вообще пришли к такой мысли, что образу жизни за 50 нужно и можно обучать?

Дело в том, что жить после пятидесяти нас никто не учил. Этим жизни после пятидесяти принципиально отличается от других периодов жизни.

В младенчестве нас готовят к детству, в детстве – к юности, в юности – к молодости. А в молодости мы проводим десятки часов, подготавливая себя к предстоящим испытаниям зрелости.

И только границу в 50 лет мы пересекаем, не имея ни малейшего представления о том, как, чем и чего ради нам жить дальше? Этому есть объяснение: еще для поколения наших родителей в 50 официально начиналась старость и жить дальше вообще не полагалось, а полагалось начинать понемногу умирать.

В результате сегодня миллионы людей прибывают на отметку 50 и толпятся там в нерешительности, попросту не зная как быть дальше. Конечно, в такой ситуации я считаю, что жизни после пятидесяти можно и нужно обучать, иначе очередное поколение рискует потратить впустую дополнительные 25-30 лет здоровой и активной жизни, которых не было у предыдущих поколений, но могут быть у нас.

Вы в Черногории общались с черногорцами за 50? Чем они отличаются от тех же русских за 50?

Мне кажется, дело не в стране, а именно в подходе к возрасту. И в Черногории, и в России есть люди за 50, которые отказываются следовать стандартному сценарию «старения» и продолжают жить в свое удовольствие.

Собственно, вот уже несколько лет я прилагаю все усилия для того, чтобы таких людей было все больше и больше. Другое дело, что Черногория сама по себе просто создана для удовольствий, этим она меня поражает и восхищает.

В этой стране возможно невероятно высокое качество жизни, причем это качество связано не с уровнем дохода или с деньгами, а с самой Черногорией.

К пятидесяти годам понимаешь, что настоящая роскошь – это не богатство, а чистый воздух, красивые пейзажи, природа, вкусная, естественная, здоровая еда. В Черногории все это совершенно доступно, более того, здесь эта роскошь – повсюду.

Поэтому я считаю, что эта страна идеально подходит для жизни после пятидесяти. Думаю, многие черногорцы за 50 и россияне, которые переезжают в эту страну, со мной согласятся.

Ну, получается, что жизнь за 50 и жизнь до 50 мало отличается. Вы говорите о том, чтобы изменить отношение к жизни в целом. Почему тогда сделали ваше мероприятие не для широкой аудитории, а именно для тех, кому за 50?

Во-первых, жизнь после 50, как я уже рассказал, существенно отличается от более ранних периодов.

Фактически примерно в 50 лет мы осознанно или неосознанно делаем выбор, как мы проживем следующие 25-30 лет своей жизни.

Так что для 50-летних участие в фестивале означает получение 30 лет счастливой жизни в подарок.

Вы немного поездили по Черногории, что особенно запомнилось?

У меня сложилось впечатление, что в Черногории, куда бы ты ни смотрел, всегда будешь видеть что-то невероятно красивое.

Совершенно невероятная природа, чистейшая вода, прекрасный воздух, натуральные органические продукты и очень приятные люди – такое мое главное впечатление от этой прекрасной страны.

В программе фестиваля у нас запланировано несколько очень интересных прогулок, и я с нетерпением жду возможности узнать Черногорию еще лучше.

Вы подготовили особое предложение для тех, кто уже живет в Черногории. Расскажите подробнее.

Да, мы разработали специальный формат участия для тех, кто уже живет в Черногории (или для тех, кто часто приезжает сюда, и кому есть где остановиться).

В рамках этого формата у вас будет возможность посeтить мероприятия основной программы фестиваля – мои ежедневные лекции о том, как после пятидесяти жить лучше, чем до, а также ежедневные выступления хедлайнеров фестиваля. Стоимость такого участия – 200 евро на весь срок фестиваля.

Кстати, это предложение интересно не только для тех, кто говорит по-русски, но и для черногорцев: все наши лекции будут сопровождаться синхронным переводом на черногорский язык.

Так что обязательно расскажите о фестивале своим черногорским друзьям и знакомым.

Добро пожаловать на фестиваль «Хорошо за пятьдесят» в Черногории!

Источник

Владимир Яковлев: «Счастье – это разрушительная концепция»

Он создал «Коммерсантъ» и сделал перестройку в журналистике новой России. Но восемь лет назад перестроил себя – сменил страну и занялся социальным предпринимательством. Владимир Яковлев – о проекте «Возраст счастья» и законах счастливой (?) жизни во взрослом возрасте.

Marie Claire: Владимир, всю жизнь возраст в 50 лет вы воспринимали как рубеж, после которого уже не может случиться ничего интересного. Что изменилось, когда 50 лет исполнилось вам?

Владимир Яковлев: На тот момент мне казалось, что после пятидесяти нужно отправляться в сторону кладбища. Я думал, что жизнь закончилась, ее программа выполнена и ничего нового и интересного уже не предвидится. Я решил разобраться, так ли это.

Сначала пошел с расспросами к маме, но ей было некогда со мной разговаривать: ее ждали друзья и самолет к морю. Кстати, сейчас ей 85, и ничего не изменилось. В 2012 году я начал ездить по миру и искать людей взрослого и очень взрослого возраста – задавал им вопросы о том, что с ними происходит после 50 лет. Мои поиски начались от сочетания безнадежности и любопытства. Результатом этих поездок стала книга «Возраст счастья», из которой впоследствии вырос одноименный проект.

Со сколькими людьми вы успели поговорить за это время? Что вас больше всего удивило?

Я встретился более чем с тремя сотнями человек по всему миру, не считая тех, кто приезжает к нам на фестивали «Возраст счастья». Некоторые из них стали героями моей книги. Удивило меня то, что все эти люди, независимо от страны, возраста и социального положения, следуют абсолютно одинаковым правилам: принимают текущую реальность такой, какая она есть, не создавая альтернативных сценариев.

Они не пытаются скрывать свой возраст или выглядеть моложе; не следуют никаким диетам – едят все, просто по чуть-чуть; не занимаются никакими видами спорта, связанными с напряжением, достижением, идеей «побороть себя», и при этом много двигаются; у них у всех отсутствует соревновательность, но присутствует мотивация реализовывать свои желания и получать удовольствие от жизни.

Что меня поразило из последнего? Прошлой осенью на фестиваль ко мне приехали люди из 25 стран мира, включая Австралию и Японию. Удивил не только сам факт приезда, но и абсолютная общность интересов и ценностей.

Вы бы построили жизнь иначе, если бы вам сегодня было всего 30, а вы бы уже знали все то, что знаете сегодня?

Я очень люблю такую фразу: «Сослагательное наклонение не плодоносит». Не могу сказать, что было бы, если бы. Если относиться к жизни как к компьютерной игре, то каждому из нас дан свой персонаж, со своим набором возможностей и ограничений. Задача в том, чтобы научиться этим персонажем играть. И не ставить перед собой недостижимых целей. Вы же не знаете, что с вами будет завтра, тогда как вы можете планировать на 20, 30 лет вперед? Но это все, конечно, не исключает решения каких-то практических задач вроде накопительного счета или хорошей медицинской страховки. Здравый смысл – важная часть игры под названием «жизнь».

А есть хотя бы какие-то установки, которые стоит внедрять в сознание в молодом возрасте? Мне, например, чуть за тридцать, но уже появляются первые мысли о том, что на активную жизнь у меня осталось всего 20 лет.

Я думаю, что любые установки – это опасная и вредная история. Основной целью нашей жизни является развитие, а оно происходит тогда, когда мы совершаем ошибки. Как только мы перестали развиваться, решили, что достаточно хороши, умны и успешны, жизнь кончается­ и пропадает ощущение будущего. Молодость, как и, кстати, старость, – понятие психологическое. Я знаю 25-летних, которые ощущают себя на 90, и 90-летних, которые ощущают себя вообще вне возраста.

Очень интересно, как вы проводите свою вторую половину жизни. Расскажете о распорядке дня и чем увлекаетесь?

Знаете, само определение «вторая половина жизни­» довольно печально звучит и не соответствует действи­тельности. С учетом скачка продолжительности жизни и полученных дополнительных 25 годах я не думаю, что правильно делить жизнь на половины. Можно делить на этапы, соответствующие определенному способу развития личности.

Сейчас мне интересна йога – я много занимаюсь, нашел для себя новую историю под названием shadow yoga, которую хочу попробовать. Много читаю, работаю, пишу новую книгу, собираюсь запустить стартап, учусь жизни на два города: Тель-Авив и Берлин.

Тель-Авив и Берлин – довольно странная пара. Почему именно эти города?

Один человек, которого я очень люблю и уважаю, как-то сказал мне, что жить надо там, где дешево и безопасно. Тель-Авив под это определение не подходит, но теперь это мой родной город. Просто так сложилось. А Берлин по сравнению с Тель-Авивом – подходит, поэтому пробую совмещать.

Я, конечно, не могу не спросить про стартап и книгу.

Стартап – абсолютно технологическая история, новая для меня, для начала мне нужно подписать все необходимые бумаги, после с удовольствием расскажу.

Два года я делаю совершенно некоммерческий проект «Яковлев по понедельникам». Может быть, вы видели видео у меня на YouTube или в Facebook. Книга – по этим видео.

Вы сказали, что много читаете. Поделитесь подборкой воодушевляющей литературы?

Да, конечно, могу. Это, безусловно, книги Мартина­ Селигмана по позитивной психологии, книга Марка­ Сингл­тона про историю йоги, Дэниел Колман про эмоциональный интеллект. Еще, пожалуй, книга Тала Бен-Шахара про перфекционизм и, конечно же, «Спроси маму» Роба Фицпатрика. Вот сейчас читаю совершенно гениальную книгу Марка Галеотти под названием «Воры». Все мои знания о йоге круто изменила книга Марка Синглтона­ (читаю в основном на английском, поэтому не привожу название, чтобы не путать, – не знаю, как правильно на русском) и книга, которую я написал вместе с Мариной Собе-Панек, называется «Уход за мозгом». Пока мы ее писали, прочитали такое количество книг и исследований на трех языках, что наши представления о том, что у нас в голове, перевернулись, простите за каламбур, с ног на голову.

В вашей философии мне очень понравилась идея о том, что деньги не могут сделать человека счастливым. Когда вы были богаты, не были счастливы?

Я вообще считаю, что счастье – это разрушительная концепция, потому что ее суть – в постоянной культивации альтернативного сценария по отношению к тому, что у тебя уже есть. Нет ничего, что может сделать тебя счастливым.

Для меня первый шаг к счастью заключается в том, чтобы перестать наконец сходить с ума по поводу того, что у тебя его нет. Счастья нет! Есть жизнь! Брать будете?

Автор проекта «Возраст счастья» говорит, что счастья нет. Вы не противоречите самому себе?

Когда я придумывал название проекта, то вкладывал в него немного иной смысл, чем принято вкладывать в понятие «счастье». Думаю, что мою концепцию корректнее определять как возраст развития или возраст принятия. Но как название эти модели не очень хорошо работают.

Я считаю, что счастлив тот, кто не стремится к счастью и не считает его обязательным в жизни. Cпустя четверть века занятий духовными практиками у меня одна религия. Она заключается в том, чтобы прожить завтрашний день и остаться добрым человеком. И чаще всего у меня ничего из этого не получается, потому что это очень сложно. Намного сложнее, чем любые религиозные концепции или метафизические системы. Постоянное стремление к счастью мешает быть добрым – не только по отношению к другим и жизни, но и, в первую очередь, к самому себе.

А еще добрым мешает быть Instagram. Листаешь ленту и думаешь: у всех все хорошо, кроме меня. В соцсетях все успешные, красивые, стройные, богатые и много путешествуют. Как среди всего этого не сойти с ума и не загнобить себя за то, что у тебя нет и сотой доли того, что могут себе позволить другие?

Думаю, важно помнить о том, что каждый из нас живет по индивидуальной программе – это личная программа развития, не похожая ни на одну другую. С вами происходит то, что необходимо именно для вашего развития. Наши программы бессмысленно сравнивать друг с другом, у каждого она своя. Но есть и простой практический совет: настройте уже, наконец, свой Инстаграм, Фейсбук, да все что угодно таким образом, чтобы вам было просто интересно читать и приятно смотреть.

Нынче популярна еще одна теория, которая заключается в том, что все существует только в нашей голове. Себя можно запрограммировать, мысли можно настроить на определенную волну, а еще можно отправлять запросы во Вселенную, и она обязательно тебя услышит. Эта идея как-то коррелируется с вашей философией?

Знаете, я думаю, что все это полная чушь. Вселенная не обязана вас слышать. Мой друг, раввин Шимон Левин, как-то сказал замечательную вещь: «Проснулся? Дышишь? Остальное – бонус». Идея о том, что все можно запрограммировать, основана на стремлении к контролю, оборотная сторона которого – самообвинения. Программу нашего развития определяем не мы. Мне кажется, это очень важно понять и принять. Сразу становится легче.

Мир перестраивается на глазах. Помните, как лет двадцать назад все и вся усиленно молодело: певцы, модели, стартаперы? Так же активно, усиленно сейчас всё взрослеет – фильмы, книги, сериалы, обложки журналов. Мир изменился. Жизнь изменилась. А социальные стереотипы измениться не успели. Омерзительно то, что и мы сами, «люди в любом возрасте», тоже по своему поводу как-то не совсем уверены. Мы первое поколение, которое живет без инструкций абсолютно новый период жизни, которого раньше не было. У нас нет ролевых моделей, нет понятных общепринятых знаний, что можно, а что нельзя.

Что вы думаете об увеличении пенсионного возраста в России в связи со своей теорией о том, что после 50 все самое интересное только начинается? А ведь многие это восприняли как «удар в спину».

Нельзя отбирать у людей то, что принадлежит им. Не важно – речь о больших или маленьких деньгах. Пенсия с определенного возраста принадлежит людям, это их собственность, за которую они отработали. Отбирать эти деньги у людей – грабеж.

Даже если срок жизни увеличился, нельзя заставлять людей работать дольше. Нужно создавать для людей реальные возможности профессиональной реализации, если у них будет на это желание.

Тот факт, что срок жизни увеличился, не означает, что жить после 60 стало легче. Сегодняшнее поколение 60-летних впервые проживает жизнь в новой модели. Это непросто. Государство должно помогать людям в этом, а не усложнять их жизнь дополнительными обязательствами.

Есть то, на чем можно экономить, и то, на чем экономить нельзя. Комфорт и спокойствие людей в возрасте за 60 – это то, на чем экономить нельзя.

Какие чувства вызывают у вас пожилые и старые люди? Я чаще всего слышу что-то вроде «какая милая старушка». Правильно ли это?

Посмотрите фотографии реальных долгожителей, которым по 118, 120 лет. Вопрос про «умиление старостью» отпадет сам собой. Или так: вас умиляют люди 30 лет? Или, например, 12? Какая разница? Я думаю, что важно относиться с уважением к любому возрасту, периоду жизни, особенностям развития.

Проблема проектов, которые создают для взрослых людей, прежде всего в том, что к ним относятся «с умилением» – «какая симпатичная бабушка». Пока существует такое отношение, есть ощущение второсортности, невостребованности, неуважительного отношения у этих самых людей как к обществу, так и к самим себе. Эйджизм опасен тем, что незаметен.

Не так давно я был на одном мероприятии, связанном с программами долголетия и поддержки людей за 50. Меня поразило то, что поддержкой людей за 50 занимаются люди, которым по 30 и которые называют тех, кому за 50, – «они». Мы «им» помогаем. Для «них» это проблема.

Если мы действительно считаем, что возраст за 50 сегодня – это активный полноценный возраст, то 50-летними должны заниматься 50-летние. Иначе сами по себе эти программы становятся непосредственной формой эйджизма.

Можно ли быть счастливым пенсионером в российской действительности, когда твоя пенсия составляет 7 тысяч рублей?

Мой любимый вопрос. Смотрите, не нужно сравнивать. Есть та реальность, те обстоятельства, в которых человек живет. Задача в том, чтобы принимать эту реальность, а не создавать альтернативную, расстраиваясь по этому поводу. Я считаю, что пенсия в размере 7 тысяч рублей – это абсолютно недопустимо. Но при этом вряд ли от размера пенсии или зарплаты полностью зависит способность получать удовольствие от жизни. За время работы с проектом «Возраст счастья» я встречал очень много людей, которые потеряли семью, бизнес, деньги, жили на пляже, ехали на велосипеде из Новгорода во Владивосток, путешествовали автостопом и жили на donation. Никто из них не считал себя несчастным. Почему? Потому что они не создавали для себя альтернативных сценариев и старались получать удовольствие от того, что у них есть, что доступно здесь и сейчас.

Если вы говорите себе «вот были бы у меня деньги, вот тогда бы я пожил», – это тупиковый путь. Так вы только теряете время. Я знал одного человека, который начинал день с того, что выпивал рюмку коньяку, закусывал лимоном и вздыхал: «Эх, как можно было бы жить!» Так он и потерял свою жизнь.

Общая черта всех счастливых людей старше пятидесяти в том, что они не держатся за тот стиль жизни, которым жили раньше. Вместо этого – продолжают эволюционировать, позволяя себе новые увлечения, новых друзей, новые проекты, другие удовольствия.

Хоть вы и говорите, что счастья нет, я хочу спросить, когда вы в последний раз чувствовали себя счастливым?

Я не стал счастливым. И очень надеюсь, что этого никогда не произойдет. Проблемы и сложности нас развивают. Если их нет, мы останавливаемся в своем развитии. А без развития нет жизни.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Биографии известных людей
Adblock
detector