янис чамалиди личная жизнь

Янис чамалиди личная жизнь

%D0%AE%D0%BB%D0%B8%D1%8F

Янис Чамалиди — истинно петербургский дизайнер, который уже 17 лет шьет изысканные свадебные, вечерние, коктейльные и деловые платья. Его вещи, сшитые вручную, хранятся в Государственном Эрмитаже и у частных коллекционеров. Falovers встретились с Янисом Чамалиди в его храме искусства на Петроградской стороне и под звуки умиротворяющей музыки поговорили о призвании свыше быть кутюрье, о российских тружениках моды, о работе в Yves Saint Laurent Beauty, о Париже 90-х. Дизайнер поделился своим неожиданным взглядом на наше светское и модное общество.

ianis 1

Я знаю, что Вы выбрали профессию модельера практически случайно, это действительно так?

Это мое призвание, и этому было суждено случиться. Я сидел на лекции, рисовал эскиз свадебного платья для своей подруги и задумался о том, что же я буду делать дальше? Поступать в Кораблестроительный институт, какие корабли я буду строить? Я смотрел на эскиз и нервно обводил его. Это даже был не эскиз, а просто набросок. А в голове у меня звучали вопросы: «Что я умею, что я могу, что мне нравится?». Передо мной лежал эскиз, и я понял, что именно этому делу хочу посвятить себя.
Сколько Вам тогда было лет?

Я учился в десятом классе в колледже при Кораблестроительном институте.
Как Вы в детстве и юности относились к моде, участвовали в ней?

В детстве у меня была любимая кукла, которой я шил платья. Я придумывал простые геометрические фасоны, платья на завязках. И все куклы моих сестер были одеты мною. Так как моя бабушка и прабабушка шили, мое детство проходило в лоскутках и примерках. У нас эта профессия передается из поколения в поколение.
В какой профессии Вы себя видите, если бы не стали дизайнером?

Я так себя прекрасно чувствую дизайнером. Мне сложно представить иную профессию. Но при прочтении книги Брэма Стокера «Скорбь Сатаны» мне понравился образ писательницы, которая живет в тихом саду. Может быть, я мог быть садовником, человеком, связанным с природой.
Я не собираюсь менять профессию дизайнера. Когда я пришел поступать в Мухинское училище, меня спросили, не боюсь ли я ткани? Я абсолютно не боялся работать с тканью, может оттуда и идут мои драпировки, желание конструировать, отталкиваться от материала, а не от эскиза.

Расскажите, пожалуйста, об этапе жизни, когда Вы работали в Yves Saint Laurent во Франции.

Меня взяли работать в раннем возрасте в эту компанию в направление Beauty. Я работал стилистом и продвигал марку в Северо-Западном регионе. Красота, парфюм, декоративная косметика, образы YSL… Я посещал Париж два раза в год, принимая коллекцию, обучаясь. Конечно, я видел весь мир люкса: мир YSL, Chanel, Dior и многих других. Это были 90-е годы, и я увидел развитие современной моды: на моих глазах пришли японцы, бельгийцы. Я проработал восемь лет на марку, привозил к нам новинки, обучал по ним.
Каково это было в 90-е оказаться в Европе, наверное, Париж произвел на Вас сильное впечатление?

Вначале Париж не произвел на меня впечатление столицы моды, даже разочаровал… Пока я не попал благодаря моим друзьям, директорам компании YSL, в мир парижского бомонда. Вечером творческая интеллигенция собирается в ресторанах или друг у друга дома — это и есть особенный, закрытый Париж. И, увидев такой город, я сказал: «Париж, я тебя обожаю!».
Довелось ли познакомиться там с интересными и известными людьми?

Да, и с очень многими. Но самая яркая личность, которая на меня произвела впечатление, — это директор моего департамента Мишель Шазар, он мне и показал Париж таким, как я его увидел и запомнил. Также посещал Недели Высокой Моды, общался с Жан-Полем Готье, Джоном Гальяно, с президентом Парижской палаты моды Дидье Грюнбахом, Изабеллой Блоу. Именно она дала мне зеленый свет — познакомила с русским Vogue, Sunday times, писала обо мне и открыла миру моды. Можно до бесконечно перечислять этих людей, и они все выдающиеся, создающие мир моды.
Показывали ли Вы свои коллекции во Франции?

Да, в Парижских шоу-румах, и даже продавал свои коллекции в золотом треугольнике на авеню Георга V в бутике Джей, где были представлены самые лучшие дизайнеры со всего мира.

fonsyazeuis
На Ваш взгляд, наше государство помогает дизайнерам?

Что такое государство? Я считаю, сейчас такое время, когда дизайнер может максимально реализоваться. Как раз готов рынок, женщины хотят одеваться, принимают русских дизайнеров, есть ткани, и есть все, а раньше же этого не было. Поэтому Россия, как страна, и ее общее настроение способствуют развитию талантов. Разве этого не достаточно?
Может быть, все-таки помимо желания дизайнера реализоваться, нужна еще поддержка и от государства?

Вспомним Дягилевские сезоны, кто им помогал? Никто, они сами сделали революцию. Что кто-то кому-то должен — это иллюзия. Я считаю, если есть возможность развиваться, то твори и будь.
Тогда почему у нас в России считанные дизайнеры становятся знаменитыми?

В России будут существовать личности, которые захотят внутренне развиваться, и профессия для них будет способом достижения цели.
Когда меня спрашивают, в чем мой успех? Он очень прост — я не зарабатывал на этом деньги, а просто создавал красоту. Результат — платья, сшитые мною в ручную, из которых у меня сложился архив. На 15-тилетие Дома мы показали огромное количество нарядов от кутюр. Шесть вещей из этой коллекции были выбраны для хранения в Государственном Эрмитаже. Мы хотим, чтобы люди 22 века видели, что и в 21 веке что-то создавалось руками. Также три мои коллекции находятся у частных коллекционеров. И я горжусь, что изначально мною был выбран такой путь — путь сопротивления.

Ваше творчество ассоциируется с легкость и женственностью, но этой весной на AURORA FASHION WEEK Russia Вы показали иную коллекцию (посмотреть коллекцию: falovers.ru/post/afwr-fw13-ianis-chamalidy) — аскетичную в темных тонах, с чем это связано?

Это связано с темой коллекции, которую я задаю — готика, переходящая в ренессанс. Это было время Леонардо Да Винчи, Джордано Бруно, время художников, которые стирали снобизм в обществе, в этом им помогала черная чума. И люди, которые выжили от этой болезни, поняли, что искусство — это важное дело.

b66cf47c4e491151834cb55a62e94a14
Почему Вы решили показать именно этот временной период?

На мой взгляд, мы живем в эпоху умственного средневековья, люди не хотят думать мозгами, раскрывать свое сознание. Конечно, я не говорю про всех, но таков общий настрой. Я стараюсь слушать и чувствовать время, так рождаются мои коллекции. Искусство отражает экономическое, политическое, духовное состояние общества. Например, художник Малевич с «Черным квадратом» — это искусство, в нем он отразил и нарисовал то, что происходило тогда — «черную дыру».
Я обожаю эпоху Ренессанс, когда мир плоский, и вдруг он круглый, нет печатных станков, и тут мгновенно появляются книги, дальние путешествия и открытия. Появление мегаполисов со смешением культур, кто-то говорит, что это плохо, но природа не делает ничего просто так, и от этого появляются прекрасные дети.

Кого сейчас, по Вашему мнению, можно назвать образцом стиля?

У нас много интересных и стильных людей. Во все времена это были актеры, балерины, наша творческая интеллигенция. Я недавно смотрел журнал и увидел там красивую образованную пару, я бы даже их выделил — Константин и Алина Крюковы.

Источник

Дизайнер Янис Чамалиди — о старинных печах, запахе театра и характерных для Петербурга цветах

Грек по происхождению, дизайнер Янис Чамалиди живет в центре Петербурга с детства. Ребенком он пел в хоре мальчиков в Смольном соборе и часто бывал в Мариинском, а уже взрослым, работая в Париже, убеждал французов, что Петербург красивее их столицы.

Чамалиди рассказал «Бумаге», что роднит местную погоду и цвета тканей, которые он использует, почему произведение петербургского композитора Олега Каравайчука стало для дизайнера откровением и отчего в этом городе приходится быть романтиком и меланхоликом.

mg 7638 2

Каким было ваше первое жилье?

Моя первая квартира была в старом фонде на углу Греческого проспекта и 8-й Советской улицы — с гигантскими потолками и окнами. До сих пор испытываю ностальгию, когда проезжаю мимо.

На меня большое впечатление производили местные печи и лепка. Когда-то комнаты там были больше, поэтому лепные узоры в моей комнате, например, обрывались, упирались в стену, чтобы продолжиться уже в другой комнате.

Меня всегда интересовало, что там было раньше, как жили люди, как топили печь. Как-то раз я сам попытался растопить нашу, но из-за неисправности дымохода ничего не вышло — дым просто пошел обратно, прямо в комнату.

В парадной того дома была вечно грязная лестница, которая даже после уборки оставляла ощущение грязи. Там было холодно и сыро, настоящий дубак в любое время года.

Там же во дворе был построен огромный корабль — деревянная детская площадка, куда ты мог войти, вылезти на мачту и так далее. Вот там мы любили беситься.

Как-то раз я сам попытался растопить нашу печь, но из-за неисправности дымохода ничего не вышло — дым просто пошел обратно, прямо в комнату

Потом, как это всегда бывает, случился капремонт — нас переселили, но оставили в центре города, на углу улиц Коломенской и Марата. Но это уже совсем другое: не такие высокие потолки, окна сильно меньше. Это небольшой дом с чистой парадной, где соседи друг друга знают.

Кто вас тогда окружал и чему научил?

В детстве вокруг меня было не очень много людей. Помню, что соседом был художник-живописец. Иногда он приглашал меня к себе, эти визиты хорошо сохранились в моей памяти.

Мое детство — это, по сути, сплошные музеи, театры, кружки, куда меня водили родители. Например, я пел в хоре мальчиков в Смольном соборе. Наверное, это было самое впечатляющее место в моей жизни.

Мама часто брала меня в Мариинский театр, и я даже сейчас хорошо помню царящий там абсолютно определенный запах — текстиля, старой обивки, дерева. Не хочу сказать, что он плох или, наоборот, хорош, но он вызывает у меня странные ощущения. Для меня это запах театра и в чем-то даже запах Петербурга.

68118aa892063f216107c4dbac273776

Где в Петербурге вам хочется бывать постоянно?

Конечно, любимое место в городе — Модный дом Ianis Chamalidy. Это мой Петербург, наполненный любовью к истории, античности, искусству вообще. Я строил его для творческих людей, у которых, как и у меня, возникает много вопросов к окружающей обстановке: почему что-то так красиво.

Есть и другие любимые места, но прежде всего это сам город. Раньше, когда на улицах Петербурга я слышал музыку архитектуры, мне было непонятно, что со мной происходит. Но потом я услышал «Плачевную речь» Каравайчука. Кто-то заснял его во время исполнения произведения за роялем, полностью погруженным в свой мир. Для меня это было откровение, знаете, как в «Маленьком принце»: когда ты понимаешь, что на самом деле не сумасшедший, что есть кто-то еще, кто тоже слышит эту музыку. И когда увидел, как он комментирует ноты, понял, что наконец нашел брата.

Потом я услышал «Плачевную речь» Каравайчука. И когда увидел, как он комментирует ноты, понял, что наконец нашел брата

Все мои коллекции, начиная с самой первой, — это музыка города, его архитектуры, которая заставляет тебя грустить, быть романтиком и меланхоликом. Под эту музыку ты не можешь быть другим. Звучание Петербурга стало кодом той одежды, которую я создаю. Иногда у меня спрашивают, почему я использую такие цвета. Потому что Ianis Chamalidy — это Петербург и цвета эти тоже родом из Петербурга: сложные, чуть серые, чуть пыльные, это либо оттенок раннего влажного утра, либо оттенок дождливого петербургского дня.

Вообще, я более чем уверен, что этот город изначально создавался для художников, чтобы в этой атмосфере красоты им было легко творить.

Иностранцам в Петербурге я бы посоветовал побывать в Эрмитаже, ведь это наше наследие, в Главном штабе, Русском музее, в Мариинском театре. Я думаю, что это то, чем мы можем гордиться. Летом же по городу можно просто гулять: в этом сезоне Петербург превосходен. Я помню, когда летом ездил в Грецию к отцу и видел, как греки гуляют, повально сидят на террасах в кафе. Тогда у нас такого не было. Сейчас, когда я вижу гуляющих петербуржцев, мое сердце радуется.

Каких мест в городе вы стараетесь избегать?

Мне жаль людей, которые, живя в XXI веке, имея такие технологии, делают то нечто, что, например, стоит на улице Марата вместо бань, или «Галерею» на месте снесенных домов. Я считаю, что это безобразие, которым они прокляли свои души.

Когда я выезжаю в районы новостроек, я и вовсе цепенею. Меня смущают новые «архитекторы», и единственное, чего бы мне хотелось в Петербурге, — это полной реконструкции зданий.

Каким должен быть город, чтобы вы выбрали его для жизни?

Моя первая серьезная работа была связана с модным домом Ив Сен-Лорана. Я попал в Париж и замечал множество параллелей между этим городом и Петербургом. Но уже тогда я говорил, что мне больше нравится Петербург. Не знаю, с чем это было связано, но я был очень патриотичен, всё время говорил французам: что ваш Париж, вот наш Петербург…

Ianis Chamalidy — это Петербург и цвета эти тоже родом из Петербурга: сложные, чуть серые, чуть пыльные, это либо оттенок раннего влажного утра, либо оттенок дождливого петербургского дня

Тогда меня не очень хорошо понимали, зато теперь европейцев, которые видели Петербург, стало значительно больше, и почти все из них уверены, что это отдельное государство внутри России и самый красивый город страны. Нам, местным жителям, очень приятно слышать такие отзывы, и мы во многом соглашаемся — правда, пока не вспоминаем о том, что есть еще и спальные районы.

Лично я не променяю этот город ни на какой другой. Я объездил весь мир, видел места сказочной красоты, но Петербург для меня всегда был лучше.

Источник

Янис Чамалиди: «Вечная женственность манит нас к себе…»

Для меня встреча с Янисом Чамалиди – одно из самых волнительных мероприятий последнего времени. Известный дизайнер, тонкая, творческая личность. Модный дом Ianis Chamalidy существует уже 15 лет. За это время бренд успел вырасти и окрепнуть, а стиль и качество моделей стали залогом успеха. За плечами дизайнера множество творческих проектов, создание костюмов для российских фигуристов и театральных постановок. Янис Чамалиди неоднократно представлял свои коллекции на различных неделях моды в Петербурге, Москве и зарубежом.

О его жизни и биографии писали уже достаточно много, поэтому передо мной стояла нелегкая задача – постараться написать о том, чего еще не было. Так, я решила рассказать, почему не стоит бояться заглянуть в бутик к дизайнеру, как происходит работа с клиентами в самом модном доме и что отличает стиль бренда Ianis Chamalidy.

IanisChamalidy 01Мы договорились встретиться в его творческой мастерской – бутике Ianis Chamalidy, расположенном на Большом проспекте Петроградской стороны.
О дизайне этого пространства я слышала давно, как и о том, что модели, выставленные на манекенах в витражных окнах, приковывают взгляды многих прохожих.

С недавнего времени здесь располагается и сам модный дом, где Янис Чамалиди проводит много времени, так что у посетителей есть возможность познакомиться и пообщаться с ним лично. В просторном зале первого этажа, помимо последних моделей весеннее-летнего сезона можно найти вещи из прошлых коллекций или сшить эксклюзивное платье на заказ. На втором этаже располагается непосредственно творческая мастерская.

Итак, мы встречаемся с Янисом Чамалиди и начинаем экскурсию в мир его творений.

IanisChamalidy 02

Янис: ”Я одеваю женщину. Меня вдохновляет женская красота, красота как дар Бога. Как говорят ”вечная женственность манит нас к себе…” Меня вдохновляет общение с людьми. Я общаюсь с человеком, я его чувствую, вижу пропорции, линии тела, характер, взгляд. Я же начинал как стилист. Я работал 8 лет на компанию Yves Saint Laurent Beauty, поэтому для меня всегда важны внешние данные, тогда начинается подбор цвета и работа с человеком”.

Дизайнер не устает повторять, что одежда должна быть со смыслом, транслировать людям информацию о личности ее владельца, ведь одеваясь, мы отражаем свою внутреннюю индивидуальность.
Янис: ”Мы создаем стиль. Здесь моды нет. Мода уходит, а стиль остается. Наши модели – это всегда отличное качество, эксклюзивные ткани и внимание к деталям”.
Платья – это всегда отдельная история в модном доме. Первая линия делится на свадебные платья, платья на заказ. А вторая линия – это коктейльные платья, платья для подруг невесты, корпоративные праздники.

IanisChamalidy 03

При создании платьев весеннее-летней коллекции вдохновением послужила тема отдыха, спокойствия. Так, на платьях с рисунком из лионского шелка изображена водная гладь озера. Рисунок вручную наносится на шелк, что, несомненно, добавляет эксклюзивности, а его обладательнице особенное чувство собственной уникальности. А черные вставки по бокам заметно стройнят фигуру и вытягивают силуэт.

Нам повезло, через некоторое время мы попадаем на примерку свадебного платья, которое Янис шьет специально для Дарьи, клиентки модного дома.

IanisChamalidy 04

IanisChamalidy 05

Янис: ”Свадебные платья Янис Чамалиди – они иные, очень летящие низы. Мне нравится, когда ткани танцуют, девушка идет, а ткань ее как будто приподнимает на облака. Мне нравится соединение с воздухом, стихиями. Все это на уровне ощущений. Волшебство, контакт! Чувство ткани – это очень важно. Уникальные ткани, шелковая сетка, изящная драпировка. Шелковая сетка накрывается шифоном для того, чтобы у ткани появилась пластика”.
Дарья решила шить свое свадебное платье именно у Яниса после одного из показов.
Янис: ”Дарье понравилось, что платье, которое она увидела на показе, летело, ткани струились. Это пожелание и стало ключевым при создании ее собственного свадебного платья. И мы вместе создали платье мечты”.

IanisChamalidy 06

Дарья: ”Всегда иду на примерку с большим волнением, а ухожу всегда в прекрасном настроении! Это работа мастера! Жаль, что оно всего на один день!”
После примерки платья мы продолжаем экскурсию по залу, но уже в сопровождении консультантов. Вокруг себя дизайнер собрал команду профессионалов – имея большой опыт работы с людьми, они помогут найти то, что подходит именно вам. Олеся рассказала мне о некоторых базовых моделях и о тех нюансах, которые позволят одежде преподносить фигуру в лучшем виде.

IanisChamalidy 07

Платье с защипами спереди и сзади (на изображении), имеет очень удобную посадку, что выгодно подчеркивает фигуру, делает ее точеной, создает правильные пропорции.

IanisChamalidy 08

IanisChamalidy 09

Платье-баллон. Еще одна из базовых моделей Яниса Чамалиди. Летящего силуэта, присборенное снизу. Существует множество вариаций, как его носить. Можно носить с ремнем, подчеркивая талию, можно собрать в складки так, чтобы сзади появился своеобразный пикантный ”тюрнюр”.

IanisChamalidy 10

Платья (на изображении) одной модели, но рисунок на платья наносится вручную на лионский шелк. Сшитые по одной выкройке, они все равно эксклюзивны.

IanisChamalidy 11

Плащ с воротником ”двойной апаш”, сшитый из плотного не продуваемого хлопка, мы решили примерить. И я в очередной раз убедилась в том, что грамотно подобранные вещи стройнят, создают образ и соответствующий настрой. У этого плаща правильная длина, она вытягивает силуэт, а воротник трансформируется согласно погоде и настроению. Это пальто я записала в свой wish-лист.

IanisChamalidy 12IanisChamalidy 13

Многие модели имеют рукав-реглан, тогда изделия хорошо садятся и не сковывают движений. Продуманность мельчайших деталей и качество сильно подкупают. У плаща (на изображении сверху), например, воротничок имеет своеобразный каркас и ему легко придать нужную форму, в частности для образа городского денди.

IanisChamalidy 14Рукава куртки и платья, отделанные молниями. Изделия модного дома практически штучный товар, всего несколько моделей на весь город.

Платье-транформер, сшитое для Патрисии Каас. Шлейф этого платья Патрисия надевала на каблук. Мы предлагаем надевать его на фурнитуру, броши, можно надеть на пальчик или дать волю фантазии. Двойной трикотаж – особенность, благодаря которой трикотажные изделия отлично садятся и держат фигуру.

От себя хочется добавить, что марка Ianis Chamalidy, для тех, кто ценит стиль и удобство. Для тех, кто хочет найти баланс между внутренним содержанием и внешним наполнением образа, для тех, кто проявляет свою индивидуальность в одежде. И ценовая политика бренда приятно радует. Также благодарим Яниса Чамалиди, его помощниц Олесю и Лизу за приятную и интересную беседу.

Источник

Янис Чамалиди: «Платья носят дамы в зоне комфорта»

Путеводитель Мода

Марка Yanis Chamalidy сугубо локальная, петербургская, и основатель бренда с этим согласен. Двадцать лет назад Янис выбрал остаться в Петербурге, не уехал в Москву и абсолютно не пожалел об этом.

KSP 015083 00030 1 t222 181138 KSP 015083 00030 1 t222 181138

Фото: Коммерсантъ / Александр Коряков

KSP 009864 02007 1 t222 181240 KSP 009864 02007 1 t222 181240

KSP 009864 02010 1 t222 181335 KSP 009864 02010 1 t222 181335

KSP 009864 02009 1 t222 181449 KSP 009864 02009 1 t222 181449

KSP 009864 02008 1 t222 181543 KSP 009864 02008 1 t222 181543

Фото: Коммерсантъ / Александр Коряков

— У каждого дизайнера есть своя цель. Моя цель была развиться как художнику, изучить основы маркетинга, правильно выстроить диалог между мной и клиенткой.

— Сколько всего людей трудится над брендом?

— Основной костяк — более 50 человек. Не каждый модельер может похвастать собственным производством: у нас фабрика в центре Петербурга, это обязательное условие, если вы хотите контролировать качество. Мы стабильно выпускаем товары премиум-уровня. Если говорить об одежде, то в сезон это около 3 тыс. единиц, с обувью, аксессуарами, сумками — в разы больше.

— Для многих знакомство с маркой началось со свадебной одежды.

— Для меня невеста — создание нежное, трепетное. Это Флора, существо из другого мира, она дает жизнь, рождается как Венера Боттичелли из пены. Это женственность в ее первозданном, сакральном понимании.

— А если спуститься с неба на землю, какой процент продаж приходится на свадебную коллекцию?

— 50% от оборота модного дома — свадебные платья. У нас они очень simple, простые, но в то же время элегантные. Это не пудинг и не безе, даже не всегда из тюля и кружев: некоторые женщины приходят за лаконичным белым платьем. Есть изделия от 45 тысяч до нескольких миллионов рублей, охват очень широкий.

— Что для вас мода: искусство или ремесло?

— Когда я создавал флагманский магазин, я выбрал эстетику белого пространства. Мой любимый Йоджи Ямамото говорит, что для него мода — прикладное ремесло. Для меня она — искусство, и жить в моде — значит жить в искусстве. Поэтому — чистое белое пространство, как холст. Каждая новая коллекция, будь то шинуазри, барокко или русский стиль, смотрится в этой «раме» иначе.

— Вы ведь начинали одновременно и как театральный дизайнер?

— И горжусь тем, что «Ромео и Джульетта» Театра Якобсона с моими костюмами выдержал 250 постановок по всему миру. Вообще, у нас одеваются все творческие люди Петербурга — балерины, актрисы. Со многими из celebrities я даже не знаком (хотя должен был бы), несмотря на то, что они являются давними поклонниками марки.

— Все у вас, и только Вишнева у Парфеновой.

— Я не беру единицами, я беру объемом. Мы сейчас говорим о людях, которые, может быть, не стали Вишневой, но зато их тысячи. Yanis Chamalidy — это, пожалуй, единственный дизайнерский бренд в Санкт-Петербурге, который вышел за рамки художественных мастерских: мы стоим в «Галерее» на площадке в 250 кв. м, работает интернет-магазин, у нас гигантские коллекции, они меняются несколько раз в год. Это не хорошо и не плохо — это по-другому.

— Есть любимые знаменитости, с которыми вы чаще всего работаете?

— Я не ищу встречи с ними, не продвигаю себя, как паровоз. Моя цель — создавать продукт и развиваться как художнику. Кто сказал, что я достаточно образован? Я всегда учусь. Задача выйти за рамки возможностей и стать по-настоящему узнаваемым меня заботит в первую очередь. И на это уходит огромное количество времени. Работая над готической коллекцией, я поехал во Францию, в Толедо — первую столицу Испании, которую строили вестготы, затем — в Юрьев-Польский и Владимир, чтобы посмотреть, что есть Средневековье на Руси.

Очень часто знаменитости находят тебя сами. Мы одевали Патрисию Каас в ходе мирового турне: это был простой минималистичный дизайн, лишенный чванства. Она элегантна, обворожительна, у нее красивые линии тела — и этого достаточно! Я рад, что у меня есть такие клиенты. Марку выбирают творческие люди, им не нужны клепки, стразы, перья. Им пришелся по вкусу мой дзен-дизайн: надо быть личностью, чтобы носить это, нужно что-то собой представлять. Когда ты прячешься за перьями и стразами, можно быть пустотой.

— Как сложилось ваше недавнее сотрудничество с Эрмитажем и Константином Хабенским?

— Это историческая реконструкция, Константин играет экскурсовода, своеобразного проводника по залам и эпохам. В самом начале своего творчества я работал в архивах Эрмитажа, мои костюмы хранятся в музее, и это прекрасно. Видимо, идеологи проекта решили, что именно мне удастся создать современный костюм, который в то же время будет логично смотреться рядом с Екатериной II и другими историческими персонажами. Я постоянно ищу идеи в архивах, создаю одежду XXI века, но намекаю на линии прошлого.

— Вы по-прежнему, конструируя платье, рвете ткань руками, как это делали в юности?

— По-прежнему. Творческие процессы непостижимы, иногда это — эмоция.

— Вы закапывали ткань в землю, вываривали, намеренно старили — что сейчас?

— Стираем в песке и обрабатываем особым образом. Это уникальные ткани района Прато, Флоренция. Видите на этой блузе — два слоя и все пронизаны нитями? Мне очень близко понимание фактуры.

— Когда вы создаете коллекцию, что первично: фактура, силуэт, еще что-то?

— В основу идеи ложится образ. Я не создаю театральных вещей, одежда абсолютно понятна, будь то рубашки, бомберы, парки, пальто. Дух времени в деталях: завязки, прозрачность, так свойственная Ренессансу, бархат, столь интуитивно-близкий испанскому Средневековью, сочетание черного бархата и белой поддевы.

— Есть какие-то страны, куда вы приезжаете — и глаз отдыхает?

— Я люблю свою страну, люблю ее людей, но глаз мой здесь не отдыхает. В Европе я смотрю на пожилых и радуюсь: это красивая старость. В России старость неприглядна. Я как дизайнер живу в самое безобразное время. Даже в советские годы женщины носили платья, мужчины — костюмы, в театр переодевали обувь, выглядели очень элегантно. Знаете, где я это особо отметил? В поликлинике. Там сидело два лагеря. Один — взрослые некрасиво стареющие мужчины: ничего общего с европейскими, но при этом — в костюмах-двойках. Второй — молодежь: треники, вытянутые колени, пуховики, — стиль, свободный от всего. Молодежь совсем не умеет одеваться, только учится, хотя стильные юноши и девушки есть и здесь. Нам нужно будет несколько поколений, чтобы процесс пошел.

— Что обязательно должно быть в гардеробе женщины?

— Все то, что соответствует ее внутреннему миру и социальным маркерам.

— А если конкретнее? Многие жалуются, что платья и юбки стали носить реже, чем брюки.

— По продажам мы видим абсолютно обратное: последние три года брюки очень уступили им место, юбки и платья — хиты продаж, цифры вещь упрямая.

Женщины хотят быть женщинами. Платья носят дамы в зоне комфорта. Вы никогда не задумывались, почему даже в XIX веке, когда мужчины переоделись во все черное, строгое, удобное и стали много работать, они все равно одевали спутниц как мотыльков? Просто позволяли им оставаться женщинами. После Второй мировой войны мужчины захотели, чтобы женщина пахала. Кстати, именно Ив Сен-Лоран — а я восемь лет работал представителем Yves Saint-Laurent в Северо-Западном регионе — одел женщин в костюм.

(Янис достает небольшую коробочку. — R ) Это IQOS, специальная система нагревания табака: инновация, очень удобно, практично и соответствует моде. Для меня это важно, потому что руки не пахнут. Я отказался от сигарет, работая представителем YSL: мне нужно было близко контактировать с клиентками, касаться женской кожи, а запах от рук — это не люкс. IQOS дает возможность расслабиться без этих недостатков.

— Вы быстро работаете или нет?

— Я работаю очень быстро, потому что отлично понимаю, для кого создаю одежду. Перед нами платье как квинтэссенция стиля Yanis Chamalidy, его можно трансформировать многими способами. Менять вырез — то лодочка, то V-образный. Оно может быть с грустным бантом на боку в стиле 30-х годов, а в следующий миг — агрессивно-сексуальным. Его хорошо характеризует слово «метаморфозы»: я грек, и для нас это очень близко. Платье от Яниса Чамалиди отражает настроение женщины, которая его надевает, не подчиняет ее себе.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Биографии известных людей
Adblock
detector