японская поэзия о жизни

LiveInternetLiveInternet

Рубрики

Метки

Женский образ в живописи 18-20 веков часть 1

3463156 cube basile lemeunier french 1852 1922 parisian street urchin3463157 cube basile lemeunier3463158 cube basile lemeunier la foire du trone place de la nation a paris3463159 cube basile lemeunier the errand girl of paris 18983463160 cube parisian street scene3463198 cube bisson edouard summer 190913463201 cube a young beauty with a wreath of roses3463203 cube a young woman in red with a longing gaze3463204 cube message damour

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Статистика

Самые знаменитые хокку японских мастеров

cefced05b57236a41bc16f5c94bc6a1e

Главный талант хокку — сказать многое, используя минимум слов. Только подумайте — после прочтения этих поэтических миниатюр в воображении сами собой появляются ирис у воды, небыстрые струи потока, солнечный день, пляска стрекоз в воздухе, шелест их крыльев, дуновение тёплого ветра, колыхание кончиков травинок. Всего этого нет в самом стихе, и в то же время как бы есть. AdMe.ru выбрал самые знаменитые хокку японских мастеров, которые наверняка услышали звук хлопка одной ладони.

1272038249

Старый пруд.
Прыгнула в воду лягушка.
Всплеск в тишине.
(Басё)

Хорошо по воде брести
Через тихий летний ручей
С сандалиями в руке.
(Еса Бусон)В небе такая луна,
Словно дерево спилено под корень:
Белеет свежий срез.
(Басё)

5950860 R3L8T8D 650 en iyi wallpaper 1861

Знает лишь время,
Сколько дорог мне пройти,
Чтоб достичь счастья.
(Басё)

5950660 R3L8T8D 650 579990 10150859596852105 1638674683 n

Падающий цветок
Вернулся вдруг на ветку
Оказалось: бабочка!
(Моритаке)

C треском лопнул кувшин:
Ночью вода в нём замёрзла.
Я пробудился вдруг.
(Басе)

5950760 R3L8T8D 650 656308

Тоскует душа,
Не по той,чей образ прелестный
Стал взору доступен,
А по недавней поре,когда
Я ещё никого не любил.
(Фудзивара-но Тосинари)

5951410 R3L8T8D 650 2kabo

Видели все на свете
Мои глаза — и вернулись
К вам, белые хризантемы.
(Иссё)

О, с какой тоской
Птица из клетки глядит
На полет мотылька!
(Кобаяси Исса)

5951510 R3L8T8D 650 481381

Вода так холодна!
Уснуть не может чайка,
Качаясь на волне.
(Басё)

Хотя в этот вечер
Я в гости не жду никого,
Но дрогнуло в сердце,
Когда всколыхнулась под ветром
Бамбуковая занавеска.
(Одзава Роан)

5951610 R3L8T8D 650 sagano

«Осень уже пришла!» —
Шепнул мне на ухо ветер,
Подкравшись к постели моей.
(Басё)

Сочла кукушка
Мгновения летних дней
И улетела.
(Морио Таскэ)

5952060 R3L8T8D 650 1534b356c78d5acbd45ddcfe39e164df

Тишина кругом.
Проникают в сердце скал
Голоса цикад.
(Басё)

5952160 R3L8T8D 650 2

От людских голосов
Пугливо вздрагивают по вечерам
Красавицы вишни.
(Исса)

Убил паука,
И так одиноко стало
В холоде ночи.
(Масаока Сики)

5952260 R3L8T8D 650 night 05

Холод до сердца проник:
На гребень жены покойной
В спальне я наступил.
(Бусон)

Чужих меж нами нет!
Мы все друг другу братья
Под вишнями в цвету.
(Исса)

5952710 R3L8T8D 650 8381ec21b575

О, звездопады
Сколько желаний моих
Сбыться могло бы.
(Кицунэ Миято)

Отсечь слова.
Ненужное отбросить.
Радостно вздохнуть.
(Мацуо Басё)

Переводы хокку: Вера Маркова

Рубрики: Пером и кистью.

Метки: хокку поэзия япония

Процитировано 87 раз
Понравилось: 92 пользователям

Источник

30 шедевров японской поэзии в стиле танка. Ки-но Цураюки и другие

4fcf9d660236ddb62c8456017158615a L

30 стихотворений знаменитых японских поэтов эпохи Хэйан.

Ки-но Цураюки

* * *
Как сквозь туман, вишневые цветы
На горных склонах раннею весною
Белеют вдалеке,
Так промелькнула ты,
Но сердце все полно тобою!

* * *
Если сожалеешь о разлуке,
Значит, не прошла еще любовь,
Только знать хочу: когда навек уйдешь
Облаком в чужую даль, какие муки
Ты оставишь сердцу моему?

* * *
И днем и ночью
Любовался я.
О сливы лепестки, когда же вы успели.
Не пожалев меня, так быстро облететь,
Что не заметил я печальной перемены?

* * *
Туман весенний, для чего ты скрыл
Цветы вишневые, что ныне облетают
На склонах гор?
Не только блеск нам мил,
И увяданья миг достоин восхищенья!

* * *
Осенний вид не привлекает взора.
В горах сейчас не встретишь никого
Цветы осыпались.
И только листья клена
Как ночью золотистая парча

* * *
Ты стал другим, иль все такой же ты?
Ах, сердца твоего никто не знает!
Прошло немало дней,
Но вот зато цветы.
По-прежнему они благоухают!

Ки́-но Цураю́ки (яп. 紀貫之 ок. 866—945 или 946) — талантливый японский поэт и прозаик, литератор эпохи Хэйан, потомок старинного рода.. Писал в жанре танка. Один из 36 бессмертных поэтов.
Цураюки оказал значительное влияние на развитие японской литературы. В 905 году по приказу правителя Дайго Цураюки возглавил комитет самых известных поэтов того времени. Их произведения вошли в антологию «Кокин- сю».
В предисловии к антологии Цураюки высказался о происхождении и сути японской поэзии, а также о ее роли в жизни японцев: «Без всяких усилий движет она сердцами божеств земных и небесных, вызывает сострадание даже у духов умерших существ, невидимых взору. ».
Цураюки был родоначальником жанра литературного дневника. Также он считается великим мастером экспромта. Стихи его выразительны и лаконичны.

Соку-хоси

* * *
Лишь там, где опадает вишни цвет,
Хоть и весна, но в воздухе летают
Снежинки белые.
Но только этот снег
Не так легко, как настоящий, тает!

Аривара Нарихира

* * *
Все дальше милая страна,
Что я оставил.
Чем дальше, тем желаннее она,
И с завистью смотрю, как белая волна
Бежит назад к оставленному краю.

* * *
Когда она меня спросила:
«Не жемчуг ли сверкает на траве?»
Тогда в ответ сказать бы сразу мне,
Что это лишь роса,
И с той росой исчезнуть.

* * *
Как будто аромат душистой сливы
Мне сохранили эти рукава,
Лишь аромат.
Но не вернется та,
Кого люблю, о ком тоскую.

Аривара-но Нарихира (яп. 在原 業平?, 825 — 9 июля 880) — выдающийся японский поэт и художник, принц по происхождению.

Оно Комати

* * *
Печальна жизнь. Удел печальный дан
Нам, смертным всем. Иной не знаем доли
И что останется?
Лишь голубой туман,
Что от огня над пеплом встанет в поле.

* * *
Предела нет моей любви и думам,
И даже ночью я к тебе иду;
Ведь на тропинках сна
Меня не видят люди,
Никто меня не станет укорять!

* * *
Пусть скоро позабудешь ты меня,
Но людям ты не говори ни слова.
Пусть будет прошлое
Казаться легким сном.
На этом свете все недолговечно!

* * *
Тот ветер, что подул сегодня,
Так не похож на ветер прошлых дней
Далекой осени,
Он много холодней,
И вот на рукавах уже дрожат росинки.

* * *
Краса цветов так быстро отцвела!
И прелесть юности была так быстротечна!
Напрасно жизнь прошла.
Смотрю на долгий дождь
И думаю: как в мире все невечно!

Оно-но Комати (яп. 小野 小町, ок.825-ок. 900) — японская поэтесса, один из шести крупнейших мастеров жанра вака в эпоху Хэйан, входит в Тридцать шесть бессмертных — классический канон японской средневековой поэзии.

Содзё Хэндзё

* * *
Ах, к дому моему не отыскать дороги,
Тропинки прежние травою заросли
За долгий срок,
Когда бы ты могла прийти,
Когда я ждал тебя, жестокую, напрасно!

Отикоти Мицунэ

* * *
Хочу, чтоб знала ты,
Что в сердце нет упрека
За то, что ты надежду подала,
За то, что встречу обещала к сроку,
За то, что так жестоко солгала!

* * *
Снег все идет. И вот уже никто
Не ходит больше этою тропою,

Мне не найти на ней твоих следов.
И чувствам прежним
Трудно не угаснуть.

Ки Томонори

* * *
Ах, сколько б ни смотрел на вишни лепестки
В горах, покрытых дымкою тумана,
Не утомится взор!
И ты, как те цветы.
И любоваться я тобою не устану!

* * *
Как тает иней, павший на цветы
Расцветших хризантем невдалеке от дома,
Где я живу,
Так, жизнь, растаешь ты.
Исполненная нежною любовью!

* * *
Когда я слышу грустный плач сверчка,
Печально мне.
Легка одежда летом.
Ах, не пресытилось ли сердце у тебя?
Мне кажется порой, что прежних чувств уж нету.

* * *
Что эта жизнь?
Исчезнет, как роса!
И если б мог ее отдать за встречу
С тобой наедине, любимая моя.
Я не жалел бы, что ее утрачу!

* * *
Такой же аромат и цвет у вишен был.
И как тогда, в давно минувший год,
Они цветут теперь!
Но я уже другой.
Прошло немало лет, и я уже не тот.

Ки-но Томонори (яп. 紀 友則?, ок. 845/50 — ок. 904/7)[1] — японский придворный поэт периода Хэйан.
Входит в число «Тридцати шести бессмертных поэтов». Один из составителей антологии «Кокинвакасю», хотя и не дожил до её завершения.

Создание поэтических антологий в эпоху Хэйан считалось делом государственной важности. Императоры покровительствовали талантливым поэтам. При дворе и в кругу аристократии повсеместно устраивались поэтические турниры (утаавасэ), традиция их проведения сохранилась и в XX веке. При этом если всё большую популярность получало сочинение стихов собственно на японском, а не китайском языке. Шедевры японской поэзии дошли до нас в поэтическом сборнике «Кокин вакасю» (или «Кокинсю», «Собрание старых и новых японских песен»), составленном в начале X века по указанию императора Дайго, выдающимся поэтом и филологом Ки-но Цураюки. В начале 30-х годов X века составили (по приказу того же Дайго) новый сборник «Синсэн вакасю» («Вновь составленное собрание японских песен»). По распоряжению тэнно Мураками в середине X века была создана очередная поэтическая антология «Госэн вакасю» («Позднее составленное собрание японских песен»). Среди стихотворцев эпохи Хэйан были не только члены императорского дома, но и представители средней и низшей аристократии (таких было большинство).

Источник

Японская классическая поэзия хокку

cover

Перед вами книга из серии «Классика в школе», в которой собраны все произведения, изучающиеся в начальной школе, средних и старших классах. Не тратьте время на поиски литературных произведений, ведь в этих книгах есть все, что необходимо прочесть по школьной программе: и для чтения в классе, и для внеклассных заданий. Избавьте своего ребенка от длительных поисков и невыполненных уроков. Классические японские хокку изучаются на уроках литературы в 7-м классе.

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Японская классическая поэзия хокку предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Перевод со старояпонского В. Марковой

© В. Маркова, перевод. Наследники, 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

Луна — путеводный знак —

Просит: «Сюда пожалуйте!»

Дорожный приют в горах.

Наскучив долгим дождем,

Ночью сосны прогнали его…

Ветви в первом снегу.

А вот другой — до чего похож! —

Словно весь мир опрокинут, —

Снега белая занавесь

Я в плен захвачен… Недвижно

Вишни в весеннем расцвете.

Но я — о горе! — бессилен открыть

Мешок, где спрятаны песни.

Люди вокруг веселятся —

И только… Со склонов горы Хацусэ́

Глядят невоспетые вишни.

Бутоны вишневых цветов,

Скорей улыбнитесь все сразу

Никак не уйду домой

Перед вишней в цвету

Померкла в облачной дымке

Легла меж друзьями… Простились

Перелетные гуси навек.

Роща на склоне горы.

Как будто гора перехвачена

«Вершины жизни моей!»

Под сенью дорожной шляпы

Недолгого отдыха час.

О ветер со склона Фудзи!

Принес бы на веере в город тебя,

Как драгоценный подарок.

За дальней далью облаков

Не часто видел я в Эдо́

Луну над гребнем гор.

Всюду ветки сосен у ворот.

Словно сон одной короткой ночи

Промелькнули тридцать лет.

Шепнул мне на ухо ветер,

Подкравшись к постели моей.

Майских дождей пора.

Будто море светится огоньками

Фонари ночных сторожей.

Стелет постель ему ветер…

Ворон сидит одиноко.

Сегодня «травой забвенья»

Хочу я приправить мой рис,

Старый год провожая.

Словно дерево спилено под корень:

Белеется свежий срез.

Желтый лист плывет.

У какого берега, цикада,

Вдруг проснешься ты?

Все выбелил утренний снег.

Одна примета для взора —

Стрелки лука в саду.

Как разлилась река!

Цапля бредет на коротких ножках,

Слышно, как в глубине каштана

Ядрышко гложет червяк.

Сушеную рыбу глодать одному —

Видно, кукушку к себе

Манят колосья в поле:

Машут, словно ковыль…

Шатая дощатую дверь,

Сметает к ней листья с чайных кустов

Зимний холодный вихрь.

Ветка цветов мукугэ́ в волосах.

Голый крестьянский мальчик.

Что глупей темноты!

Хотел светлячка поймать я

И напоролся на шип.

Во тьме безлунной ночи

Лисица стелется по земле,

Крадется к спелой дыне.

Все в мире быстротечно!

Дым убегает от свечи,

Изодран ветхий полог.

В красоте своей нерасцветшей

О молодой побег тростника,

Впервые тебе я не рад!

Кишат в морской траве

Прозрачные мальки… Поймаешь —

Росинки на горных розах.

Как печальны лица сейчас

У цветов полевой сурепки!

Все листья сорвали сборщицы…

Откуда им знать, что для чайных кустов

Они — словно ветер осени!

Как стонет от ветра банан,

Как падают капли в кадку,

Я слышу всю ночь напролет.

Печалью своей дух просвети!

Пой тихую песню за чашкой похлебки,

О ты, «печальник луны»!

Рукава землею запачканы.

«Ловцы улиток» весь день по полям

Бродят, бродят без роздыха.

Весла хлещут по ледяным волнам.

Сердце стынет во мне.

Ночной халат так тяжел.

Чудится мне, в дальнем царстве У

С неба сыплется снег…

Вихрь поднимая своей бородой,

Стонешь, что поздняя осень настала…

«О, кто на свет породил тебя?»

Зимой горька вода со льдом!

«Но крысе водяной немного надо…»

Чуть-чуть я горло увлажнил.

А я — человек простой!

Только вьюнок расцветает,

Ем свой утренний рис.

Вспомни, сливы начали цвести,

Лишь весна дохнула.

Ива склонилась и спит,

И кажется мне, соловей на ветке

Пируют в дни расцвета вишен.

Но мутное вино мое бело,

Но с шелухою рис мой черный.

Топ-топ — лошадка моя.

Вижу себя на картине —

В просторе летних лугов.

Слушаю, как градины стучат.

Лишь один я здесь не изменился,

Словно этот старый дуб.

Далёкий зов кукушки

Напрасно прозвучал. Ведь в наши дни

Настал новогодний праздник.

Но я печален… На память мне

Приходит глухая осень.

К тебе на могилу принес

Не лотоса листья святые —

Пучок полевой травы.

Конец ознакомительного фрагмента.

Оглавление

Приведённый ознакомительный фрагмент книги Японская классическая поэзия хокку предоставлен нашим книжным партнёром — компанией ЛитРес.

Смотрите также

cover 167

По тропинкам севера

cover 167

cover 167

Предсмертные стихи самураев

cover 167

Рубайат в классическом переводе Германа Плисецкого

cover 167

Пересказ произведения Данте Алигьери «Божественная комедия»

cover 167

Книга пяти колец (сборник)

cover 167

Все произведения школьной программы в кратком изложении. 7 класс

Источник

Японская поэзия о жизни

Ах, сколько б ни смотрел на вишни лепестки
В горах, покрытых дымкою тумана, —
Не утомится взор!
И ты, как те цветы…
И любоваться я тобою не устану!

В сумерки
Приходи в мою хижину —
Сверчки споют
Тебе серенаду и я Познакомлю тебя с лесом в лунном свете.

Не думаю, что очень долги ночи
Осеннею порой, —
Давно идёт молва,
Что ночь и осенью короче,
Когда любимая твоя — с тобой!

И даже в лжи
Всегда есть доля правды!
И, верно, ты, любимая моя,
На самом деле не любя меня,
Быть может всё-таки немного любишь?

Как пояса концы — налево и направо
Расходятся сперва, чтоб вместе их связать, —
Так мы с тобой:
Расстанемся, но, право,
Лишь для того, чтоб всретиться опять!

В далёком краю,
Где в чистые воды глядятся
Высокие горы,
Исчезнет, я знаю, бесследно
Вся скверна, осевшая в сердце.

«Моя летопись. Шаляпин».

С чем же сравнить
Тело твоё, человек?
Призрачна жизнь,
Словно роса на траве,
Словно мерцанье зарниц.

О, сколько их на полях!
Но каждый цветет по-своему —
В этом высший подвиг цветка.

. и люди вот так же, живут. каждый по-своему.

Японскую поэзию надо смаковать строчку за строчкой, как драгоценный напиток на чайной церемонии. И тогда открывается глубинный смысл и необыкновенная красота этих лаконичных строчек… Из Басё:

Роняя лепестки,
Вдруг пролил горсточку воды
Камелии цветок.
или
Жадно открыла рот
Раковина морская.
Невыносимый зной.

Вслушайтесь… Дайте проникнуть в себя… Насладитесь…

Должно быть, друзья
Боятся, что снег не растаял,
Зайти не спешат,
А слива у хижины горной
Белеет не снегом — цветами.

Я соберу и спрячу жемчуг белый

Я соберу и спрячу жемчуг белый,
Что рассыпает шумный водопад:
В минуты грусти
В этом бренном мире
Заменит он потоки светлых слез.

Хайку Утро

Весеннее утро.
Дятел стучит по сосне.
Вот и я проснулся.

Нет ничьих следов
на выпавшем за ночь снегу.
Из сугроба на крыше
тянется дыма струйка,
наполняя небо серостью.

Мы вырастаем из одного семени — сердца, и разрастаемся в мириады лепестков речи — в мириады слов.

Люди, что живут в этом мире, опутаны густой зарослью мирских дел; и все, что лежит у них на сердце, — все это высказывают они в связи с тем, что они слышат и что они видят.

И вот когда слышится голос соловья, поющего среди цветов свои песни, когда слышится голос лягушки, живущей в воде, кажется: что ж из всего живого, из всего живущего не поёт своей собственой песни.

Без всяких усилий движет она небом и землею; пленяет даже богов и демонов, незримых нашему глазу; утончает союз мужчин и женщин; смягчает сердце суровых воинов… Такова песня.

Из предисловия сборнику «Кокинсю»

Вишня под снегом спит.
На сосне снежная шапка.
Пес смотрит из будки,
как я подметаю
дорожки неспешно.

Черная птица
летит к черному лесу.
Унеси печаль мою.
Я же останусь ждать,
когда зацветет вишня.

Хайку Скворцы

Из Китая
Скворцы прилетели.
Теперь они русские.

Хайку Отражения

Тихая ночь.
В чёрном стекле мотылек
ловит своё отражение.

Источник

Мацуо Басё. Времена года. Жанр хокку. Перевод

МАЦУО БАСЁ (1644 – 1694) – известнейший японский поэт и теоретик стиха родился в небогатой, но образованной самурайской семье Мацуо Ёдзаэмона. Получив хорошее домашнее образование, будущий поэт некоторое время был чиновником, но сухая официальная служба оказалась не для него. Пришлось жить на доставляемые уроками поэзии скромные средства.

В путь! Покажу я тебе,
Как в далеком Есино вишни цветут,
Старая шляпа моя. (В. М.)
* * *
Как свищет ветер осенний!
Тогда лишь поймете мои стихи,
Когда заночуете в поле. (В. М.)
* * *

В пути я занемог.
И всё бежит, кружит мой сон
по выжженным полям. (В. М.)
* * *

Заболел в пути.
Снится: полем выжженным
Без конца кружу. (Г.О. Монзеллер)
* * *

Едва-едва я добрёл
Измученный до ночлега.
И вдруг – глициний цветы! (В. М.)
* * *

Басё стремится отразить мир и сопричастного ей человека минимальными средствами: как можно более ударно кратко – незабвенно кратко. И, раз только прочитав, хокку Басё невозможно забыть! Воистину, это «грустное просветление отрешённости» (саби):

В осенних сумерках
Долго-долго тянутся досуги
Скоротечной жизни. (В.М.)
* * *
Луна или утренний снег.
Любуясь прекрасным, я жил как хотел.
Вот так и кончаю год. (В.М.)

Искусство и эстетика не служат прямому морализированию, тем не менее они несут высшую мораль – принцип «мгновенного озарения»:

В день рождения Будды
Он родился на свет,
Маленький оленёнок. (В.М.)
* * *
Грустите вы, слушая крик обезьян!
А знаете ли, как плачет ребёнок
Покинутый на осеннем ветру? (В.М.)
_______________________

Удивительно, что видение мира японским поэтом 17 века иногда очень близко В 19 веке русским поэтам, с японской поэзией едва-ли знакомым. Особенно ярки созвучия с Басё в стихах Афанасия Фета. Конечно, конкретные реалии – цветы, животные, элементы пейзажа – в разных странах разные. Но в основном, будто одними глазами увидено.

А Ф А Н А С И Й Ф Е Т

…Вот жук взлетел и прожужжал сердито,
Вот лунь проплыл, не шевеля крылом. (Степь вечером)
* * *
Пропаду от тоски я и от лени…
В каждый гвоздик душистой сирени,
Распевая, вползает пчела. (Пчёлы)
* * *
Месяц зеркальный плывёт по лазурной пустыне,
Травы степные унизаны влагой вечерней.
Длинные тени вдали потонули в ложбине.
* * *
Осыпал лес свои вершины.
Сад обнажил своё чело.
Дохнул сентябрь, и георгины
Дыханьем ночи обожгло.
* * *
Истрепалися сосен мохнатые ветви от бури,
Изрыдалась осення ночь ледяными слезами,
Ни огня на земле.
Никого! Ничего.
* * *
Какая грусть! Конец аллеи
Опять с утра исчез в пыли,
Опять серебряные змеи
Через сугробы поползли. (Афанасий Фет)
__________________________________

Вообще, не подойти ли к проблеме перевода с другой стороны?! Чем более переводов, тем богаче выбор читателя: сравнение оттенков смыслов эстетически обогащает читателя! Причисляя самоё себя к непрофессиональным любителям перевода (трогает за душу – не трогает…), я не соперничаю и не спорю здесь ни с кем.

Ах, соловушко!
И за ивой ты поешь,
И перед кустом. (Г.О.М.)
* * * * *

Сливу уже сорвал.
Хочется камелию
Положить в рукав! (Г.О.М.)
* * * * *

Лето близится.
Рот тебе бы завязать,
Ветер на цветах! (Г.О.М.)
* * * * *

Срывает ветер цвет – весны очарованье.
О, ветер, ветер! Завязать тебе бы
на устах дыханье!
____________________________

Ну, и жарко же!
Даже раковины все,
Рты открыв, лежат. (Г.О.М.)
* * * * *

Скал азалии
Алы от кукушкиных
Слезок красящих.* (Г.О. М.)
* * * * *

*По японскому поверью кукушка плачет красными слезами
_________________________

О, камелии!
«Хокку» написать мне мысль
В голову пришла. (Г.О. М.)
* * * * *

Ночь совсем темна.
И, гнезда не находя,
Плачет пташечка. (Г.О. М.)
* * * * *

Как прохладна ночь!
Ясный месяц молодой
Виден из-за гор. (Г.О. М.)
* * * * *

Как дышит ночь прохладой!
Ясный месяц – красавец молодой-
глядится из-за гор.
_________________________

Постоянно дождь!
Как давно не видел я
Лика месяца. (Г.О. М.)
* * * * *

Дождь. Дождь. Так долго
уже не виден лик ясный месяца.
И вылиняла радость.*

*Лето в Японии – скучный сезон дождей.
_______________________

Майский дождь не шел
Здесь, наверно, никогда.
Так сияет храм! (Г.О. М.)
* * * * *

Осень началась.
Вот и бабочка росу
С хризантемы пьет. (Г.О. М.)
* * * * *

Начало осени. И бабочка,
забывшись, последнюю росу
из хризантемы так жадно пьёт!
_________________________

О! камелия
Опадая пролила
Воду из цветка. (Г.О. М.)
* * * * *

Умчалось! Лето провожая
Грустит камелия, слезой
росу и лепестки роняя.
______________________

Высока вода!
И в пути придется спать
Звездам по скалам. (Г.О. М.)
* * * * *

Ночью при луне
У подножья гор туман,
Облачны поля. (Г.О.М.)
* * * * *

Горы облачны. В молоке поля
у подножия. Ночью под луной
стелется туман.
___________________

Как заговоришь
Осенью при ветре ты,
Холодно губам. (Г.О.М.)
* * * * *

Повернись сюда!
Сумерками осенью
Скучно ведь и мне. (Г.О.М.)
* * * * *

Обернись ко мне! В хмурых
сумерках старой осени
так печально мне!
_________________

Осенью такой
Как живется в облаках
Птицам в холода? (Г.О.М.)
* * * * *

Осень, осень. Холода множатся.
Как живётся в облаках мёрзлых
птицам – как им можется?!
_______________________

Думается мне:
Ад похож на сумерки
Поздней осенью. (Г.О.М.)
* * * * *

Вот занятно как
Превратится ли он в снег,
Этот зимний дождь? (Г.О.М.)

Ведь не умерли
Под снегом вялые
Камышей цветы? (Г.О.М.)
* * * * *

1. Снег первой ризою укрыл поля.
С ног падаю, но всё брожу, брожу
я от суеты вдали.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Биографии известных людей
Adblock
detector