ясен засурский биография личная жизнь

«Он последний интеллектуал и интеллигент в одном лице»

В Москве простились с президентом журфака МГУ Ясеном Засурским

В среду на факультете журналистики МГУ прошла церемония прощания с его многолетним деканом Ясеном Засурским, который скончался 1 августа на 92-м году жизни. Преподаватели и выпускники разных лет вспоминали о его вкладе в отечественную журналистику — и собственные судьбы.

KMO 183276 00086 1 t218 202950 KMO 183276 00086 1 t218 202950

Под долгие аплодисменты Ясена Засурского проводили из двора факультета, которым он руководил более 40 лет

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ / купить фото

Под долгие аплодисменты Ясена Засурского проводили из двора факультета, которым он руководил более 40 лет

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ / купить фото

Небольшой двор факультета журналистики МГУ находится в самом центре Москвы, через дорогу от Кремля. Несмотря на такое завидное расположение, во время каникул он обычно пуст. Летом туда забредают лишь случайные прохожие — благо калитка всегда открыта — да изредка студенты и выпускники. Передохнуть, вспомнить теплоту дома на Моховой, выпить пива «на памятнике» Михаилу Ломоносову — и пойти дальше по своим делам.

Но 4 августа этот двор был полностью заполнен. Перед главным входом в здание, прямо за спиной памятника создателю МГУ стоял на возвышении гроб с телом его коллеги, истинного создателя того самого журфака, его многолетнего декана, президента и символа — Ясена Засурского.

Под шуршание обертки от букетов, напоминающее мелкий дождь, мимо гроба проходила долгая очередь — преподаватели, студенты и выпускники. Большинство потом возвращались к памятнику — перекурить и пообщаться с бывшими однокурсниками, которых не видели по многу лет. «Мне кажется, в этом дворе нет ни одного человека, на судьбу которого наш дорогой Ясен Николаевич не повлиял,— вздохнула декан факультета журналистики МГУ Елена Вартанова.— Он определил нас всех, нашу судьбу, линию развития. Мне кажется, он определил наши с вами жизненные принципы».

За гробом громоздились неизбежные «официозные» траурные венки — «От администрации президента», «От ректора МГУ Садовничего», «От Союза журналистов России», «От департамента средств массовой информации». А рядом — десятки личных: «От выпускников 1985», «От выпускников 2008», «Лучшему учителю от выпуска 2011», «От Рогозина Д. О.» (глава «Роскосмоса», окончил факультет в 1986 году).

Проститься со своим деканом пришли студенты с каждого, наверное, года работы господина Засурского.

«Я выпускник 1963 года,— поделился со всеми седой мужчина.— И первый человек, который меня встретил на факультете своей щедрой улыбкой,— это был Ясен Николаевич. Он благословил меня на служение журналистике и Родине».

И дальше летопись журфака пошла по нарастающей. «От выпускников 1971 года, от всех нас, низкий поклон,— тихо продолжил другой мужчина.— Вы — легенда, а легенды не умирают». Его сменил «выпускник 74-го»: «Я пришел на факультет после службы на флоте, как раз после карибского кризиса. Я был очень неопытный, но Ясен Николаевич так душевно со мной побеседовал, что я запомнил этот разговор на всю жизнь. Когда он узнал, что я на флоте командовал небольшим подразделением, то сказал: «Теперь ты будешь командовать курсом». И действительно, все пять лет я был старостой курса».

Андрей Колесников о Ясене Засурском

Не отставали и преподаватели. «Я тоже, как и вы, многим обязан Ясену Николаевичу. Если не всем,— со вздохом сказал завкафедрой медиалингвистики легендарный для студентов Павел Балдицын.— Я мог бы многое вспомнить: и его уроки любознательности, и его уроки верности во всем, и уроки мудрости. Ум, который сопряжен с желанием делать добро. И я помню все эти уроки и понимаю, что о нем надо сказать фразой из перевода Пастернака репликой Гамлета: «Он человек был в полном смысле слова. Уж мне такого больше не видать!»». После короткой паузы господин Балдицын продолжил: «Он был настоящим человеком, а настоящий человек — это первопричина, эпоха, страна. И каждый человек может оставить за собой что-то всем оставшимся людям. Я верю в бессмертие человеческих дел, статей, книг, факультета — и Ясен Николаевич создал факультет. И всякий общественный институт — продолжение тени какого-то человека. И наш факультет таков».

«Он последний интеллектуал и интеллигент в одном лице. Который был и при советской власти, и служил нынешней власти, и причем служил он честно,— поделился своим мнением доцент факультета Алексей Шишкин.— И я сошлюсь на слова Евгении Альбац: он просвещал тупых кагэбэшников, которых много было на факультете, этих винтиков власти. Я не знаю, зачем он это делал, но он, видимо, находил в этом свою цель. Он поднял факультет на новую высоту, пытался держать высокий уровень, и ему это удавалось».

Траурному настроению мешало беспощадное августовское солнце. На постамент памятника присели несколько женщин — совсем как лет тридцать назад. Они тихо делились воспоминаниями: об этом дворике, о встречах «на памятнике», о преподавателях и экзаменах — и о чем-то, видимо, совсем личном. Иногда они начинали смеяться, но это не казалось чем-то неуместным. Все выпускники знают: Ясен Засурский любил, когда студенты смеются.

Доцент факультета Григорий Прутцков — еще один культовый для студентов преподаватель — рассказал “Ъ”, что планирует собрать книгу воспоминаний друзей, коллег и выпускников Ясена Засурского.

«У него у самого была феноменальная память. Он был как жесткий диск с 20 терабайтами, и всю эту информацию мог легко извлечь,— восхищался господин Прутцков.— Он постоянно вспоминал и своих дипломников, и просто студентов, которые учились у него». Доцент вспомнил, как после первого курса ушел в армию, а декан попросил его писать оттуда письма: «И меня потрясло, что через 30 лет он как-то приходит и приносит мое письмо. Человеку сто писем в день приходило, если не больше, а он почему-то хранил именно это столько лет. И на мое удивление он ответил: «Ну я же должен был знать, с чем я буду работать»».

Коллеги и бывшие студенты вспоминают Ясена Засурского

Господин Прутцков подчеркнул, что Ясен Засурский «никогда не говорил о людях плохо и не менял к ним отношения из-за рабочих моментов». «У нас однажды на Хэллоуин в 98-м году студенты подарили ему костюм палача,— вспоминал, улыбаясь, преподаватель.— Колпак с прорезями для глаз, а сзади вышито белыми нитками: «Я очень добрый». И вот он надел этот колпак, очки сверху и пошел по кафедрам. Его никто не узнавал, все ему кричали, чтобы он уходил и не мешал работать. А один из подвыпивших студентов, не признав в нем декана, даже стукнул его книжкой по голове. Ясен Николаевич тут же разоблачился — и студент протрезвел от ужаса. И ничего, спокойно доучился, получил потом диплом из рук декана».

В последние годы на журфаке была традиция — когда совсем пожилой Ясен Засурский входил в аудиторию, все вставали и аплодировали. Вот и теперь гроб с его телом проводили из двора дома на Моховой под долгие — самые последние — аплодисменты.

KMO 183276 00066 1 t222 203042 KMO 183276 00066 1 t222 203042

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

KMO 183276 00033 1 t222 203053 KMO 183276 00033 1 t222 203053

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

KMO 183276 00008 1 t222 203116 KMO 183276 00008 1 t222 203116

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

KMO 183276 00016 1 t222 203125 KMO 183276 00016 1 t222 203125

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

KMO 183276 00020 1 t222 203143 KMO 183276 00020 1 t222 203143

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

KMO 183276 00031 1 t222 203134 KMO 183276 00031 1 t222 203134

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

KMO 183276 00067 1 t222 203151 KMO 183276 00067 1 t222 203151

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

KMO 183276 00012 1 t222 203158 KMO 183276 00012 1 t222 203158

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

KMO 183276 00095 1 t222 203205 KMO 183276 00095 1 t222 203205

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

KMO 183298 00010 1 t222 203248 KMO 183298 00010 1 t222 203248

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Ирина Бужор / купить фото

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Анатолий Жданов / купить фото

Церемония прощание с Ясеном Засурским

Фото: Коммерсантъ / Ирина Бужор / купить фото

Источник

Правила жизни Ясена Засурского

Я родился в 1929 году. Тогда были в моде новые имена, мне хотели дать одно из таких, например Револь. Но моя мама любила папу, а у него были ясные глаза, и она меня назвала Ясен.

До 80 лет я каждое утро совершал пробежки — в любую погоду, будь я дома или в командировке. Это помогало мне всегда оставаться в хорошей физической форме.

Я руковожу кафедрой зарубежной журналистики и литературы факультета журналистики МГУ уже 64 года. Рекорд ли это для Московского университета? Не знаю.

Деканом я стал в 35 лет. В ЦК КПСС хотели прислать на эту должность своего человека, но коллектив факультета очень активно выступил против. Выбрали меня. Это был 1965 год. Я не хотел быть деканом, но проработал в этой должности 42 года.

Журналист должен быть любопытным. Если у него нет этого качества, он никогда не станет хорошим журналистом.

Самые интересные телевизионные передачи — те, в которых есть аналитика. Мне нравится, как ведет программу «Что делать?» наш выпускник Виталий Третьяков, очень интересная передача «Игра в бисер» у нашего профессора Игоря Волгина.

Юрий Дудь? Я видел журналистов и поострее, и поинтереснее, и поинтеллигентнее.

Андрей Колесников — очень талантливый журналист. Он пишет интересно, аналитично и никогда не сбивается на сенсации.

Фейк-ньюс стали большой проблемой сегодняшней журналистики. Даже крупные, авторитетные СМИ порой публикуют непроверенные данные, потому что боятся проиграть в конкуренции за оперативность и не успевают сделать фактчек. Но практика показывает, что читатель больше доверяет газете или сайту, где информация тщательно проверятся. Пусть ее даже опубликуют чуть позже, чем в других СМИ, но читатель должен быть уверен в качестве и подлинности этой информации.

Мне однажды подарили бюст Сократа. Сократ говорил о том, что человек всегда должен сомневаться, поскольку сомнение развивает сознание. Умение сомневаться, не принимать все на веру — одно из самых важных качеств журналиста.

Уровень свободы слова сейчас и 20 лет назад примерно одинаковый. Все зависит не от власти, а от самого журналиста: если он профессионал, он найдет возможность высказать свое мнение.

Наша пресса во многом более свободна, чем американская и вообще западная. Американская пресса очень жестко управляется, несмотря на существование первой поправки к Конституции США (которая гарантирует в том числе свободу прессы и слова. — Esquire). Посмотрите, какое противостояние идет между ведущими американскими СМИ, между CNN и Трампом, посмотрите, как освещается в британских газетах история с отравлением Скрипалей. Они потеряли здравый смысл, и это просто позорная ситуация для западной журналистики, которая всегда считалась демократичной и объективной.

Через 30 лет, возможно, понятие «СМИ» перестанет существовать. Уже сейчас мы пользуемся термином «медиа» — он шире. Социальные сети, электронные СМИ останутся источниками информации, а аналитика сосредоточится в бумажных газетах и журналах. В печатной прессе будущее за специализированными газетами и журналами.

Как ни странно, цифровую журналистику проще держать под контролем, чем традиционную бумажную. Сайт можно легко заблокировать.

Блогеры никогда не победят традиционных журналистов — они находятся в разных информационных нишах. И печатная журналистика не умрет. Пресса очень многогранна, и эта многогранность будет развиваться дальше.

Руководство страны должно быть постоянно доступно журналистам. Представьте, если бы во время августовского путча 1991 года у дачи Горбачева в Форосе были журналисты. Они могли бы сфотографировать президента, опубликовать эти снимки — и весь мир увидел бы, что он здоров, а не болен, как официально заявляли путчисты.

Я больше четверти века дружил с Габриэлем Гарсиа Маркесом. Мы с ним познакомились в ЮНЕСКО в конце 1970-х годов. И он и я были членами комиссии по коммуникациям. Там собралось много интересных людей, например Хулио Кортасар. Все вместе мы обсуждали, какими станут коммуникации в конце XX и начале XXI века, подготовили совместную книгу под названием «Много голосов — один мир». Мне нравилась в Маркесе быстрая реакция на новые идеи, новые технологии. Он писал свои произведения на компьютере, потом распечатывал и правил от руки, а затем снова перепечатывал. Маркес говорил мне, что магия его текстов приходит в процессе этой самой правки. С Маркесом мы потом еще встречались на Кубе, много лет переписывались.

Лучше всего тратить деньги на книги.

Библия — самая великая книга, и ее должен прочесть каждый. В ней сконцентрирован огромный опыт всего человечества.

Журфак МГУ окончили более 30 тысяч человек. Наверное, нет такой сферы, где бы не работали наши выпускники. Среди них не только работники СМИ, но и писатели, политики, актеры, режиссеры, священники. Есть даже космонавт, Юрий Михайлович Батурин. Он преподает у нас на кафедре зарубежной журналистики и литературы.

Учиться нужно в любом возрасте. Когда в мае 1943 года мы вернулись в Москву из эвакуации, я пошел в седьмой класс и сдал вступительные экзамены в Институт иностранных языков. Мне разрешили посещать лекции, но потребовали школьный аттестат. Тогда я экстерном окончил школу, и меня зачислили сразу на второй курс. Это было в 1945 году. И сейчас я тоже учусь — у своих студентов.

Мы должны уважать студентов.

У меня был случай, когда на последнюю в семестре лекцию, перед Новым годом, со всего курса пришла только одна студентка. Я читал лекцию для нее одной.

Меня награждали почти все руководители нашей страны, при которых я жил. Но самая главная для меня награда — учить студентов. Я просто очень люблю их.

Источник

Ясен Засурский

Биография

Ясен Засурский 42 года был деканом факультета журналистики МГУ, а затем, до последних дней жизни, — президентом журфака. Ученики Ясена Николаевича Андрей Колесников, Владимир Яковлев и Роман Супер считают гуру отечественной публицистики человеком-ангелом, способным творить добро в текущих обстоятельствах, не дожидаясь их улучшения.

Детство и юность

Будущий наставник звезд советской и российской журналистики родился 29 октября 1929 года в Москве в семье Николая Васильевича Засурского и его жены Татьяны Федоровны (в девичестве Макаровой). Родители Ясена познакомились во время работы в Варшаве. Отец возглавлял «Совпольторг» с советской стороны, а мать трудилась секретарем-машинисткой в аппарате полпреда СССР в Польской Республике Петра Войкова, имя которого сейчас носит станция московского метрополитена «Войковская». Впоследствии Татьяна Федоровна выучилась на врача-гинеколога, а также состоялась как медицинский журналист.

Несмотря на весьма экзотические имя и фамилию, Ясен Николаевич по национальности был русским. В интервью президент факультета журналистики МГУ утверждал, что мать назвала его в честь ясных глаз отца. Николай Васильевич за два года до рождения сына по совету сестры Феликса Дзержинского сменил фамилию Сторожев на Засурский, выбором нового родового имени увековечив реку Суру, за которой жил в детстве в Пензенской губернии.

Уже в дошкольном возрасте уроженец Москвы начал испытывать интерес к международной политике и иностранным языкам. Во время Гражданской войны в Испании Ясен с отцом чертили на карте линию фронта. Николай Васильевич, занимавший высокий пост в наркомате тяжелой промышленности, неоднократно бывал в США и рассказывал сыну о поездках. Английским языком мальчик занимался с репетитором.

Войну Ясен провел в эвакуации в Барнауле. Вернувшись с Алтая в Москву, подросток сдал на отлично экзамены на английский факультет МГПИ иностранных языков имени Мориса Тореза. Зачислить Засурского не могли — у Ясена не было аттестата зрелости. Однако по распоряжению профессора Николая Чемоданова талантливому школьнику разрешили посещать лекции, а после получения вожделенного аттестата в 15 лет зачислили сразу на второй курс.

Научная работа и журналистика

В 22 года Засурский защитил кандидатскую диссертацию на тему «Путь Теодора Драйзера к коммунизму» и два года отработал редактором в издательстве «Иностранная литература». «Литературная газета» направила молодого филолога в качестве репортера в США освещать студенческие волнения.

В феврале 1953 года Ясен Николаевич начал работать на факультете журналистики МГУ, а через пару недель умер Иосиф Сталин. Кончина «вождя всех народов» заставила советских публицистов пересмотреть подходы к освещению жизни в капиталистических странах и не просто именовать империалистов «кровавыми собаками», а подбирать аргументы и оперировать фактами. Впоследствии Засурский называл десятилетие после смерти Сталина лучшим в жизни. В 1955 году Ясен Николаевич возглавил кафедру зарубежной журналистики и литературы.

В 1964 году ушел из жизни первый декан факультета журналистики Евгений Лазаревич Худяков, и коллеги умолили Засурского занять кресло руководителя. В годы застоя журфак МГУ был островком свободомыслия, где студентов учили думать, сопоставлять аргументы и факты.

Источник

Журфак как свобода. Ясен Засурский в воспоминаниях студентов

tass 9122213

«Превратил в праздник мои университетские годы»

Роман Супер, журналист и автор документальных фильмов:

153292321961wta 1600x900

— Умер Ясен Николаевич Засурский. Человек, который всю свою жизнь делал лучше: студентов, профессию, страну. Человек, который мои университетские годы превратил в праздник длиною в пятилетку. Человек, который как-то в коридоре сказал мне, что в стране, в которой невозможно заниматься журналистикой, всегда находится возможность оставаться нормальным парнем и пробовать менять журналистику на что-то похожее — литературу или кино. Так и получилось.

Последний раз я виделся с Ясеном Николаевичем лет пять-шесть назад на журфаке. Он не ходил сам. Но был в прекрасном настроении и много шутил. Мы с Андреем Рихтером и Иваном Засурским затащили Я.Н. на коляске в его легендарный деканский кабинет, забитый до верхов книгами и бумагами. И записали интервью, которое я очень люблю. Оно кончается вопросом:

— Когда-нибудь, надеюсь, что через много лет, вас не станет. Какое бы завещание вы оставили своим студентам и выпускникам?

Никакого другого ответа Засурский и дать не мог…

— Ребята, научитесь, пожалуйста, учиться.

Журфак как свобода

Алена Быкова, «Агентство социальной информации»:

alena bykova 400x300 1

— Пока мы учились на журфаке, в его программе было много странного. Недоумение от включения в нее некоторых предметов у меня до сих пор не прошло. Но не было другого факультета, который жил бы по своим правилам вопреки правилам университетов, потому что так лучше.

Пары продолжительностью по часу, и можно успеть и на лекции, и на работу (Ясен Николаевич деликатно называл это самообразованием), и на спецкурс у Артемия Троицкого. Ну потому что ты не поймешь на «обычной» паре, почему надо проверять факты и кто такой Артемий Троицкий. Как только тебе даст по башке редактор, ты не получишь гонорар или получишь иск — да, как-то сразу выучишь. Поэтому ты должен во время учебы работать, желательно в приличных местах, и встречаться с грандами.

Как ты будешь сдавать экзамены — тоже твоя проблема. Но даже если ты не знаешь к концу семестра, как выглядит преподаватель, — приходи сдавай, вот билеты. Я сто раз так делала.

Как так живет факультет в структуре МГУ? А вот, у нашего декана как-то получается.

Работать — вперед. Языки учить — учи бесплатно сколько унесешь. Спецкурсы — хоть двадцать сразу, только успевай бегать от Троицкого и Василия Уткина к профессору Вильчек на интертекстуальность в прозе Набокова.

Но, к сожалению, этот журфак умер не сегодня.

Светлая память, Ясен Николаевич. Спасибо, что так было.

«Оплакивал с нами гибель журналистов»

Анна Немцова, The Daily Beast:

unnamed

— Ясен Засурский оплакивал с нами гибель журналистов — больше 80-ти российских коллег убили с 1992 года, многие из них были выпускниками журфака; помню приходил провожать Михаила Бекетова, выпускника журфака, искалеченного и погибшего за Химкинский лес.

А еще с Засурским у меня был такой случай году в 2010-м. Уже не декан, а президент факультета журналистики Засурский пригласил меня прочесть лекцию на втором курсе, сел рядом и прикрыл глаза. Первым делом спросила студентов, кто хочет быть полевым репортером, освещать новости. Поднялось очень мало рук, а остальные признались, что хотели бы работать на развлекательных ТВ-каналах. Рассказала, как и просил Засурский, о работе в горячих точках, а он мне, открыв глаза, руку поцеловал — растрогал до слез.

Уходя обратила внимание на фотографии Анны Политковской, Насти Бабуровой, Юрия Щекочихина и других убитых выпускников журфака — ребята все это время смотрели с портретов на студентов со стены.

А представил меня в свое время Засурскому мой близкий друг Антон Верстаков. Антона тоже с нами нет уже несколько лет, но мы все помним, все уроки чтим, все добро и понимание храним и ценим.

Человек, который стал историей

Владимир Табак, АНО «Диалог»:

0d3fc60696b7c4afbabfaa0ab24e5f53

— Можно быть хорошим управленцем, четким и последовательным руководителем, топ-менеджером со всеми отсюда вытекающими эффективными показателями по реализации KPI, но история мало запоминает таких людей. Для того, чтобы в ней остаться, нужно иметь что-то гораздо большее, чем способность здесь и сейчас быть эффективным в отдельной взятый момент времени. По сути, надо стать историей самому.

Ясен Николаевич — это, безусловно, история. Он и большая история российской журналистики, и своя история для каждого из нас — кто учился у него, знал его, работал с ним.

Можно долго спорить о том, какой уровень образования был на журфаке МГУ, нужно ли вообще учиться журналистике, кто должен эту журналистику преподавать — точно можно сказать одно, главное, что мы все чувствовали на журфаке Засурского — это магия. Магия самого места, его людей, и самого главного человека в этом месте — Засурского. И эта магия решала абсолютно все — не важно, на сколько пар ты сходил, писал сам рефераты или брал у старших курсов, на журфаке ты понимал главное — чего ты хочешь на самом деле.

Кто бы чего ни добился из нас, в каких бы больших кабинетах мы не сидели годы спустя, сколько бы славы, власти, денег, наград не получили, Засурский для каждого из нас всегда будет особенным и недостижимым, спускающимся навстречу по главной лестнице, которая, как это банально бы ни звучало, и становилась благодаря ему действительно главной лестницей в нашей жизни.

Никита Могутин, Baza:

1 6g0habdoc0fdtxksmn0wag

— Умер Ясен Засурский. В январе этого года я хотел сделать с ним интервью, долго общался с его семьей, пока мне не объяснили со вздохом: «Это невозможно». Я быстро понял почему и больше не настаивал.

Я поступил на журфак МГУ в 2005 году, спустя год после того, как впервые побывал в здании на Моховой. Я поднимался по лестнице в правом крыле здания, смотрел вверх и думал про себя: «Здесь я хочу учиться».

Факультет чародейства и волшебства — я иногда бродил между парами, да и во время них по этажам этого здания, заходил в огромные, с бесконечными потолками аудитории, смотрел на небо через стеклянный купол, стоял на балюстрадах и представлял себя студентом Хогвартса. Такая внезапная уличная магия для влюбленного в «Гарри Поттера» мальчишки — оказаться в том месте, где, казалось, все сбывается.

Ясен Николаевич еще был деканом и даже вел лекции, которые по началу посещали вообще все, на одной из них он рассказал, что есть «Живой Журнал», и все должны себе его завести и писать в него свои новости: «Учитесь быть наблюдателями». Я зарегистрировался и стал писать, и делал это вплоть до 2020 года — 15 лет. Посты уже давно никто не читал, а я все писал и писал — как ассоциативное письмо, как настоящий дневник. Такой день, если понимаете, о чем я.

Через пару месяцев на лекциях Засурского стало ощутимо пусто — Ясен Николаевич говорил тихо, бубнил себе что-то негромкое под нос, к нему надо было прислушиваться, а он не настаивал. Зато с ним всегда можно было поговорить — просто подойти в коридоре и что-нибудь спросить, а он отвечал, всегда и всем.

Ощущение чистого, прозрачного воздуха было абсолютным в этом здании на Моховой — свобода мнения, свобода общения и взглядов, свобода спора.

Последний раз я видел Ясена Николаевича 29 марта 2010 года в день терактов в московском метро. Я спешил на станцию Парк Культуры по перекрытому для движения Садовому кольцу, перебегал, не глядя, один из переулков, вдруг услышал визг тормозов и почувствовал коснувшийся ноги бампер, поднял голову — а там, на переднем пассажирском сидении черной «Волги» сидел Засурский. Готовы ли вы к риску, мракоборцы? Готовы ли, что я вас собью, когда вы спешите на задание?

Сегодня он умер, прожив очень хорошую, долгую и интересную жизнь. Я очень рад, что он меня тогда не сбил, но еще больше я рад, что, благодаря ему, я все-таки получил мое письмо из Хогвартса.

Пускай я его так и не закончил.

«Мы — это свобода слова»

Алена Попова, политик:

— Умер Ясен Николаевич Засурский. Декан и президент факультета журналистики МГУ. Я — выпускница журфака. По своему первому образованию я журналистка. Я соболезную семье, родным и

67533425 2528902367130288 3059839477397585920 o

близким Ясена Николаевича.

Наш курс (2000–2005) помнит точно его вечную цитату: «В древности гонца, принесшего дурную весть, убивали». Это он нам постоянно повторял на лекциях по мировой журналистике. А я тогда уже работала парламентским корреспондентом в Госдуме (я там была с середины первого курса) и все время думала: да-да-да, меня бы явно убивали в древности, ибо вообще Госдума — одна плохая новость.

Но с Ясеном Николаевичем вообще-то связана моя судьба и нынешняя жизнь. За это я ему очень благодарна. Когда я поступила на журфак, я мечтала быть на телеотделении. Я хотела управлять Первым каналом или быть вторым Владом Листьевым. Я хотела влиять на информационную политику так, чтобы было много дискуссий, много новых лиц, чтобы была свобода слова в ее лучшем варианте.
Но на собеседовании глава телеотделения, господин Кузнецов, сказал мне: «Девушка, вы видели себя в зеркале? Какое управлять главным каналом страны блондинке? А если Вы хотите работать в кадре, то там и без вас очередь. А у вас еще и уральский говор: вас же в эфир с таким говором пускать нельзя. Вы же произносите СЫбака, квЫртира. Попробуйте лучше пойти в группу PR или литературного редактирования» (цитата по памяти и приблизительная).

Я была в бешенстве. И понеслась сразу в деканат журфака. Я буквально вломилась к Ясену Николаевичу с возмущением, что, оказывается, на телеотделение нельзя женщинам-блондинкам с Урала. «Это что еще такое, Ясен Николаевич», — выпалила я. Он спокойно на меня посмотрел, сказал: «А вы не хотите в первую на журфаке группу интернет-журналистики? Поверьте, за этим будущее». — «Какая еще интернет-журналистика? Там в этом интернете одни игры. Не хочу я ни в какую новую группу. Почему я не могу пойти туда, куда хочу? Я же поступала не для игр в интернете!»
Ясен Николаевич встал с места, подошел и спокойно парировал: «Поверьте мне: вам будут преподавать лучшие из лучших. Вы будете иметь огромные возможности для будущего». — «Спасибо, конечно, но не хочу», — резко сказала я. Тогда он предложил мне пойти и посмотреть вообще, что там за группа и предметы.

Одним из первых преподавателей был Антон Носик. Я взяла себе на подумать месяц. Потом стала старостой группы. А после, когда меня сами позвали на телеотделение, я отказалась идти изучать то, что прошлое, потому что я была уверена, что мы изучаем будущее. У меня были спецкурсы по кибервойне, про права человека в сети и все подобное. Что в 2000–2005 годах было просто феерической новацией. Особенно мне нравился курс про политику в сети, естественно.
А диплом я защищала по теме мобильного и интерактивного телевидения у Ивана Засурского. Иван был мой научрук. Как сказала на защите комиссия: «Хорошая защита, из которой понятно в основном только слово “телевидение”».

Благодаря такой уверенности Ясена Николаевича, у меня на четвертом курсе появилась своя компания. Создали мы ее вместе с однокурсниками. И занимались мы развитием мобильного телевидения в России. Это помимо того, что я все это время продолжала работать в Думе и Совете Федерации корреспондентом.

Когда Ясен Николаевич вручал мне диплом, я прямо на сцене ему говорю: «А Вы помните, что это Вы меня отправили на интернет-журналистику?» — «Правильно отправил или нет?» — спросил он. «Время покажет, но, вероятно, очень даже правильно», — ответила я. «Тогда пусть оно покажет Вам успех», — отметил Ясен Николаевич.

Время показало мне и, правда, что в новых технологиях будущее. Сейчас это уже наше настоящее. И это образование дало мне в миллиард раз больше, чем моя практика на ТВ, чем вообще работа по консервативным лекалам. Хотя свой говор я все же правила с преподавателем по речи, когда работала на «Маяке». И уже без такого говора выходила в эфир.

Так что от себя я крайне благодарна факту, что у нас был такой декан. Он говорил нам всегда, что именно мы — это свобода слова. Что мы как четвертая власть — или замалчиваем факты и подстраиваемся, или нет. Каждый решает сам.

И история доказала, что гонцов, которые приносят плохие вести (о реальном состоянии экономики России и дел в России вообще) убивают. Но нас научили свободе. Кто-то из моих однокурсников уничтожил в себе эту свободу мнения, начал транслировать гипнотическую пропаганду в массы, а кто-то (я знаю многих и горжусь дружбой с ними) знают, что свобода слова — это основа основ.

Покойтесь с миром, Ясен Николаевич.

«Бывают люди-ангелы»

Владимир Яковлев, «Продолжение следует»:

yakovlev

— Бывают люди-ангелы. Редко, но бывают.

Это люди, которые обладают невероятной, поразительной способностью — не противопоставлять идеи милосердию, а здравый смысл — идеологии.

Такие люди способны совершить почти невозможное — они способны творить добро в текущих обстоятельствах, не откладывая его на те, никогда не наступающие времена, когда обстоятельства станут более для добра подходящими.

Эти люди не умеют прощать. Потому что у них никогда нет повода обидеться.

Эти люди не умеют конфликтовать. Потому что конфликты мешают помогать тем, кому есть возможность помочь.

Эти люди не привлекают к себе внимания. Потому что не видят в этом необходимости.

Само существование таких людей — это огромная редкость, почти чудо. И поэтому просто оказаться в одном времени с таким человеком — это бесценный подарок судьбы.

Ясен Николаевич Засурский был таким человеком. Спасибо ему за то, что он был.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Биографии известных людей
Adblock
detector